Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

Как меняется благотворительность в эпоху пандемии: семь главных трендов

Это не грустный текст. Здесь благотворительные организации не будут жаловаться на жизнь и судьбу. Наоборот, они рассказывают, как их поддерживают жертвователи и бизнес, как удается уйти в онлайн там, где это казалось совершенно невозможным, как одни фонды помогают другим, а совместные акции собирают миллионы для нуждающихся буквально за несколько дней. Это текст про взаимовыручку и надежду.

1. Организации переходят в онлайн. Даже те, которые сами от себя такого не ожидали

Участники опроса фонда «КАФ» отметили, что основной трудностью, с которой они столкнулись, стал перевод текущей деятельности в онлайн. Каждая пятая организация никогда прежде не работала удаленно. У более чем четверти опрошенных инфраструктура не позволяет делать это полноценно.

«С нашими ребятами в детских домах репетиторы работали очно, мы планировали провести профориентационные программы и дни открытых дверей. Уйти в онлайн оказалось крайне тяжело», — объясняет директор по развитию фонда «Дети наши» Наталья Петрова. В региональных детских домах проблемы с интернетом, не хватает компьютеров, не хватает даже телефонов. Психологи, чтобы не терять связь с подопечными, договариваются с одним ребенком, чтобы он через два часа передал телефон другому.

В поисках гаджетов для своих подопечных организация кинула клич в соцсетях — как и многие другие. Ищутся, главным образом, ноутбуки, чтобы ребенок мог взять его и уйти к себе в комнату общаться с педагогом. В «Детских деревнях — SOS», где в общей сложности проживает около 600 детей, посчитали, что на все регионы им не хватает около 150 ноутбуков. Пока эта внеплановая потребность закрыта не полностью.

«Самое удивительное — нам удалось перевести в онлайн всю лечебно-педагогическую работу с детьми с нарушениями развития, — поделилась радостью директор Центра лечебной педагогики «Особое детство» Дарья Бережная. Занятия, первичные приемы, супервизии, консультации родителей — все это происходит теперь дистанционно. По ее словам, это потребовало максимальной мобилизации педагогической команды, но сейчас видно, что идея не останавливать работу и не прерывать занятия была очень верной. Сейчас на групповых и индивидуальных занятиях уже больше половины детей, которые занимались в ЦЛП в марте 2020 года.

«Совершенно поразительно, но наши дети («тяжелые», не пользующиеся речью и т.д.) демонстрируют большую сознательность и невероятную готовность к онлайн-обучению. Несколько групп перешли онлайн полностью, не потеряв ни одного участника, но некоторые семьи оказались не готовы заниматься онлайн».

«Не все наши подопечные могут переформатировать свою жизнь в онлайн. Людям с РАС сложно, когда что-то неожиданное происходит, и вся их размеренная жизнь резко и сильно меняется, — добавляет Иван Рожанский, директор фонда «Жизненный путь», помогающего особым взрослым. — Но наши специалисты и педагоги справляются. Например, в мастерской «Особая керамика» они проводят занятия онлайн, рисуют, проводят лекции».

Перестроились на занятия онлайн и инклюзивные мастерские «Простые вещи» в Санкт-Петербурге. Педагоги выстраивают индивидуальную и групповую работу со всеми участниками, стараются продолжать их творческие проекты и поддерживать связь.

Онлайн-тренд сохранится и после окончания карантина, пусть и в меньшем объеме, — уверен Дмитрий Дикман, член совета Рыбаков Фонда, эксперт по филантропии. «Уже сейчас понятно, что решать вопросы в онлайне гораздо оперативнее, а значит, это оптимизация расходов. Организации должны будут научиться делать в онлайне все, что технически возможно», — объясняет он.

2. Доноры не отказываются помогать, хотя все этого боялись

В кризис становится очевиднее самая простая вещь: чем более у организации диверсифицированные источники финансирования, тем больше у нее шансов выжить. Лучше других подстраховались те, у кого много частных жертвователей, подписанных на рекуррентные (регулярные) платежи.

«Частные массовые доноры — хотя их привлечение обходится дороже, а обслуживание более трудоемкое — именно они дают стабильный гарантированный поток денег. У нас их порядка 18 тыс. человек. На 2020 год мы рассчитывали получить от них около 240 млн руб., это больше половины всего бюджета, который мы должны собрать в этом году (413 млн руб.)», — рассказал РБК директор по фандрайзингу и коммуникациям «Детских деревень — SOS» Дмитрий Даушев. По его словам, первое, что в фонде сделали, — стали обращаться к имеющимся донорам, чтобы убедиться, что они не перестанут поддерживать организацию.

«В фандрайзинге доноры должны быть друзьями. Нас же друзья не бросают в тяжелое время? Тут должно быть примерно так же».

«Еще ни один человек не отписался от ежемесячных пожертвований в наш фонд, за чем всем им огромное спасибо. План по поступлениям от частных лиц за март даже чуть-чуть перевыполнен», — говорит Наталья Петрова. Она приводит в пример британское исследование 2011 года про поведение доноров в кризисный период. Там говорится, что в ситуации кризиса люди начинают жертвовать больше. Просто понимая, что им сейчас не очень хорошо, но есть люди, которым совсем плохо. И через эмпатию, через сочувствие они продолжают жертвовать. Парадокс, но мы видим, что люди от нас не уходят».

Фонд «Нужна помощь» также отмечает, что в марте по сравнению с февралем увеличилось число рекуррентных жертвователей. Сейчас их 22 тыс. человек, они пожертвовали фонду в марте 5,9 млн руб.

В «Русфонде», специализирующемся на адресном журналистском фандрайзинге (когда информация о сборе средств на конкретного человека распространяется в СМИ. — РБК), подсчитали, что по сравнению с февралем сборы сократились почти на 20%. Уменьшилось число мелких банковских пожертвований, большинство из которых — «сдача» при оплате услуг офлайн в Сбербанке.

В среднем на счет «Русфонда» ежедневно поступает до 1,5 млн руб. через эквайринг, в начале апреля на сайте появились QR-коды для упрощения пожертвования через мобильный телефон.

Естественным образом уменьшаются пожертвования от юридических лиц. В «Подари жизнь» прогнозируют, что в 2020 году фонд не досчитается более 100 млн руб. Правда, в марте появился крупный благотворитель, который перечислил пожертвование внепланово с учетом кризиса. Это помогло, но лишь частично и ненадолго.

«Русфонд», в свою очередь, сообщил, что за первый квартал 2020 года компании отправили больше 60 млн руб.

3. Появилась дополнительная помощь тем, кто в ней больше всего нуждается

Некоммерческие организации очень быстро сориентировались в ситуации, открыли новые или перепрофилировали имеющиеся программы на помощь тем, кому она нужна сейчас больше всего. Например, фонд «Созидание» 24 марта объявил сбор на помощь врачам.

«На нашем веку, к несчастью, уже были трагедии — Беслан, Саяно-Шушенская ГЭС, Крымск — и у фонда достаточно большой опыт быстрого реагирования в чрезвычайных ситуациях. Мы первыми открыли сбор, потому что понимали, что наши дарители все равно придут к нам с этим вопросом», — рассказала РБК директор фонда «Созидание» Елена Смирнова. По данным на 17 апреля фонд собрал около 12 млн руб. и оказал помощь 29 московским и региональным больницам. Средства в фонд жертвуют как частные лица, так и компании — МТС, Сбербанк и другие. Кроме того, сбор на помощь врачами открыли фонды «Правмир» (20,9 млн руб.), «Живой» (6,2 млн руб.) и «Предание» (958 тысяч руб.), все данные на 20 апреля.

У «Русфонда» 10 апреля стартовал новый фандрайзинговый проект помощи врачам, работающим в мобилизованных на борьбу с коронавирусом российских клиниках. Первым благополучателем стала приморская Краевая детская клиническая больница № 2, где развернуто 60 дополнительных коек для детей с внебольничной пневмонией.

Также на борьбу с коронавирусом выделяют средства крупные компании — холдинг USM Алишера Усманова (2 млрд руб.), «Яндекс» (1,5 млрд руб.), «Норильский никель» (10,5 млрд руб.), «А1» и другие.

Стало гораздо больше помощи пожилым людям, как волонтерской, так и материальной. «Поскольку пожилые люди сейчас в самой уязвимой группе — не только по медицинским факторам, но и потому, что они меньше могут позаботиться о себе, — фонд «Старость в радость» получает достаточно много помощи. Мы хотим поблагодарить компанию «Л’Этуаль», которая проводила акцию в нашу пользу до карантина. Несмотря на сложности, руководство приняло решение именно сейчас перечислить запланированные на помощь фонду в этом году средства — 10 млн руб. Мы направили помощь на оплату труда нянечек, дезсредства и подгузники. Кроме того, нам выделила 2,5 млн руб. онлайн-платформа Start. Эти деньги тоже пойдут на самые острые нужды, — говорит программный директор фонда «Старость в радость» Алла Романовская. — Фонд Тимченко сделал пожертвования на средства дезинфекции, гигиены, по уходу, а также помог перчатками и антисептиками, которые уже отправились в регионы. Компания L’Oréal поделилась антисептиками, которые она сама производит. Сотрудники Внешэкономбанка отдали свои маски, которые были отправлены в регионы. «Ростелеком» выделил нам средства на помощь пожилым».

Как сектор благотворительности выживает в период пандемии коронавируса

Однако все пожертвования в фонд «Старость в радость» целевые, что накладывает определенные ограничения. Алла Романовская поясняет: «Это значит, что нужды подопечных будут закрыты. Но вопрос поддержки административной деятельности самого фонда — в частности выплаты зарплат сотрудникам — остается открытым. На них сложнее найти средства».

Именно эту потребность призван закрыть грант «Новое измерение» с фондом 500 млн руб., объявленный фондом Потанина. Директор фонда Оксана Орачева надеется, что поддержка поможет организациям не просто пережить кризис в моменте, но и создаст условия для дальнейшего развития.

Еще один способ поддержать сектор — на этот раз технологический, — выбрал фонд «Дети наши», создатель первой специализированной для НКО CRM-системы Donor Relationship Management. В апреле можно воспользоваться «антикризисным» предложением: подключиться к базовой версии системы бесплатно (вместо 50 тыс. руб.), оплатив только техподдержку в минимальном пакете (2,5 тыс. руб. в месяц за трех пользователей). Организации с годовым оборотом меньше 3 млн руб. могут использовать DRM в течение трех месяцев бесплатно. «Фондам сейчас крайне важно смотреть на поведение доноров, анализировать источники поступления, их объемы и очень быстро принимать решения о том, какие еще фандрайзинговые акции запустить, какие каналы работают, какие нет. Поэтому мы решили, что мы тоже должны помогать», — говорит Наталья Петрова.

4. Развивается онлайн-фандрайзинг

В опросе «КАФ» говорится: «Четверть опрошенных организаций считают, что пришла пора вплотную заняться онлайн-фандрайзингом — самым быстрорастущим форматом сбора пожертвований».

«На 6 апреля у нас был запланирован благотворительный концерт в Большом театре на исторической сцене со звездами оперы, — рассказывает Екатерина Шергова. — Большой театр безвозмездно предоставил свою сцену и сотрудников, артисты должны были выступать бесплатно. Мы активно к этому готовились, я надеюсь, что концерт не отменен, а просто перенесен, мы очень рассчитываем, что он состоится. Но пока мы полностью переключились на онлайн.

У нас давно существует платформа «Друзья фонда «Подари жизнь», там можно делать в пользу фонда все, что угодно.

Например, сейчас в моде онлайн-вечеринки, люди собираются в онлайне со своими друзьями, жертвуют в фонд. Плюс мы активно сотрудничаем с разными онлайн-магазинами, которые размещают виджет нашего фонда у себя на сайте. Когда человек совершает покупки, он может пожертвовать нам деньги прямо там, без лишних переходов.

В Инстаграме фонда @podarizhizn у нас три раза в неделю прямые эфиры по вечерам. Это может быть мастер-класс по приготовлению голубцов от Алексея Зимина и Ники Белоцерковской, концерт Manizha или разговор Чулпан Хаматовой с Лизой Боярской и Максимом Матвеевым. Мы рассчитываем, что люди, которым это интересно, могут жертвовать в Инстаграме».

https://www.instagram.com/p/B_PknSkjmrn/

«Детские деревни — SOS» создали на сайте специальную страницу с советами, как поговорить с детьми о коронавирусе безопасно и комфортно для них и призывом о дополнительной поддержке. Кроме того, в процессе коммуникации крупный донор фонда, бизнесмен Игорь Рыбаков, предложил собирать для «Детских деревень» деньги во время прямых эфиров на своем YouTube-канале. По истечении трех месяцев он удвоит собранную сумму.

5. Фонды выходят за пределы своих миссий

«Развитие школы и социально-образовательной среды — это фокус работы Рыбаков Фонда. Поэтому сейчас, естественно, мы реагируем на ситуацию и поддерживаем школы и педагогов в переходе на дистанционное образование. Например, запустили спецпроект «Школа 2035» — платформу для организации школьного обучения — вместе с нашим партнером CORE. «Школа приложений». Но кроме этого, в новых условиях фонд начинает делать то, что просто необходимо делать сегодня, хотя раньше это не входило в нашу программу. Например, мы оказываем поддержку многодетным малоимущим семьям, которым особенно тяжело обеспечить учебный процесс детей из-за отсутствия компьютеров. Вместе с тремя некоммерческими организациями, непосредственно работающими с многодетными семьями, мы обеспечим 500 детей новыми ноутбуками для дистанционного обучения», — говорит член совета фонда Дмитрий Дикман.

6. Происходит сближение благотворительности и бизнеса

При том, что многие коммерческие компании сокращают объем помощи благотворительному сектору, есть и примеры новых коллабораций — порой весьма неожиданных.

«Кризис сподвиг компании идти с нами на контакт. До определенного момента мы чувствовали, что достигли потолка, а сейчас ситуация начала меняться, — рассказывает вице-президент Фонда продовольствия «Русь» Анна Алиева-Хрусталева. — Надо понимать, что с налоговой точки зрения компаниям выгоднее выкидывать продукты, чем отдавать их нам на благотворительность. При утилизации признается, что с этого объема не было получено прибыли, компания не платит налог на прибыль и может оформить возврат НДС. А если она отдает нам продукты, то делает это из чистой прибыли (11 апреля Владимир Путин дал поручение до 20 мая освободить продуктовые пожертвования от налогов. — РБК). Но даже несмотря на это, в нынешнее сложное время компании по договорам пожертвования отдают нам свои товары. Из новых компаний это, например, «Магнит». На Урале нам выделила объем «Увелка».

Зачем бизнес объединяет ресурсы для решения социальных проблем Фото: Вячеслав Замыслов / из личного архива

А психолог службы помощи бездомным «Каритас» Надежда Клюева сумела договориться с гостиницей Ibis на «Динамо» о выделении 5 номеров для подопечных своего фонда. Там на месяц поселились люди, которых фонд готовил к переезду в дома престарелых, и потому комплекты документов и справок оказались готовы заранее.

7. Объявляются акции — выбирайте любую и присоединяйтесь

1 апреля фонд «Нужна помощь» запустил акцию «Спасаем тех, кто спасает нас», сняв для нее ролик с участием звезд — Ивана Урганта, Юрия Шевчука, Данилы Козловского, Евгения Кисина и других:

Чтобы помочь фондам, нужно оформить на странице акции небольшое — 1 руб. в день — регулярное пожертвование в пользу одной из 216 благотворительных организаций России. На 11 апреля россияне пожертвовали около 3 млн руб., на рекурренты подписались свыше 15 тыс. человек. В этой акции больше поддержки получают известные организации, которые несут большие потери и рассказывают об этом, — «Дом с маяком», Фонд Хабенского, «Фонд профилактики рака», «Фонд борьбы с лейкемией» и другие.

«Ночлежка», вдохновившись опытом Германии и Казахстана, запустила акцию «Ты не один», в рамках которой любой человек по дороге в магазин или аптеку, не нарушая карантин, может оставить для нуждающегося человека набор предметов первой необходимости в прозрачном пакете.

«Мы в наши 120 наборов, которые мы развесили в Москве и Петербурге, положили лапшу быстрого приготовления, консервы мясные или рыбные (важно класть их с ключом), маленькую пачку печенья, несколько кусков мыла, зубную щетку и пасту, влажные антибактериальные салфетки, носки и маленькую бутылочку антисептика. С антисептиками сложно, и мы просим класть, если есть запас, которым можно поделиться. Такой набор можно купить в любом магазине у дома. Он стоит примерно 400—500 руб.», — рассказывает директор московского филиала Дарья Байбакова.

По ее словам, в этот же набор можно положить листовку-инструкцию про коронавирус, а на пакет надежно прикрепить листовку о том, что набор собран для бездомного человека, и те, кому нужна помощь, могут его взять. Такие пакеты можно оставлять в тех местах, где чаще всего бывают бездомные люди: у вокзалов, станций метро, продуктовых магазинов. Пакет нужно повесить на ограду или положить на скамейку, оставить на автобусной остановке. Главное — не класть его на землю, чтобы его не выбросили, и он не испачкался.

Фонд «Старость в радость» запустил акцию «Мы рядом», чтобы поддержать пожилых людей в домах престарелых, и сейчас активно развивает видеоволонтерство как самый доступный способ вживую поддержать пожилых людей. Также в рамках этой акции собираются средства на средства по уходу за маломобильными и дезинфекцию. Она особенно важно, потому что в домах престарелых и интернатах живет по 200—600 человек, к которым ежедневно приходит персонал.


Подписывайтесь и читайте нас в Яндекс.Дзене — технологии, инновации, эко-номика, образование и шеринг в одном канале.

Следующий материал: