Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

Устрицы и ценности: как бизнес работает с благотворительными фондами

Фото:РБК Тренды
Фото: РБК Тренды
Бизнес все чаще сотрудничает с благотворителями, но у многих предпринимателей такой опыт все еще вызывает недопонимание. Разбираемся, каким должно быть такое партнерство, чего от него ждать и как измерить эффективность

Каким может быть партнерство?

Владимир Перельман, основатель ресторанного холдинга Perelman People:

«Партнерство компаний и благотворительных фондов, на мой взгляд, должно выражаться в определенном продукте. Мы, например, посвятили десерт в форме сердца из кафе-кондитерской «Жемчуга» Фонду помощи детям «Обнаженные сердца», разработали акцию «Добрые устрицы» для Фонда Хабенского, 10 руб. с каждой проданной устрицы перечисляли в фонд. Это win-win — в случае с устрицами мы собрали больше миллиона рублей для детей с опухолями мозга, охваты акции прекрасные. Благодаря такому партнерству, с одной стороны, принимаем на себя миссию благотворительной организации, с другой — популяризируем ее бренд. Получается ненавязчивый, честный, добрый подход. И самое главное — мы даем людям возможность внести свой вклад, просто сделав заказ. Это даже трехсторонние взаимоотношения».

Андрей Барковский, начальник управления внешних коммуникаций банка «Открытие»:

«Ситуация с пандемией отлично показала, насколько важно обращать внимание на социальные и глобальные проблемы и насколько важно решать их в партнерстве — объединяя силы для поиска решений. В ближайшем будущем люди и компании будут активнее делиться тем, что у них есть, вносить вклад в борьбу с вызовами любого уровня и масштаба. Самый очевидный пример такого партнерства — коллаборации активистов и корпораций. Одни предложат своё видение, а вторые — капитал и навыки решения задач. Получится win-win — у активистов будут средства для развития своих идей, а бренды помогут обществу становиться лучше.

Пять способов сохранить бизнес и сделать бренд сильнее после пандемии

Совместные активности фондов и брендов могут быть громкими. В данном случае охват выступает мультипликатором конечной суммы помощи. Можно тихо передать фонду 1 млн руб. А можно превратить это в заметную активность, рассказать об этом большому количеству людей. И сумма пожертвования станет больше. Именно так мы поступили с благотворительным фондом Хабенского, с которым на карантине запустили акцию #изотворительность: на протяжении пяти дней мы выбирали самые популярные посты в группе «Изоизоляция» в фейсбуке и буквально превращали лайки в рубли. В результате фонд получил от банка 1 млн руб. пожертвований. В СМИ вышло 190 публикаций, 100% из которых были в позитивной тональности. Причин успеха акции #изотворительность несколько: популярность флешмоба с репродукциями, участие знаменитостей (фонд привлек Константина Хабенского, Басту, Александра Кержакова и других) и обостренное чувство поддержки и взаимовыручки в обществе. Конечно, еще повезло и с партнерами — фондом и администрацией паблика «Изоизоляция». За неделю удалось согласовать все тонкости, доработать детали и просчитать риски. Мы продолжим работать с фондом и в будущем, создавая еще больше полезных и вдохновляющих проектов».

Дмитрий Саава, операционный директор группы «Кашемир и Шелк»:

«Мы сотрудничали с фондом «Второе дыхание», который дает новую жизнь вещам. Старая одежда раздается малоимущим, перепродается в магазине проекта или отправляется на переработку. У «Второго дыхания» есть Charity Shop: мы отдавали туда свои вещи, призывали клиентов принять участие в акции. Все остались довольны сотрудничеством. Для нас важно не захламлять гардеробные клиентов, поэтому любой полезный для общества способ их освободить — всегда в плюс. Насколько я знаю, фонд остался доволен, потому что наши клиенты сдавали качественные вещи. Однако в постоянное сотрудничество это, к сожалению, не перешло.

Когда фонд обращался к нам уже после проведения акции, наши сотрудники, координирующие ее со стороны компании, в моменте решали другие горящие задачи. В этом смысле нам немного не хватило «бесшовности», когда усилий от компании нужно минимум — просто берись и делай по шаблону».

Должны ли совпадать ценности партнеров?

Андрей Барковский, начальник управления внешних коммуникаций банка «Открытие»:

«Ценности — самое важное в подобных отношениях. И речь даже не в конкретных адресатах, которые получат помощь. Важно одинаково смотреть на партнерство, способы ведения дел, прозрачность, — вплоть до выстраивания личных отношений.

Если один партнер ценит легкость и открытость, а другой хочет делать все максимально официально и неповоротлив, могут возникнуть сложности. Выстраивание партнерств — это дорога с двусторонним движением и требует вложений от обеих сторон».

Бизнес и общество: как во время кризиса рождается новая этика отношений

Дмитрий Саава, операционный директор группы «Кашемир и Шелк»:

«Без совпадения ценностей успешное сотрудничество невозможно. Правда, часто сложно добиться интеграции взглядов всех стейкхолдеров в компании — акционеру важны одни вещи, маркетологу — другие, эйчару — третьи. Благотворительность — очень эмоционально заряженная тема, поэтому здесь важно быть «на одной волне». Мы для себя, как для компании, в итоге этот вопрос так и не решили, во всяком случае, пока».

Евгений Лукьянчиков, директор по развитию бизнеса «Ситимобил»:

«Для успешного сотрудничества фондам нужно учитывать интересы бизнеса: например, мы не против других компаний, которые помогают той же организации, но мы точно против прямых конкурентов. По крайней мере, о таком нужно предупреждать заранее. Имеют значение и личные предпочтения человека, с которым вы общаетесь. Например, у меня многодетная семья, и тема помощи детям волнует меня больше остальных. А для кого-то это могут быть пожилые люди или другая социальная проблема».

Владимир Перельман, основатель ресторанного холдинга Perelman People:

«Бизнес не всегда процветает, мы буквально только что видели падение. Но, по моему мнению, бизнесу не следует оценивать затраты на благотворительность как затраты, они должны быть непререкаемыми. Таким образом мы оздоравливаем этот мир. Фонды для нас партнеры, реализующие благую миссию. Мы помогаем им в этом, спасибо, что они доверяют нам и позволяют быть рядом».

Как меняется благотворительность в эпоху пандемии: семь главных трендов

Почему бизнесу не всегда интересны фонды?

Дмитрий Саава, операционный директор группы «Кашемир и Шелк»:

«Я достаточно много времени трачу на филантропические истории как частное лицо, но как руководитель не вижу очевидных плюсов для компании в сотрудничестве с фондами. Чтобы это изменилось, нужно работать с «выгодоприобретателями» внутри компаний и менять отношение «бизнесовых» людей к отрасли. Мой личный опыт общения с НКО показывает, что многие из них уже прошли большой путь в плане подхода к бизнесу и научились качественно «упаковывать» свои программы для корпоративных доноров. Но человеческий фактор никто не отменял, поэтому если в компаниях будут сидеть «заряженные» на благотворительность эйчары и маркетологи, то НКО получат гораздо больше денег и волонтеров».

Владимир Перельман, основатель ресторанного холдинга Perelman People:

«Если с нами хочет сотрудничать фонд, то он вместе с нами придумывает креативную идею: нетривиальную и нешаблонную. Мне кажется, в идеале так правильно, важен индивидуальный подход к тому или иному бизнесу. Чтобы зацепить партнеров, фонду нужно влюбить их в свой бренд. Первый этап завоевывания аудитории нужно лишить пессимистичной коммуникации с просьбой об адресной помощи. Важно выстраивать коммуникацию, которая покажет, какая у фонда миссия в долгосрочной перспективе: «Мы хотим сделать мир лучше в том-то и том-то».

Работа со смыслом: на кого и где учиться, чтобы менять мир к лучшему Фото:из личного архива

Какой эффект для бизнеса должна приносить благотворительность?

Дмитрий Саава, операционный директор группы «Кашемир и Шелк»:

«Благотворительность должна в первую очередь приносить результат благополучателю и обществу в целом. Бизнес-интересы здесь вторичны. При этом если вы грамотно организуете сотрудничество, то как компания вы можете получить не только традиционные PR или повышение продаж, но и положительно повлиять на состояние своих сотрудников: дать им большую вовлеченность, большее ощущение своей полезности. Множество бизнесов в нашей стране — сфера услуг, а сфера услуг построена на людях. Поэтому важно, чтобы ваши люди чувствовали себя комфортно и были мотивированы. Участие в добрых делах очень здорово «перезаряжает батарейки» людям, дает им правильный настрой, делает их более эмоционально устойчивыми».

Евгений Лукьянчиков, директор по развитию бизнеса «Ситимобил»:

«Нам повезло, что у нас есть такой партнер, как Добро.Mail.ru, который помогает в разборе заявок от фондов, ориентирует, кому можно доверять. Когда они пришли и предложили запустить благотворительную акцию, мы согласились — получились «Добрые километры». Механика акции следующая: пользователь после совершения поездки может вместо чаевых (или в дополнение к ним) оставить сумму на благотворительность. Полученные деньги мы распределяем по четырем фондам — «Подари жизнь», «Жизнь как чудо», Фонд Константина Хабенского и «Живи сейчас» — они попадают на их корпоративные аккаунты в «Ситимобиле». Фонды могут использовать их на поездки для своих подопечных: детей, врачей и не только. Важно, что клиент может сделать перечисление регулярным — например, отчислять 5% от стоимости каждой поездки. На данный момент мы собрали порядка 3 млн руб. на поездки для подопечных фондов, получили более 1 тыс. публикаций с упоминанием нашей поддержки и получили бронзу на Silver Mercury в 2020 году за этот проект».

Дмитрий Ямпольский: «НКО можно и нужно учиться работать с государством» Фото:из личного архива

Андрей Барковский, начальник управления внешних коммуникаций банка «Открытие»:

«С одной стороны, не очень корректно оценивать эффективность благотворительности и социальной деятельности исключительно маркетинговыми метриками. В ряде случаев речь идет буквально о жизни и смерти, и говорить здесь об охватах и вовлеченности очень цинично. С другой стороны, добрые дела должны быть заметны.

Чем больше людей узнают о возможности кому-то помочь, тем больше шансов на то, что нуждающиеся получат необходимую помощь. К сожалению или к счастью, в том, как именно фонду привлечь бизнес, ничего нового придумать нельзя. Это бартер: вы просите что-то одно в обмен на что-то другое. Важно предложить партнеру что-то ценное. Универсального решения здесь нет, ко всем нужен свой подход».

Рубен Варданян, бизнесмен, филантроп, председатель совета директоров группы компаний Philin Philgood:

«Проблема в том, что люди в фондах иногда считают, что, если они делают хорошее дело, то вопросы документов, отчетов, прозрачности не так важны. «Мы же вас не обманываем — вот и отстаньте от нас». У донора возникает ощущение, что у него взяли деньги, а в ответ он получил письмо благодарности — и все. На самом деле, это должен быть сложный, длинный и прозрачный процесс взаимодействия.

Должно быть не только понятно, на что деньги были потрачены. Должно быть понятно, что они были потрачены эффективно. И что человек, давший деньги, тоже сопричастен добрым делам.

Другое дело, что обе стороны — и доноры, и фонды — больше интересуются процессами, чем результатами. Это подтверждает исследование, проведенное Никола Кроста, в котором приняли участие около четырех тысяч благотворительных фондов со всего мира. Решение о том, кому и как помогать, доноры нередко принимают по эмоциональным причинам, и не относятся к процессу помощи как к нормальному механизму, не ждут качественной обратной связи. Но устойчивая благотворительность требует других подходов.

Компании Philin и Philgood создавались именно для того, чтобы появилась устойчивая, системная благотворительность большого масштаба.

Я глубоко убежден, что единственный путь благотворительности в России — это ее профессионализация. Потому что без создания профессиональной инфраструктуры, без профессиональных советников, без прозрачных и четких правил невозможно увеличиться в десятки раз и начать по-настоящему влиять на изменения в обществе.

Как бизнес и государство помогают тем, кто помогает всем

Это, тем не менее, не отменяет эмоциональную составляющую, которую крайне важно сохранить.

Для того, чтобы партнерство бизнеса и фондов было эффективным, нужна постоянная обратная связь между ними, понимание взаимных ожиданий сторон. Иногда фонды и доноры — как институциональные, так и частные лица, — говорят на разных языках, и им нужен такой толмач, который объяснит все нюансы и поможет прийти к по-настоящему эффективному результату. Например, если говорить о стратегиях социальных проектов или маркетинговых кампаниях, то таким толмачом становится именно Philgood, и вместе с Philin они могут стать основой новой модели поддержки благотворительности в России».


Подписывайтесь на Telegram-канал РБК Тренды и будьте в курсе актуальных тенденций и прогнозов о будущем технологий, эко-номики, образования и инноваций.

Следующий материал: