Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

Вышки 5G и цифровой фашизм: нужно ли бояться технологий после пандемии

Фото:из личного архива
Фото: из личного архива
Бурное развитие технологий может либо помочь нам развеивать мифы и конспирологические теории, либо породить множество новых. Какой сценарий наиболее вероятен и почему, рассказал Илья Яблоков

Об авторе: Илья Яблоков — историк, медиаэксперт, выпускник докторантуры Манчестерского университета, лектор университета Лидса (Великобритания). Автор книги «Русская культура заговора: конспирологические теории на постсоветском пространстве». Более десяти лет исследует теории заговора на постсоветском пространстве, рассматривая их как ключевой элемент культуры, политики и национального строительства.

Можно не сомневаться, что нынешний кризис, вызванный глобальной пандемией коронавируса, войдет в историю науки и технологий как одно из ключевых событий. Обмен информацией в реальном времени между учеными по всему миру для поиска вакцины от вируса — сам по себе потрясающ как явление международной академической солидарности. Использование больших объемов данных для обнаружения потенциальных переносчиков вируса и локализации эпидемии не менее значимо, хотя и более противоречиво. То, что раньше воспринималось как издержки авторитарных режимов, теперь «маячит» даже в самых демократических странах.

Что такое цифровой тоталитаризм и возможен ли он в России

Наконец, социальная перспектива глобальной пандемии — то, с какой скоростью непроверенная, и часто опасная информация доходит до конечного пользователя интернета — не менее занимательна. Есть шутка о том, что конспирологи, считающие вышки 5G смертельно опасными, зря беспокоятся: с помощью них они быстрее смогут делиться своими страхами о глобальном заговоре. Однако, теперь эта шутка не выглядит такой уж смешной.

Одновременно со вспышками ситуативной паранойи о коронавирусе, Билле Гейтсе и власти «золотого миллиарда» возникает и другое, вполне справедливое опасение: как будут использованы данные о нашем здоровье и местонахождении, полученные корпорациями и правительствами? Стоит ли ожидать «цифрового фашизма» или это — лишь очередной извод движения луддитов, естественного человеческого страха грядущей технической революции?

Технооптимизм vs технопессимизм

Отношение к инновационным разработкам укоренено в культуре и, как показывают современные социологические исследования, без внимательного изучения культурных представлений людей невозможно понять всю ту роль, которую играют технологии в современном обществе. Кто-то может видеть в них религию и спасение от всех бед. Взять, к примеру, датаизм, о котором в своей книге «HOMO DEUS. Краткая история будущего» рассказывает футуролог Юваль Харари. Большие данные обещают открыть новый потенциал и возможности в конвергенции технических и биологических систем. С другой стороны, большие данные в какой-то момент сделают более эффективным искусственный интеллект и роботов, а они заменят человека во многих профессиях. Технофобы опасаются и того, что цифровые технологии вскоре превратят жизнь людей в антиутопию, не хуже, чем было описано в фантастических романах XX века.

Прогнозы футурологов настоящего и прошлого: что сбылось, а что — нет Фото:Jude Beck / Unsplash

При этом исследования российских социологов демонстрируют, что среди россиян больше технооптимистов, чем технопессимистов. Виктор Вахштайн, профессор социологии московской Шанинки, считает, в России вера в технологии и доверие к ним имеет прямую корреляцию с политическими настроениями. Чем меньше граждане доверяют государственным институтам, тем больше у них доверия к технологиям. Вера в то, что они могут наладить то, что не удается починить/построить людям, облеченным властью, судя по всему является элементом социалистического прошлого. Однако это не означает, что люди готовы беспрекословно вводить новые технологии в свою повседневность. То же исследование показывает, что в России готовность населения к внедрению, например, робота-водителя оказалась ниже, чем в ЕС (36% в России против 51% в ЕС).

Фото: Jack Taylor / Getty Images
Фото: Jack Taylor / Getty Images

Политическая проблема

В контексте глобальной пандемии и резкого внедрения технологий цифровой слежки в повседневную жизнь россиян будет любопытно проследить, как будет меняться отношение к цифровому присутствию государства в личной жизни. В разгар пандемии слежение за потенциальными больными коронавирусом стала официальной политикой российского правительства, хотя здесь они явно оказались неоригинальны: практически все европейские государства объявили о создании приложений для мониторинга возможных вспышек эпидемии. Во время глобальных катастроф, таких как коронавирусная пандемия, граждане действительно готовы поступиться свободами ради выживания.

Однако вопрос теперь стоит иначе: в какой момент правительства и корпорации, зарабатывающие свои состояния на личных данных пользователей, выйдут из нашего личного пространства? Где шансы, что через пару десятилетий мы не окажемся внутри цифрового гетто, наподобие Синьцзян-Уйгурского, а система социальных баллов не будет рассчитываться на основе прививок и болезней, перенесенных человеком?

Китайские ученые разгадали секрет COVID-19? Разбираем новость с экспертом

Дилемма излишней подозрительности

Последний вопрос занимает многих и является продолжением той самой дилеммы «безопасность/процветание vs свобода/независимость». Аргумент экономического процветания играет большую роль в дебатах о введении цифровых приложений для мониторинга заболевших коронавирусом: чем точнее правительство будет контролировать заболеваемость, тем эффективнее будет изолировать потенциально зараженных без массовой приостановки экономики.

Стремление ко всеобщему благу, тем не менее, имеет и свою отрицательную сторону: то, до чего дошел сбор и мониторинг наших данных разными правительствами и о чем поведал Эдвард Сноуден в 2013 году, во многом, начиналось именно с намерения защитить граждан от террористической угрозы.

Что будет с теориями заговора

Подобные сомнения — неотъемлемая часть рационального мышления. Теории заговора — не такие уж иррациональные и параноидальные попытки осмыслить действительность, как может показаться. За ними кроется попытка понять происходящее, придать ему определенный смысл, проанализировать взаимоотношения между различными социальными акторами и институтами в обществе. Однако проблема популярности теорий заговора в этом контексте многосоставна.

  • С одной стороны, благодаря усилению государственных и частных структур конспирологические теории все больше будут приобретать формат разоблачений власти в том или ином обществе.

Поскольку в ближайшие несколько лет человечество погрузится в финансовую рецессию (а популярность теорий заговора всегда идет в гору во времена финансовых неурядиц), подозрения по поводу успеха той или иной IT-корпорации будут идти рука об руку с обвинениями ее руководства в заговоре против обычных людей.

Если пандемия коронавируса действительно сильно изменит наше общество, то теории заговора вокруг этого заболевания станут чем-то вроде естественной части дискурса вокруг «двигателя на воде» — городской легенды о якобы изобретенном водяном двигателе, производство которого запрещено благодаря лоббизму нефтяников.

Фото: Martin Divisek / ТАСС
Фото: Martin Divisek / ТАСС

Идея, через которую хорошо видна критика крупных, прежде всего нефтедобывающих корпораций, имеющих огромное влияние на политиков по всему миру. Глобальные IT-компании сродни нефтяным гигантам XXI века, поэтому конспирология вокруг них будет неизбежна и, во-многом, естественна.

  • С другой стороны, теории заговора вокруг коронавируса, заполонившие Twitter и YouTube в последние месяцы — это то, что ожидает нас в ближайшем будущем именно благодаря тому, как функционируют эти средства коммуникации.

Алгоритмы социальных сетей работают на то, чтобы пользователь как можно дольше оставался онлайн.

«Ищу самые красивые помидоры»: как меняется наше поведение на карантине

По сути, это кроличья нора, которая приводит миллионы пользователей в мир конспирологов, где все переплетено и ничего не происходит случайно. Попадая в него, пользователь найдет любую теорию себе по вкусу, по хэштегам и ссылкам пройдет по нескольким видео, а мозг будет требовать еще больше подобного контента, тем самым увеличивая привязанность человека к определенным сайтам и предположениям.

Мы сталкиваемся с любопытной философской проблемой: недоверие к государственным институтам будет одновременно повышать и веру в технологический прогресс, и популярность теорий заговора вокруг технологий, которые помогают этому прогрессу. Если крупные технологические гиганты или правительства не поступятся частью своих полномочий и заработков, чтобы разрешить эту проблему, ближайшее десятилетие вполне может стать эрой глобальной паранойи.


Подписывайтесь на Telegram-канал РБК Тренды и будьте в курсе актуальных тенденций и прогнозов о будущем технологий, эко-номики, образования и инноваций.

Следующий материал: