Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

Как изменилось потребление россиян и что с этим делать бизнесу

Судя по опросам, которые проводились во время карантинных мер, большая часть граждан России после их отмены первым делом собиралась встретиться с родственниками. Но реальная картина оказалась несколько иной

Выход за покупками

Как показывают данные портала «Сбериндекс», при первой возможности свободно выйти на улицу жители городов отправились за покупками. А вот какой маршрут выхода из карантина сложился у бизнеса, можно узнать, посмотрев 29 июня трансляцию беседы представителей S7, «Леруа Мерлен», Mindbox и «Яндекс.Облако» в спецпроекте РБК «Локдаун».

Качество переходит в количество

В мае участники дискуссии обсуждали, как бизнес живет и работает в условиях карантина, закрытых границ и, главное, отсутствия покупателей. Они сошлись на том, что сам карантин — это только начало сложного периода, который можно смело назвать кризисом. Ослабление карантина, выход самоизолянтов на улицу не решит в один день проблемы b2c-бизнеса. Процесс выхода будет небыстрым. Первая декада июня, когда были сняты многие ограничения на самом большом рынке страны — столичном, — показали справедливость этого предположения.

Фото: Ugis Riba / Shutterstock
Фото: Ugis Riba / Shutterstock

Потребительская активность в секторе универсальных магазинов в начале июня была на 31,4% выше, чем год назад. На 119% увеличилось число покупателей компьютеров — намучившиеся на удаленке с одним ноутбуком на семью люди активно обновляют парк девайсов. Сектор бытовой техники и электроники показал рост 23,4%. Странным образом на 20,7% выросла активность клиентов винных магазинов. При этом все остальное, что ассоциируется с визитами к близким — местный транспорт, такси, цветы и подарки, — в явном минусе.

Изоляция ушла, шопинг остался: как изменилось потребление после пандемии Фото: из личного архива

В целом же потребительская активность, несмотря на отмену большинства карантинных мер и тот факт, что перекрытые границы держат людей дома, пока остается ниже уровня прошлого года на 8%.

«Это прежде всего показатель того, насколько изменилось отношение потребителей к тому, что они могут себе позволить, — говорит директор Центра исследования финансовых технологий и цифровой экономики Сколково-РЭШ Олег Шибанов. — Во время карантинов в большинстве стран и платежи по картам упали от 10 до 30%. Картина от страны к стране очень разная, но среднее число в 20% показывает, что люди стали сдерживать расходы».

Ожидать, что прежний уровень потребления вернется сразу, просто наивно: все кризисы оказывают влияние на желание людей яростно тратить, отмечает Олег Шибанов. Скорее они начнут больше складывать в копилку. По мнению психолога Станислава Шишканова, вся ситуация с эпидемией вообще сильно повлияла на мироощущение людей, которые стали больше задумываться о будущем.

По поводу сроков окончательного восстановления объемов потребительского спроса существуют разные точки зрения. Кто-то, как Morgan Stanley, прогнозирует быстрое восстановление: уже в IV квартале 2020 года все будет хорошо. Но большинство аналитиков, включая крупные государственные и негосударственные организации, прогнозируют медленное восстановление, отмечает Олег Шибанов.

Фото: Андрей Рудаков / Bloomberg
Фото: Андрей Рудаков / Bloomberg

Кризис всерьез и надолго

Например, статистика по США показывает, что люди становятся более осторожными. Они восприняли этот кризис всерьез, поверили, что он не пройдет через два месяца и будет иметь долгое эхо. Социологи обратили внимание на один любопытный эффект: во многих странах безработица существенно выросла, но в развивающихся экономиках работники чаще уходят в теневой сектор и продолжают трудиться, а в развитых странах, где государство решило оказать достаточно серьезную поддержку тем, кто лишился дохода, люди действительно нигде не трудятся и живут только на пособие.

«По данным исследований, люди, которые потеряли работу, приобретают новые привычки и ощущения, которые не получится быстро изменить. Если они несколько месяцев просидят на пособии, которое больше, чем их бывшая зарплата, они могут крепко задуматься, стоит ли им при первой возможности возвращаться на работу или лучше поискать себе другую, получше», — говорит Олег Шибанов. При этом потребительская активность безработных, даже получающих хорошее пособие, традиционно ниже, чем у людей, имеющих работу.

Потребление домохозяйств — основой драйвер большинства экономик. Даже в России частное потребление домохозяйств формирует около 50% ВВП. В США эта доля составляет 70% ВВП. Если этот сегмент снизит потребление даже на 10%, это будет очень серьезное снижение деловой активности и валового внутреннего продукта.

Бизнес и общество: как во время кризиса рождается новая этика отношений

Сейчас говорить о восстановлении докризисного потребительского поведения уже не приходится. «Когда мы смотрим на данные по странам, которые начинают выходить из карантинов или самоизоляций — Китай, Новая Зеландия, европейские страны, — оказывается, что привычки имеют тенденцию сохраняться. Если говорить про потребление физических товаров, то история с доставкой сохраняется. Пока не видно, чтобы люди резко переключились на походы в магазины и полностью бросили онлайн», — говорит Олег Шибанов. Безусловно, темпы роста этого сектора сократятся, но многие люди обнаружили для себя прелести онлайн-доставки и сохранят эту привычку. Другое дело, что за свежими товарами они, конечно, будут по-прежнему ходить в магазины и на рынки.

Вряд ли в полном объеме восстановится и социальная активность — посещение концертов, выставок, фитнес-центров и т.п. Она, конечно, вырастет по сравнению с апрелем-маем, но не сможет достичь уровня, который был даже в IV квартале 2019 года. Но по по структуре это потребление сохранится.

Фото: Francois Nel / Getty Images
Фото: Francois Nel / Getty Images

Какие из этого следуют выводы?

Первый — потребительские привычки явно поменяются. Эмоциональных покупок станет меньше, витрины уже не будут инструментом, хорошо продающим товар. Зато скидки, купоны и промокоды — все, что создает ощущение выгодной покупки, — будет востребовано больше, чем раньше.

Второй — многие компании малого и среднего бизнеса, которые приносили маржинальность в жертву росту, будут вынуждены обанкротиться. Прибыль сейчас оказалась важнее увеличения масштаба бизнеса.

Третий — онлайн-активности, которые пришли в нашу жизнь, в ней и останутся. В каком объеме, пока можно только гадать. Из свежего опроса преподавателей российских университетов видно, что почти 40% респондентов планируют и далее активно использовать онлайн-технологии. При этом для многих из них «карантинный» опыт стал первым в сфере удаленного обучения. Еще около 20% считают, что это будет меньшей частью их деятельности, но все равно останется частью учебного процесса.

Цифровизируй это: какими активностями мы теперь занимаемся онлайн

До конца июня весь бизнес вне зависимости от размера будет анализировать текущую ситуацию, корректировать свои планы развития или, скорее, сокращения. А вот со второго полугодия стоит ждать его масштабной реструктуризации и появления новых рыночных ниш, которые освободят предприниматели, не сумевшие справиться с вирусным ударом. Как найти эту нишу и как не стать тем самым предпринимателем, освободившим место для конкурентов, будут говорить практики, представители компаний, каждая из которых выбрала свой набор инструментом для минимизации последствий эпидемии. Их откровенный разговор, который модерирует ведущий РБК, можно посмотреть 29 июня в полдень (время московское) на странице проекта.


Подписывайтесь на Telegram-канал РБК Тренды и будьте в курсе актуальных тенденций и прогнозов о будущем технологий, эко-номики, образования и инноваций.

Следующий материал: