Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

«Ищу самые красивые помидоры»: как меняется наше поведение на карантине

Выйти за пределы своего информационного пузыря сейчас сложнее, чем обычно, а соблазн судить о социальной реальности по примеру близких только растет. Социологи изучили, как на самом деле изменилось наше поведение

Социологов ситуация последних месяцев может даже порадовать — происходящие изменения открывают большие возможности для исследования. Результаты этой работы помогут нам понять, как изменилось общение, построение планов и покупательские стратегии.

В апреле 12 исследовательских агентств организовали совместное исследование в 11 городах России: провели 25 фокус-групп и 20 глубинных интервью. Инициатором стала компания «Радость понимания». В мае компания обновила результаты вместе с исследователями из TIBURON Research: социологи провели еще 15 качественных интервью и опросили 600 жителей больших городов России. Мы публикуем последние данные, а следить за обновлениями можно в телеграм-канале проекта.

Социальные связи: слабые слабеют, сильные укрепляются

Самоизоляция помогла по-новому посмотреть на свой круг общения. Многие с удивлением заметили, что не скучают по большей части своих родственников, приятелей и знакомых. Люди задумываются, дает ли им это общение что-то ценное, или они тратят время впустую. Кроме того, вероятность случайных встреч сегодня сошла на нет — и это стало «индульгенцией» для отказа от общения.

«Я не люблю в гости ходить и, тем более, к себе гостей звать, раньше делала потому, что надо было, а теперь можно просто сказать «мы самоизолировались» и не придумывать объяснения».

«Есть знакомые, с которыми я раньше встречался раз-два в месяц, куда-то ходили, сидели, болтали, выпивали, а теперь нет и не надо. Я обнаружил, что вообще про них не вспоминаю».

В то же время прочные связи стали еще прочнее, ценность общения с по-настоящему близкими людьми возросла.

Изоляция или социализация: как VR повлияет на человеческое общение Фото:Noam Galai / Getty Images

«Я всю жизнь тесно общалась с сестрой, вот мы с ней стали еще ближе, больше общаемся, поддерживаем друг друга. Я поняла, как скучаю по ней и по ее детям, мои племянникам, как хочу скорее их увидеть и обнять. Когда каждый день крутишься, то забываешь проявить внимание и заботу, а тут понимаешь, что на самом деле важно».

Ожили старые, прерванные или ставшие менее интенсивными, но значимые связи: с друзьями детства, одноклассниками, однокурсниками, близкими коллегами с прошлой работы, особенно с теми, кто живет в других городах и странах. Эпидемия и карантин стали поводом выйти на связь и дали общую тему для обсуждения.

«Я через соцсети разыскал своего школьного друга, с которым давно не общались. Я родился и учился в Казахстане, давно уехал, а он и сейчас там живет. Просто появился повод написать, узнать, как дела, как здоровье, как семья, как у них с эпидемией дела обстоят, что у них можно, что нельзя…»

Сокращение пространства спонтанности

Сейчас любой выход из дома требует собранности и подготовки: маска, перчатки, а иногда и предварительное получение пропуска. Большая часть мест, куда люди раньше могли пойти спонтанно, закрыты и недоступны. Нельзя отправиться не только в парк, кафе, бар, ТЦ, кинотеатр, но и просто прогуляться с друзьями, зайти в гости, встретиться в центре или на набережной.

Стало меньше спонтанных покупок. Люди стараются экономить, не готовы «спускать деньги» на то, в чем нет насущной необходимости, особенно учитывая неясные финансовые перспективы.

«Раньше я могла купить себе новый чехол на телефон или какую-то другую приятную мелочь (косметику, бижутерию, заколку), а сейчас уже думаешь, а надо ли мне это, считаешь деньги».

Или просто не попадают в места, где что-то могло бы их «соблазнить».

«Идешь на работу, зайдешь в кофейню за кофе, заедешь в ТЦ за продуктами, купишь себе что-то из косметики, а сейчас сидишь дома, пойти некуда и вроде ничего и не надо».

Онлайн-шоппинг, в отличие от «традиционного» офлайнового, предполагает планирование. Сегодня выбор еще более вдумчивый, собранную корзину неоднократно пересматривают. В итоге шансов спонтанно купить вместе с необходимыми вещами что-то случайно приглянувшееся становится меньше.

Люди переживают из-за недостатка спонтанности в повседневной жизни — не хватает случайных встреч, разговоров, свободы в выборе развлечений. Но ограничение спонтанности в покупках кажется позитивным: многие считают, что это позволит им сделать потребление более рациональным.

Во время самоизоляции многие разобрались у себя дома и обнаружили как множество полезных вещей, которые можно ввести в обиход, так и залежи ненужного, купленного под влиянием момента. Это подталкивает к ревизии покупательского поведения.

«Я разобралась дома и обнаружила, что у меня очень много вещей, которые мне не нужны, а ведь я их когда-то купила, потратила деньги… Сейчас жалко».

«Я только сейчас поняла, как много у меня одежды, можно еще долго ничего не покупать».

 

Жить одним днем: фокус на краткосрочное планирование

Люди начинали планировать то, что раньше делали стихийно: продумывать список покупок и рецепты блюд, досуг свой и детей, вести семейный бюджет. Это отчасти позволяет вернуть чувство контроля над своей жизнью.

«Я стала продумывать, что я приготовлю завтра-послезавтра, что мне надо купить, какой сериал мы будем смотреть, во что можно поиграть…»

Те, кто работают из дома, вынуждены учиться планировать свое время, самостоятельно распределять ресурсы, преодолевать прокрастинацию и придумывать, как мотивировать себя.

Как изменилось наше ощущение времени на самоизоляции

Практически все говорят о том, что контроль со стороны начальства уменьшился, но они стараются выполнять свои обязанности оперативно и качественно («подтверждать свою нужность»). Люди боятся потерять работу, потому что понимают, что найти новую сейчас будет сложно.

Не загадывать на завтра: сокращение возможностей для долгосрочного планирования

Планировать развлечения, путешествия и поездки невозможно — никто не знает, как будет складываться эпидемиологическая ситуация и когда снимут запреты и ограничения.

«Я мечтала попасть на один концерт, а теперь вообще неизвестно, приедет ли эта группа в Россию».

«Я летом собиралась поехать навестить родителей и погостить у них, теперь не знаю, смогу ли поехать, будут ли летать самолеты, будут ли открыты границы».

Многие не уверены в том, что им удастся сохранить работу и привычный уровень заработка. Поэтому не ясно, что они смогут себе позволить в будущем.

«Я в этом мае собиралась в Прагу, понятно, что все отменилось. Сейчас бьюсь с авиакомпанией, чтобы они что-то вернули. Говорят, дают сертификат на поездку через год. Я понятия не имею, будут ли у меня через год деньги на поездку или я буду на еде экономить».

Практически ни у кого нет «подушки безопасности», позволяющей строить планы на будущее в условиях финансовой неопределенности.

«Я работаю из дома, зарплату сейчас сократили, так как работы мало. Сбережения есть, но их хватит на месяц-два, какие планы тут построишь?»

Утрата контроля над своей жизнью усиливает тревожность. Но то, что в этой ситуации оказались все, несколько примиряет с действительностью.

«Грустно, конечно, что ничего не понятно с отпуском в этом году, очень хочется на море, но никто же никуда не летит, весь мир сидит по домам».

Как сберечь нервы, читая новости во время кризиса Фото:Marcelo del Pozo / Getty Images
 

Покупка продуктов становится более эмоциональной

Покупка продуктов получает особое значение и эмоциональную окраску. Учитывая, что другие виды шоппинга сейчас мало актуальны, поход в магазин за едой становится одним из немногих доступных развлечений. Это легитимный повод выйти из дома, прогуляться, «вырваться из четырех стен», передохнуть от семьи и детей. Покупка продуктов и последующее приготовление еды становятся важными темами для обсуждения в социальных сетях.

Происходит геймификация продуктового шопинга: появляется азарт купить по самой выгодной цене, обнаружить что-то новое в ассортименте, выбрать самое выгодное предложение, найти определенные продукты в разных магазинах.

«Раньше я чтобы порадовать себя заходила в ZARA, каждый раз купишь кофточку или маечку, а теперь мне нравится обходить все магазины на районе, чтобы найти самые красивые помидоры за самую выгодную цену».

Вместе с этим расширяется география покупки товаров. Люди активно изучают магазины в своем районе, сравнивают ассортимент, цены, качество продуктов, посещают больше торговых точек, чем раньше.

Двоемыслие самоизоляции

Люди сознательно или неосознанно нарушают режим самоизоляции. Кому-то не удается пересмотреть свое привычное поведение, а другие недооценивают или игнорируют опасность заражения. Если человек не готов от чего-то отказаться, он придумывает себе оправдания, объясняет себе и другим, почему его действия необходимы или безопасны.

Также накладывает отпечаток всеобщая усталость от самоизоляции («поймите, мы уже просто обалдели сидеть в однушке») и отсутствие внятной позиции государства. Учитывая, что в стране не объявлен режим ЧС и карантин, а только режим самоизоляции, люди полагают, что они изолировались настолько, насколько возможно.

Многие нарушают самоизоляцию неосознанно, не отдают себе отчет в том, что делают что-то запрещенное: ходят в гости к членам своей семьи, проживающим отдельно, — в том числе, к пожилым родственникам. Иногда еще и приводят к ним своих детей («бабушка же скучает по внучке»). Кроме того, люди не соблюдают социальную дистанцию в общении с близкими — продолжают обниматься и целоваться при встрече и прощании, — и встречаются с друзьями («мы самоизолировавшиеся и друзья такие же, вот мы и ходим в гости друг к другу»).

Почему нарушают

Людям неловко и стыдно показать, что они могут воспринимать своих родных и близких как источник заражения. Гораздо легче пойти на нарушение правил, чем продемонстрировать, что ты боишься заразиться от близкого человека, обидеть его своим недоверием. Показательно, что даже те, кто соблюдают правила и избегают общения, обычно объясняют это тем, что они сами могут быть бессимптомными носителями — то есть боятся заразить других, а не заразиться сами.

Страх быть неправильно понятым и соблюдение правил могут восприниматься как нежелание общаться и проводить вместе время — особенно это касается пожилых родственников.

«Я не могу маме привезти сумки с продуктами, оставить их на пороге и уйти. Она смертельно обидится, если я не зайду с ней посидеть, поговорить, чаю попить. Подумает, что у меня нет на нее времени».

Многие считают, что родственники и близкие друзья не могут быть источником заразы — вирус всегда распространяется через чужих людей (сначала иностранцев и тех, кто приехал из-за границы, потом москвичей и т.д.)

Повод задуматься: как поддержка мигрантов может спасти экономику Фото:Евгений Разумный / Ведомости / ТАСС, Андрей Перечицкий / ТАСС

Люди ищут, как обойти запреты и сохранить свои привычки и свою территорию свободы. При этом никто не хочет вступать в конфликт с властями — поэтому многие делают вид или искренне верят, что соблюдают введенные ограничения, даже нарушая их.

«Мы видим, с какой гибкостью люди подходят к правилам собственной и общественной безопасности, — комментирует генеральный директор компании «Радость понимания» Александр Новиков, — многие с легкостью рационализируют исполнение своих прежних желаний, привычек и ситуационные «паузы» в следовании правилам. Такой подход резко снижает эффективность мер, противостоящих распространению вируса. И если не случится нового и заметного роста числа заболевших, то те правила, которые мы сейчас выполняем, — маски, перчатки, социальная дистанция — постепенно превратятся в странную систему ритуальных действий по защите себя от страхов нового времени».


Подписывайтесь и читайте нас в Яндекс.Дзене — технологии, инновации, эко-номика, образование и шеринг в одном канале.

Следующий материал: