Вторая смена: почему большую часть бесплатного труда дома делают женщины

Фото: Unsplash
Фото: Unsplash
Разбираемся, почему неравенство между мужчинами и женщинами в распределении домашней работы все еще существует, как оно вредит представителям обоих полов и что мешает решить эту проблему в России

Материал приурочен к выходу книги Дарси Локман «Право на гнев. Почему в XXI веке воспитание детей и домашние обязанности до сих пор лежат на женщинах». Текст предоставлен фондом «Нужна помощь». РБК Тренды приводят его сокращенную версию. С полным вариантом статьи можно ознакомиться на сайте фонда.

Этот материал ребята из команды Трендов обсудили в выпуске подкаста «Летучка». Послушать можно на любой удобной платформе: в плеере выше, в Apple Podcasts, CastBox, «Яндекс.Музыке», Google Podcasts и везде, где есть подкасты.

Масштабы проблемы

По данным проекта «Если быть точным», в России женщины тратят на быт и заботу о детях, пожилых и больных родственниках в среднем в два раза больше часов, чем мужчины.

Исследователи проекта также подсчитали: если бы потраченное россиянками на быт и заботу о близких время за 2021 год оплачивалось в соответствии с средней зарплатой в стране, сумма составила бы 17% ВВП.

Неравенство в распределении домашних обязанностей во всем мире сохраняется несмотря на то, что в современном обществе женщины получают больше прав и возможностей, а мужчины чаще придерживаются профеминистских взглядов. По данным опроса исследовательского центра Пью, в США мужчины уверены, что выполняют не меньше работы по дому, чем женщины — но их девушкам и женам так не кажется. 41% отцов считают, что домашние обязанности в семье делятся поровну. Это мнение разделяют лишь 31% матерей.

Фото:Marcos Brindicci / Getty Images
Социальная экономика Что такое феминизм — в пяти терминах

Дарси Локман упоминает опрос Newsweek, в котором участвовали 200 пар из штата Огайо. Согласно результатам, в парах с двумя работающими партнерами до рождения детей каждый уделял домашним обязанностям по 15 часов в неделю. После появления первого малыша женщины добавляли к этому времени по 22 часа, а мужчины — на 8 часов меньше. При этом мужчины урезали время на домашние дела на 5 часов, а женщины — нет.

Как подчеркивает эксперт ООН по гендерным вопросам Зоя Хоткина, многим женщинам приходится брать на себя обязанности не только по дому и воспитанию детей, но и по уходу за пожилыми родителями. С этой проблемой сталкиваются в основном люди 45-60 лет — их называют «поколением сэндвич», так как они зажаты обязанностями с двух сторон.

Фото:Unsplash
Социальная экономика Жизнь ради других: что такое поколение «сэндвич»

Из-за неравного распределения домашнего труда женщины меньше времени уделяют отдыху и карьере. Иногда им приходится выбирать место работы ближе к дому или график, который проще сочетать с уходом за детьми. Но равенство в домашних обязанностях принесло бы пользу не только женщинам, но и мужчинам. Согласно исследованию института Готтмана, отцы, которые прошли программу обучения по уходу за ребенком, имеют более крепкие отношения с детьми, а также реже проявляют признаки тревожности и депрессии. По статистике, пары, в которых мужчина выполняет больше трети домашних дел, чаще занимаются сексом, чем остальные.

Дарси Локман также пишет, что распределение домашнего труда — основной источник супружеских конфликтов после рождения детей.

Как мужчинам удается избегать домашних обязанностей — и что с этим делать в собственной семье

По словам Дарси Локман, женщина обычно остается «родителем по умолчанию» — даже если мужчина готов брать часть бытовых и родительских обязанностей на себя, его нужно об этом просить. Женщинам также приходится планировать домашние дела, напоминать о них мужчинам, проверять, все ли сделано — и это тоже отнимает время и силы, пишет Локман.

Автор книги перечисляет защитные стратегии, которые мужчины используют, чтобы перекладывать обязанности на женщин:

  • приверженность к низким стандартам;
  • пассивное сопротивление;
  • стратегическую некомпетентность;
  • стратегическую похвалу;
  • полное отрицание.

Это значит, что мужчины могут считать ответственными за домашнюю работу человека, который хочет, чтобы она была выполнена («Тебе кажется, что в доме должно быть чище — вот ты и убирайся»). А еще делать все так медленно или плохо, чтобы женщина потеряла терпение и разобралась со всем сама. Или каждый раз спрашивать, все ли получается правильно, и ждать одобрения — чтобы женщина все равно постоянно отвлекалась и ей было проще взять работу на себя. Наконец, некоторые мужчины не меняют свое поведение, сколько ни проси («Такая уж у меня жена. Она всегда должна чем-то заниматься. В любой день недели она просто не может сидеть без дела!»)

Фото:Pablo Blazquez Dominguez / Getty Images
Социальная экономика Что такое феминизм на самом деле — история, современность, мифы

Как объясняет Дарси Локман, многие женщины предпочитают терпеть сложившуюся ситуацию — например, потому что боятся расстроить партнера или разрушить отношения. Иногда женщины сами убеждены, что брать на себя все домашние и родительские обязанности — их моральный долг; а иногда считают, что все равно ничего не изменится.

Психолог Мария Триерс советует поговорить о распределении обязанностей с партнером прямо, без намеков и невысказанных ожиданий.

Мария Триерс, психолог: «Нужно обращать внимание на то, что и как вы говорите: важно не предъявлять претензии, а просить. Хороший прием — доносить то, что вас не устраивает, через «я»-выражения. Переход с «ты» на «я» в описании своих потребностей обычно смягчает ситуацию».

Эксперт также советует обсудить распределение обязанностей с партнером в начале отношений. Это может предотвратить конфликты впоследствии.

Какие стереотипы поддерживают гендерное неравенство

В книге Дарси Локман перечисляет причины, по которым женщины во всем мире занимаются бытом и родительскими обязанностями больше, чем мужчины. Главная из них — убежденность многих людей в том, что женщины от природы имеют больше способностей к заботе о детях, чем мужчины.

Как объясняет Локман, это неправда: пресловутого материнского инстинкта не существует. Инстинкт в биологии — это неизменная последовательность действий в ответ на определенный стимул, одинаковая для всех представителей вида. Женщины же ведут себя во время родов в соответствии с культурными нормами, пишет Дарси. Например, в обществе бушменов на юге Африки они сидят в одиночестве в выложенной листьями ямке, стараются терпеть боль молча из-за страха разгневать богов, а потом обрезают пуповину палкой и кладут плаценту возле малыша.

Привязанность к детям также возникает со временем: антропологи выяснили, что матери бросают детей обычно в первые 72 часа после родов.

По словам Локман, многие люди пытаются доказать предрасположенность женщин к материнству тем, что во время беременности из-за гормональных изменений женщины переживают особый нейробиологический опыт. Но на самом деле, комментирует автор книги, будущие отцы тоже испытывают рост пролактина, кортизола и эстрогена, пока малыш находится в утробе — а уровень тестостерона у них снижается.

Как объясняет Дарси, тезис, что женщины предназначены воспитывать детей, часто аргументируют особенностями женского мозга. Но в реальности сходств в работе мужского и женского мозга больше, чем различий. Кроме того, мозг человека пластичен — в поведении людей не так много врожденного, пишет Локман. Мы способны учиться новому вне зависимости от пола. Никто не появляется на свет с нейросетью, отвечающей за покупку детского питания или посещение родительских собраний. Подробнее о частых заблуждениях по поводу работы человеческого мозга можно почитать в книге «Право на гнев. Почему в XXI веке воспитание детей и домашние обязанности до сих пор лежат на женщинах».

По мнению Дарси Локман, различия в мужском и женском поведении объясняются не особенностями мозга, а тем, что ребенка поощряют проявлять «мужские» или «женские» черты, а за противоположное поведение критикуют.

Фото:Shutterstock
Экономика образования Ж – женская мизогиния: истоки гендерных стереотипов

Например, в ходе исследования ученые наблюдали за детьми, которые выбирали игрушки. Оказалось, что мальчики трех-четырех лет тратят 21% своего времени на «девчачьи игрушки», когда они играют одни, и 10%, если рядом играет другой ребенок. Девочки выбирают «мальчишечьи игрушки» в одиночестве 34% времени, а вместе с кем-то еще — 24%.

С детства девочкам внушают, что их предназначение — брак и материнство. Поэтому впоследствии девушки и женщины готовы брать на себя все хлопоты по дому и воспитанию детей, мириться с нежеланием партнера помогать. Иными словами, делать все, что угодно, чтобы создать и удержать семью. Они также стараются быть «женственными», чтобы соответствовать ожиданиям общества, и тем самым поддерживают существование этих ожиданий.

В то же время мальчиков с детства осуждают за эмоциональность или интерес к игре в куклы вместо машинок, поэтому они приучаются избегать проявлений «немужественного» поведения.

Все это значит, что на самом деле мужчины и женщины одинаково способны убираться дома, заботиться о детях или ухаживать за пожилыми родственниками, если потратили достаточно времени, чтобы этому научиться.

Как (не) решалась проблема бесплатного женского труда в СССР

По словам гендерной исследовательницы и ведущей телеграм-канала «Бессмертный пол» Александры Талавер, на бумаге женщины в СССР были равноправны с мужчинами. Беременные и женщины с детьми даже обладали специальными правами, в основном трудовыми.

Александра Талавер, докторантка факультета гендерных исследований Центрально-Европейского университета (Вена), приглашенная исследовательница Центра современной истории (Потсдам):

«Законодательство в разные годы менялось, но, например, беременных было запрещено выводить в ночные смены или отправлять в командировки. Или увольнять — точнее, «освобождать от работы» — увольнения в Советском Союзе толком и не было. Женщины могли взять отпуск по уходу за ребенком. Им разрешали работать из дома или по гибкому графику, пока ребенку не исполнится 14 лет. На практике эти законы являлись реакцией на то, что советская утопия по обобществлению воспитания детей никогда не была реализована.

Согласно идеальному социалистическому проекту, женщина рожает ребенка, ухаживает за ним первые 56 или 117 дней после рождения, все остальное делает государство. Это значит, что на предприятиях есть ясли, а женщина во время рабочих смен получает перерывы для кормления ребенка грудью. После яслей ребенок отправляется в детский сад, школу или интернат, летом есть лагеря и санатории…

Но весь проект был невероятно дорогим, поэтому женщинам приходилось постоянно бороться за выделение средств на инфраструктуру. В итоге женщины перераспределения средств так и не добились, поэтому большая часть ухода за ребенком оказывалась на плечах матери. Больше того, в 1944 году появился закон о введении статуса «мать-героиня» и увеличении поддержки многодетным матерям. Он снимал с мужчин любую ответственность за детей, рожденных вне брака. Одиноким матерям алименты выплачивало государство, но денежная сумма была значительно меньше».

Садиков и яслей не хватало все время, подчеркивает Александра. Даже когда инфраструктура строилась, она часто была низкого качества. Вопрос плохого распределения средств и невыполнения планов — лейтмотив, который звучит с 1950-х по 1980-е годы, продолжает эксперт. Например, в 1975 году женщины обсуждали изменение нормативов питания в яслях и детских садах, которые сохранились еще с 1940-х: тридцать лет детей кормили по нормам военного времени.

Александра объясняет, что в Советском Союзе были проблемы с бытовой техникой: пылесосами, стиральными машинками, посудомойками — всем, что могло облегчить жизнь домохозяйки. Дефицит также заставлял женщин проводить много времени в очередях и тратить усилия на покупку товаров.

По словам эксперта, какие бы законы не писали, их регулярно нарушали. Об этом сообщали в ВЦСПС, это могли обсуждать на собраниях ЦК КПСС, на предприятиях были рейды, но не всегда.

Фото:Pexels
Социальная экономика Уборка, дом, работа: как женщины оценивают свои права

В СССР постоянно проводили опросы бюджета времени, комментирует Александра. Живущим вместе женщинам и мужчинам задавали вопросы: сколько времени у них уходит на ребенка, сколько на готовку и уборку, сколько на досуг. На протяжении всего советского времени и во всех республиках в среднем женщины тратили на уход за детьми и домашнюю работу больше времени.

При этом важно, что в официальном советском дискурсе этот дисбаланс обсуждался как проблема, считает Александра. В меньшей мере в сталинские времена, в большей — в хрущевские и брежневские.

Александра Талавер, докторантка факультета гендерных исследований Центрально-Европейского университета (Вена), приглашенная исследовательница Центра современной истории (Потсдам):

«Сейчас мы как норму воспринимаем многие вещи: ясли и детские сады, охранное законодательство для беременных женщин, декретный отпуск. Все это в той или иной мере наследует советскому проекту. Можно сказать, что в современной России есть инфраструктура, не получившая полного развития и в значительной степени разрушенная, но тем не менее худо-бедно существующая — в отличие от США или, например, Эквадора, где нет общественного транспорта.

Но все эти услуги значительно подорожали. Понятно, что в Советском Союзе выплаты были устроены сложнее, многое вычиталось из зарплаты, но тем не менее продвигалась идея, что все должно быть бесплатным и доступным. В современной России у нас есть представление о том, что ребенок — это дорогой проект. Право на материнство надо заслужить, потому что это недешево.

Во времена перестройки Горбачев поднимал проблему двойной нагрузки женщин, но какое решение он предлагал — и вслед за ним 1990-е и нулевые? Нам не говорят: «Давайте направим весь наш военный бюджет на постройку детских садов и школ продленного дня». Нам говорят: «Если женщина устала от двойной нагрузки, она может быть домохозяйкой».

Что происходит в постсоветской России

По словам Зои Хоткиной, чем богаче страна и чем выше в ней доходы семей, тем меньше времени у женщин отнимает домашний труд. Например, более обеспеченные семьи могут нанять уборщицу, няню или сиделку.

Женщины с высокой зарплатой и статусом у нас в стране также тратят на домашнюю работу меньше времени, но только в будние дни. В выходные они как бы «наверстывают упущенное», объясняет Зоя Хоткина. Так женщины стараются доказать: они остаются хорошими женами и матерями, несмотря на карьеру.

Меняется и отношение мужчин к домашнему труду.

Зоя Хоткина, кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник Лаборатории гендерных проблем Института социально-экономических проблем народонаселения им. Н.М. Римашевской РАН, гендерный эксперт ООН:

«В докладе 2020 года Международная организация труда определила, что за последние 30 лет вклад мужчин в домашний труд увеличился вдвое. А дальше очень смешно: вдвое — это как? Они дают цифры, что за последние 15 лет мужчины стали работать больше на восемь минут каждый день. Получается примерно по полминуты за год.

А время женщин на домашний труд сократилось на 15 минут — по минуте в год. В результате, если мы такими темпами будем двигаться навстречу друг другу, через 209 лет у нас будет равенство в домашнем труде».

По словам Зои Хоткиной, большая часть социальной политики в России направлена на помощь семьям с детьми. Но разрабатывают эту политику мужчины, подчеркивает эксперт, так как на уровне принятия решений их большинство.

В России среди 21 министра в стране одна женщина — это Ольга Любимова, министр культуры. Женщины занимают всего 9% должностей в федеральном правительстве и 16% мест в Госдуме. В регионах ситуация немногим, но лучше: женщинам досталось 25,8% постов в органах исполнительной власти и 16,8% депутатских мандатов.

Лена Аверьянова, главный редактор «Нет, это нормально» и Chips Journal:

«Глава совета отцов прямым текстом говорит, что мужчина в отпуске по уходу за ребенком — это ненормально. Понимаете, у нас женщина — родитель по умолчанию, и это поддерживается на всех уровнях. В России сильны патриархальные установки, которые низводят женщину до материнской функции. 71% россиян считают, что быть матерью и хозяйкой — женское предназначение».

Как изменить ситуацию в обществе

Лена Аверьянова отмечает: прежде всего нужно признать проблему, обозначить ее, назвать. По-честному сказать: да, у нас в родительстве заметный невооруженным глазом гендерный перекос — все на женщинах. Также важно отказаться от гендерных стереотипов в воспитании детей: не говорить детям, что «мама знает лучше папы», подключать детей к домашним делам вне зависимости от их пола, проговаривать и обсуждать позитивные примеры равноправного родительства.

Лена Аверьянова, главный редактор «Нет, это нормально» и Chips Journal:

«Знаете, есть такая уже ставшая притчей история о том, как одной женщине сделали замечание за то, что ее сын играет в куклы, на что она ответила: «А что в этом такого? Что может случиться? Он может стать хорошим отцом, например?» Кажется, что это все мелочи и ерунда и нужно думать о более глобальных вещах. Но именно мелочи и лежат в основе тех ценностей, которые приводят к неравенству, насилию и дискриминации».

Обновлено 01.09.2022
Главная Лента Подписаться Поделиться
Закрыть