Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

Туда и обратно: почему побег в пригороды не станет долгосрочным трендом

Фото: Unsplash
Фото: Unsplash
С самого начала пандемии многие горожане стремились к изоляции на природе, для многих этот опыт стал открытием. Начались разговоры о смерти городов и отмене офисов. Однако снятие ограничений возвращает всё на места

Об эксперте: Артем Герасименко — урбанист, основатель Центра «Здоровые города», автор одноименного телегам-канала. В 2018—2019 годах возглавлял образовательную программу «Архитекторы.рф» Института «Стрелка». В 2016—2018 годах занимался разработкой реформ в Центре стратегических разработок (ЦСР). В 2014—2016 годах занимал должность руководителя проектов в Департаменте транспорта Москвы, где принимал участие в подготовке стратегии развития пешеходной и велотранспортной инфраструктуры города, разработке нормативных документов и государственных услуг.

В эти дни существует популярная гипотеза на тему обратной миграции после побега из крупных городов — якобы массовый опыт проживания в частном доме, удаленном из мегаполиса, но в то же время досягаемом на автомобиле без необходимости толпиться в очередях или других людных пространствах, вдохновит горожан на переезд в сельскую местность навсегда. Отмена коронавирусных ограничений в Москве при продолжающемся стабильном числе выявленных случаев заболевания может опровергнуть ее уже в ближайшие недели.

Летние каникулы

Происходивший весной процесс популярный современный философ Славой Жижек назвал «разрушением основных координат живого мира для сотен миллионов людей, которым придется научиться мыслить вне координат фондового рынка и прибыли, а также напрямую искать другие способы производства и распределения необходимых ресурсов». Очевидно, что многие решили не оставаться свидетелями катастрофы, а отойти в сторону от падающих обломков, или даже на ходу стали пересобирать новые координаты.

Фото: Elina Sazonova / Pexels
Фото: Elina Sazonova / Pexels

Еще в середине марта один из девелоперов частной недвижимости Московской области рассуждал на страницах РБК о перспективах бума на рынке загородных домов после пандемии. Аргументы приводились в адекватной степени логичные — в городе риски заболеть выше, а на природе самоизолироваться удобней. Тем более, аренда дома на лето по размеру составляла почти первый взнос по ипотеке, а значит умеющие считать деньги и обладающие каким-то свободным активом люди могли сделать подобный выбор.

В деревню, в глушь, в Саратов: как изменится рынок жилья из-за пандемии

В упомянутой выше статье не была затронута тема решения самых болезненных проблем загородных ЖК и коттеджных поселков — дефицита общественных пространств, несвоевременного создания конкурентной социальной инфраструктуры и транспортной изолированности. В конце статьи девелопер признавался — дефицит домов уже есть, строить не успевают.

Интересен статистический ландшафт этого заявления — из 2 тыс. коттеджных поселков Московской области только чуть больше половины домов были частично заселены, а еще около 40% либо заброшены на разных стадиях строительства, либо так и остались участками земли, где стройку даже не начали. Как итог — дефицит предложения и рост цен в два-три раза по сравнению с прошлым годом.

Скачок спроса начался в марте и шел волной по мере поступления новостей, прихода солнечной погоды и осознания людьми факта того, что режим самоизоляции — надолго. Кто-то говорил про середину лета, кто-то про осень, пессимисты были готовы изолироваться до Нового года. Решивших по тем или иным причинам остаться в городе пока вынесем за скобки.

В социальных сетях алгоритм побега выглядел похожим образом: люди интересовались предложениями или советами, а через несколько дней уже публиковали фотографии на фоне лесов, озер и домов разной степени новизны и обустроенности. Налаживание интернет-соединения и прокладка маршрутов к ближайшим магазинам обеспечивали безопасное проживание периода изоляции.

«Ищу самые красивые помидоры»: как меняется наше поведение на карантине

Отдельный интересный сюжет в истории с массовым переездом за город — кооперация среди тех, кто не в силах был позволить себе снять что-то за городом в одиночку и искал единомышленников. Этот новый вид быстровозводимых коммун способен вызвать интерес любого социолога и исследователя сообществ.

Образование и медицина — проблемы инфраструктуры

Прошло более трех месяцев. Сейчас, когда окончательно (согласно пропуляному мнению — преждевременно) ослаблен и многими забыт режим ограничений (в Уфе в конце июня даже провели международный урбанистический форум), и окружающая социальная среда кажется достаточно безопасной, перед многими встает вопрос выбора. Можно предположить, что для многих он все еще тактический, хотя кто-то уже определился и с долгосрочной стратегией. Беглый опрос дает понять, что обосновавшиеся на дальних и ближних дачах горожане в основном не планируют возвращение в город до осени. Среди основных причин — как страх заболеть, так и малая вероятность поездки в отпуск в другое место. Решение вернуться осенью чаще всего мотивировано необходимостью вести детей в школы и детские сады.

При этом актуальные исследования американских ученых говорят о том, что в условиях компактной городской застройки опасность распространения вируса меньше за счет спонтанности и вариативности контактов, а в пригородах она растет по причине повторяемости одних и тех же контактов.

Большие города: влияет ли плотность населения на распространение эпидемии

«Расползшиеся агломерации хуже компактных сетевых со сложившимися малыми городами. Именно городами с их инженерной и социальной инфраструктурой, а не коттеджными поселками без школ и больниц. Хорошо спланированная плотность не только экологичнее рыхлого пригородного расселения (это давно известно), но, как выясняется, она еще здоровее и устойчивее в период эпидемий. Курс на компактную сетевую застройку в пределах исторически сложившейся системы расселения остается приоритетным. Бегство в пригороды отменяется» — заключает профессор ВШЭ и президент компании Habidatum Алексей Новиков.

И здесь обнаруживается одна из основных проблем, существующих на удаленных от городов территориях — доступность образования. Школ рядом или нет, или качество и количество преподавателей в них не устроит родителей, вложивших немалый труд в устройство своих детей в какую-то конкретную школу. Ежедневные поездки с ребенком в город и обратно сводят на нет множество плюсов загородной жизни. Онлайн-образование же, по крайней мере школьное, оказалось не готово к полному переходу на удаленный режим.

Вторая проблема — медицина и здравоохранение. И деревня во Владимирской области и коттеджный поселок в Подмосковье достаточно далеки от возможности построить и содержать медицинское учреждение даже с минимальным набором врачей, это еще сложней организации небольшой местной школы. Но для такого проекта требуется кооперация и компетентное управление, которое бы являлось основной работой.

Конечно, усилия предпринимаются на обоих этих фронтах, но самый яркий на сегодняшний день прорыв — программа «Учитель для России», по которой субсидируется отправка в удаленные деревни молодых педагогов. Но удаленные на то и удаленные, чтобы не рядом с мегаполисами.

Федеральные законы и местное самоуправление

О еще одной важной проблеме, с которой предстоит столкнуться на время сбежавшим из города россиянам, написал после объявления ВОЗ о пандемии философ и автор концепции «черных лебедей» Нассим Талеб: «В этом смысле происходит откат к старым добрым временам. Кризис этот тренд дополнительно усилит. Кроме того, возникнет тенденция к локализму. Сейчас люди понимают, что на качество их жизни влияет не только страна, но и конкретный штат или город».

Конечно, Талеб говорил о США, но и в России существует аналогичное разделение на регионы и муниципальные образования. Правда, в отличие от американской, в отечественной системе регионы гораздо сильнее зависят от решений столичных чиновников. На практике это означает, что конкретное поселение или поселок мало чем могут повлиять на качество жизни человека — у них для этого не хватит либо полномочий, либо бюджета. Именно эти две причины пока обречены слышать энтузиасты, стремящиеся заняться улучшениями за порогом своего частного или арендованного участка. Конечно, возможности обойти острые углы и получить результат существуют, но доступны они смелым и упорным, а главное — умеющим объединять усилия.

Другими словами, наметившаяся весной 2020 года тенденция к полноценному переезду из городов сможет укрепиться только тогда, когда деревни и поселки получат больше возможностей для развития, когда в местных бюджетах появятся деньги на ремонт школ и больниц, а политические интересы местной администрации будут подчинены непосредственно жителям. План относительно реалистичный, но реализация его невозможна без пересмотра таких федеральных законов, как Бюджетный кодекс и Закон о местном самоуправлении. Более того — после обретения свобод потребуется какое-то время для активации таких пока не самых популярных навыков, как поиск компромисса и реализация гражданского контроля.

Возвращение в города

В мае параллельно с описанным выше трендом экспертами было спрогнозировано и обратное течение. Аналитики рейтингового агентства Moody's Investors Service поделились пессимистичным прогнозом. По их словам, ухудшение ситуации в российской экономике из-за пандемии и обвал цен на нефть в итоге приведут к ускорению внутрироссийской миграции в следующие два года: россияне будут стремиться в крупные экономические центры, то есть — в города. Подобная тенденция наблюдается уже давно и продолжается несмотря на усилия региональных правительств.

Фото: Антон Новодережкин /ТАСС
Фото: Антон Новодережкин /ТАСС

Если предположить, что два приведенных прогноза окажутся верными — значительное число беглецов вернется осенью, а в следующий год за ними последуют постоянные жители небольших городов и поселков, их бывшие соседи по изоляции — то можно сказать, что последствия пандемии усилят уже существующие в крупнейших городах проблемы — автомобильные пробки, дефицит социальной инфраструктуры и общественных пространств, массовую застройку недорогими и относительно доступными многоэтажками. Это означает, что описанного множеством экспертов нового мира с упраздненной урбанизацией и жизнью в гармонии с природой пока не случится. Как сказал французский философ Бруно Латур, «пандемия вируса может послужить генеральной репетицией следующего кризиса, в котором перестройка условий жизни будет касаться всех, включая все детали повседневности».

Во время нынешнего шторма мир будущего показался на секунду, весело подмигнул и снова скрылся. Мы еще слышим его шаги, но они удаляются.


Подписывайтесь на Telegram-канал РБК Тренды и будьте в курсе актуальных тенденций и прогнозов о будущем технологий, эко-номики, образования и инноваций.

Следующий материал: