Зеленый свет среди пустынь: ESG на Ближнем Востоке. Обзор №5

Фото: Shutterstock
Фото: Shutterstock
РБК Тренды и Дирекция по ESG Сбера продолжают следить за развитием устойчивой повестки в мире. Сегодня рассказываем, что происходит с ESG в странах Ближнего Востока

Дата публикации: 17.05.2023

Среди государств Ближнего Востока особенно выделяются Египет, Иран, Катар, Саудовская Аравия, ОАЭ и Турция, ведь помимо активных экономик, природных богатств и энергетических ресурсов эти юрисдикции обладают высоким ESG-потенциалом, что увеличивает привлекательность их рынков для ответственных инвесторов и компаний. На основе исследований, подготовленных Дирекцией по ESG Сбера, объясняем, как в регионе развиваются зеленое финансирование и ESG-регулирование, какие цели по декарбонизации установила каждая из стран, а также рассматриваем наиболее важные устойчивые инициативы.

Татьяна Завьялова, старший вице-президент по ESG Сбербанка:

«За последние несколько лет исламское финансирование закрепило за собой статус быстрорастущей и перспективной индустрии. Быстрый рост демонстрирует и рынок зеленых исламских финансов — выпуск зеленых сукук вырос за 2022 год на 35%, до 8,1 млрд. Развивается связанное регулирование, формируются подходы к стандартизации исламских инструментов и отчетности в соответствии с общепринятыми принципами экологической и социальной ответственности и качественного управления.

Ближний Восток — один из самых перспективных регионов для развития новых видов энергетики и топлива, страны региона уже активно развивают зеленые технологии. Регион открывает большие перспективы и для инвесторов — тому способствует не только стремительное развитие устойчивых проектов, но и развитие инструментов ESG-финансирования».

Путь к зеленому будущему

Иран — крупнейший эмитент парниковых газов в регионе, за ним следуют Египет, Саудовская Аравия, Турция, ОАЭ и Катар. Некоторые страны и вовсе входят в топ-20 мировых лидеров по выбросам двуокиси углерода — Иран, Саудовская Аравия и Турция занимают шестое, десятое и 13-е места в глобальном рейтинге «загрязнителей». Все рассматриваемые страны сильно зависят от уровня развития нефтегазовой промышленности, поэтому выбросы метана здесь тоже значительны, причем его эмиссии, как и выбросы остальных парниковых газов, с 1990 года лишь растут.

Страны региона понимают необходимость последовательной декарбонизации своих экономик и принимают доступные для этого меры. Из рассматриваемых государств только ОАЭ, Турция и Саудовская Аравия решили достичь углеродной нейтральности к 2050, 2053 и 2060 годам соответственно. Остальные юрисдикции пока лишь планируют в той или иной степени сократить выбросы парниковых газов к 2030 году. Саудовская Аравия, ОАЭ и Катар намерены бороться с выбросами за счет наращивания энерговыработки из «чистых» источников, в то время как Египет, Иран и Турция решили сочетать развитие ВИЭ с инструментами повышения энергоэффективности.

Для стран региона остро стоят такие вопросы, как изменение климата и социальные проблемы (разрыв в доходах, гендерное неравенство, плохие условия труда). Для решения этих задач власти юрисдикций разрабатывают разнообразные поддерживающие программы. В Иране Трудовой кодекс теперь требует от компаний обеспечивать безопасные условия труда и защищать права работников. Катар принял меры по улучшению условий труда для рабочих-мигрантов, включая установление минимальной заработной платы. Турция обязала компании раскрывать информацию о своих усилиях по защите прав человека и предотвращению детского труда.

В регионе растет население и происходит стремительная урбанизация — это создает серьезную нагрузку на инфраструктуру. Для стран Ближнего Востока приоритетными становятся проекты по созданию «умных» городов и зеленых зданий, проектируемых с учетом энергоэффективных и экологических практик, проекты по устойчивому управлению отходами и их переработке, а также устойчивый транспорт — общественные решения и электрокары. Так, например, в ОАЭ прямо сейчас идет строительство углеродно-нейтрального и безотходного города — Masdar City. Другой пример — комплексный проект NEOM в Саудовской Аравии. В его рамках планируется построить в пустыне город The Line протяженностью 170 км как устойчивую альтернативу традиционным городам.

Еще одна важная отрасль для региона — сельское хозяйство, проблемы развития которого связаны с нехваткой воды и засушливыми условиями. Эта сфера тоже требует внедрения устойчивых инициатив и новых технологий (точное земледелие, засухоустойчивые культуры, эффективные ирригационные системы и пр.), что открывает еще одно окно для инвестиционных возможностей.

Фото:Ryan Cheng / Unsplash
Социальная экономика Не нефтью единой: экономический пейзаж Ближнего Востока

Развитие ВИЭ и водорода

Страны Ближнего Востока обладают достаточными возможностями для наращивания мощностей ВИЭ: большое число солнечных дней и благоприятный ветровой режим способствуют распространению зеленых электростанций. Более того, на страны Ближнего Востока приходится 45% мирового потенциала производства возобновляемой энергии — сейчас используется лишь 1% от него.

В области развития ВИЭ особенно активны ОАЭ — по состоянию на октябрь 2022 года страна инвестировала порядка $40 млрд в развитие собственной зеленой энергетики. Согласно данным IRENA, за последние пять лет Эмираты в пять раз нарастили установленные мощности солнечной генерации. Государство также активно вкладывает средства — около $16,8 млрд — в ВИЭ-проекты за рубежом, таким образом способствуя развитию направления более чем в 70 странах. В Саудовской Аравии внедрен план «Видение-2030» — среди прочих задач в нем устанавливается цель по производству 50% энергии из ВИЭ к 2030 году.

Сегодня во всех рассматриваемых странах наблюдается тренд по наращиванию мощностей ВИЭ, при этом в перспективе десяти лет ожидается, что именно в Египте, Иране, Катаре, ОАЭ, Саудовской Аравии и Турции будет сконцентрировано наибольшее число ВИЭ-проектов на Ближнем Востоке. К 2032 году на Египет (18 ГВт), Саудовскую Аравию (11 ГВт) и ОАЭ (3,7 ГВт) будет приходиться основная часть всех введенных ВИЭ-мощностей.

В перспективе, используя ВИЭ, страны региона могут также начать производство «зеленого» водорода и превратить Ближний Восток в центр генерации этого топлива. Причем потенциальными потребителями «зеленого» водорода могут быть производители удобрений, сталелитейная промышленность и транспортная отрасль.

Еще одно важное направление — развитие «голубого» водорода. Сейчас на Ближнем Востоке сосредоточено порядка 10% мировых мощностей по улавливанию, использованию и хранению углерода (Carbon capture, use, and storage, CCUS) — крупные коммерческие хранилища CCUS расположены в ОАЭ, Саудовской Аравии и Катаре. В отличие от «зеленого», «голубой» водород, по оценкам Fitch, сохранит свою рыночную цену — этот факт делает Ближний Восток идеальным местом для того, чтобы стать лидером рынка, учитывая его богатые ресурсы хранения CCUS и доступ к дешевому природному газу.

Еще один аспект, способствующий развитию производства «голубого» водорода в регионе, — цена на него примерно в два раза ниже по сравнению с «зеленым», а его прогнозируемая рыночная стоимость к 2050 году — $500 млрд.

Среди рассматриваемых стран ОАЭ лидируют в гонке развития мощностей производства «голубого» и «зеленого» водорода, на Эмираты приходится 29% экспортно ориентированных водородных проектов. На Египет и Саудовскую Аравию — 19,3% и 6,45% соответственно.

Помимо увеличения ВИЭ-мощностей ОАЭ создают политический ландшафт, способствующий развитию зеленой водородной промышленности.

Саудовская Аравия, в свою очередь, планирует стать крупнейшим поставщиком водорода и нарастить экспорт этого топлива до 4 млн т к 2030 году. В настоящее время одной из ключевых задач стоит наращивание использования «зеленого» водорода для городских автобусов и железных дорог. В 2022 году страна подписала восемь меморандумов о взаимопонимании, чтобы помочь «зеленому» водороду прижиться в своем транспортном секторе.

Катар в августе 2022 года объявил о намерении построить крупнейший в мире завод по производству «голубого» аммиака, который будет введен в эксплуатацию в 2026 году и станет производить около 1,2 млн т такого топлива в год. Более того, за счет использования технологии CCUS предприятие сможет сокращать выбросы на 1,5 млн т СО2 ежегодно.

В Египте правительство запустило инициативу «Зеленая экономика», которая направлена на содействие устойчивому развитию и сокращение выбросов СО2. Также большое внимание в ней уделяется водородным проектам. Египет уже активно наращивает такие мощности — к реализации запланировано 11 водородных проектов с общим потенциалом в 10,3 ГВт.

Фото:Shutterstock
Зеленая экономика Новый поворот: ESG в Южной, Восточной и Юго-Восточной Азии. Обзор №3

Практики ESG-финансирования

В странах Ближнего Востока наращивание объемов выпуска зеленых финансовых инструментов опережает глобальные темпы. В 2021 году страны региона MENA (Ближний Восток и Северная Африка) привлекли $24,55 млрд в виде зеленого и устойчивого финансирования — это на 3,8 млрд больше, чем в 2020 году, годовой рост составил 532%. Наиболее активным эмитентом была Саудовская Аравия — на ее долю пришлось более 50% выпуска, остальная часть — на ОАЭ.

Аналитические центры и консалтинговые агентства утверждают, что рынок ESG-финансирования на Ближнем Востоке в ближайшие годы ожидает еще более серьезный рост. Так, например, PwC прогнозирует, что к 2030 году регион может привлечь до $2 трлн инвестиций в зеленое финансирование.

Основным механизмом привлечения средств в устойчивые проекты на Ближнем Востоке являются исламские финансовые инструменты, в частности зеленые сукук (аналог облигаций). И хоть объем ESG-финансирования в рассматриваемых странах различается, наблюдается растущая тенденция к развитию устойчивых финансовых продуктов.

Согласно данным Refinitiv, рынок зеленых исламских финансов в мире в 2021 году достиг показателя в $5,3 млрд. Вырос и выпуск зеленых сукук — с $6 млрд в 2021 году до $8,1 млрд в 2022 году. В первом полугодии 2022 года объем выпуска зеленых и устойчивых сукук составил $4,4 млрд. В топ-5 крупнейших эмитентов зеленых сукук входят Саудовская Аравия, Турция и ОАЭ.

Среди наиболее заметных выпусков ценных бумаг — зеленые облигации Государственного инвестиционного фонда (Public Investment Fund, PIF) Саудовской Аравии на $3 млрд и $5,5 млрд, причем во второй раз спрос со стороны инвесторов превысил $33 млрд. Привлеченные средства направят на реализацию проектов в области возобновляемой энергетики, энергоэффективности, устойчивого управления водными ресурсами, предотвращения и контроля загрязнения воздуха, зеленых зданий и экологичного транспорта.

В последние несколько лет набирают популярность и исламские фонды — этот сектор в целом вырос в 2021 году на 34%, объем активов под управлением составил $238 млрд. Большинство фондов с высокими темпами роста действуют в Саудовской Аравии. Исламские ETF (Exchange-Traded Fund) также набирают популярность — компания Chimera Capital из ОАЭ запустила ETF в августе 2022 года, ориентированный на турецкие акции, соответствующие нормам шариата.

Одна из ключевых инициатив исламских банковских учреждений на Ближнем Востоке и более широко — в регионе MENA — создание ESG-фондов, соответствующих нормам шариата. Например, Emirates Islamic Bank предлагает Emirates Islamic Global Balanced Fund, цель которого — достичь долгосрочного прироста капитала с учетом ESG-факторов. А Global Sukuk Fund инвестирует в высококачественные, соответствующие нормам шариата сукук, отвечающие строгим критериям ESG.

В недавнем опросе, проведенном агентством Moody's, управляющие фондами стран Персидского залива подчеркнули, что они ожидают сохранения высокого спроса на инвестиции, соответствующие нормам шариата, и прогнозируют более умеренный рост инвестиций, соответствующих критериям ESG.

Однако пока ESG-инвестирование в странах Ближнего Востока не получило широкого распространения, поскольку интерес к этому виду финансовых инструментов на рынке исламских финансов в основном ограничен институциональными инвесторами.

При этом, согласно исследованию, проведенному Maybank Group, до 88% специалистов в области исламских финансов считают, что растущее внимание к вопросам устойчивого развития будет только подогревать интерес к ESG-инструментам в халяльной экономике. Более того, большинство новых фондов могут быть куплены немусульманскими инвесторами, чей аппетит к ESG-инвестициям потенциально превысит исламских инвесторов.

Еще одна инициатива — интеграция критериев ESG в практику финансирования исламских банков. Например, Дубайский исламский банк разработал систему оценки устойчивого развития, которая использует критерии ESG для утверждения заявок на финансирование. Эта система охватывает ряд секторов, включая возобновляемые источники энергии, здравоохранение и образование. В свою очередь, Катарский исламский банк запустил комплексную программу устойчивого развития, в рамках которой было создано соответствующее специальное подразделение. А Исламский банк Абу-Даби предоставляет консультационные услуги, чтобы помочь своим клиентам определить инвестиционные возможности, которые соответствуют ценностям клиента и ESG-принципам.

Биржи продвигают ESG

Многие ближневосточные биржи выполняют роль двигателей и популяризаторов ESG-повестки. Египетская фондовая биржа активно участвует в разработке руководящих ESG-принципов еще с 2010 года. Стамбульская — публикует отчеты об устойчивом развитии с 2015 года и регулярно проводит обучение по вопросам ESG для зарегистрированных компаний. У Стамбульской биржи также есть два индекса устойчивости — BIST и индекс корпоративного управления.

Фондовая биржа Абу-Даби в 2019 году выпустила руководство по ESG-отчетности для компаний, а еще требует, чтобы в совет директоров биржи входила как минимум одна женщина. Причем биржи Дубая и Абу-Даби регулярно сотрудничают и проводят семинары по вопросам устойчивого развития и ESG-отчетности. В 2022 году биржа Дубая запустила индекс S&P/Hawkamah UAE ESG Index, включающий 20 компаний страны с наилучшими показателями ESG.

Катарская фондовая биржа (QSE) в 2016 году присоединилась к глобальной инициативе ООН по устойчивому развитию бирж — Sustainable Stock Exchange Initiative (SSE) — и в том же году выпустила Руководство по ESG. В 2018 году она запустила платформу, которая позволяет зарегистрированным компаниям публично размещать свои отчеты об устойчивом развитии. А в 2021 году QSE запустила собственный ESG-индекс — MSCI QSE 20 ESG Index.

Тегеранская фондовая биржа, напротив, не требует от компаний ESG-отчетов и сама не предоставляет такую информацию. Однако с 2021 года биржа стала присваивать рейтинги корпоративного управления зарегистрированным компаниям и начала собирать отчеты по этому направлению.

Саудовская фондовая биржа — крупнейшая на Ближнем Востоке — стала членом SSE в 2018 году и присоединилась к инициативе по расширению прав и возможностей женщин в секторе рынков капитала в 2019 году. В октябре 2021 года она выпустила руководство по раскрытию информации в области ESG для зарегистрированных компаний и тех, кто только планирует выйти на биржу. Кроме того, в 2022 году в Саудовской Аравии был создан добровольный углеродный рынок для региона MENA. В рамках первого аукциона было продано 1,4 млн т углеродных единиц, торги стали крупнейшими в истории. В аукционе участвовали 15 саудовских и региональных организаций.

В январе этого года комитет бирж стран Персидского залива опубликовал единый набор показателей раскрытия информации в области ESG, основанный на рекомендациях Всемирной федерации бирж и Инициативы ООН по устойчивому развитию фондовых бирж. Это решение стало первым шагом к стандартизации раскрытия нефинансовой информации в регионе.

Фото:Shutterstock
Зеленая экономика Идем на Восток: ESG в регионе MENAT. Обзор №1

Тонкости ESG-регулирования

Регуляторные инструменты играют важную роль для укоренения ESG-практик «на местах» — с одной стороны, они отражают приоритеты стран в области устойчивого развития, с другой — создают правовые рамки и критерии, направленные на предотвращение недобросовестных действий (greenwashing, social washing).

В странах Ближнего Востока основная часть регуляторных инструментов направлена на продвижение устойчивого финансирования, что привело к появлению различных инициатив — например, Декларации устойчивого финансирования Абу-Даби и программы зеленой повестки ОАЭ. Управление климатическими и экологическими рисками целевой группы по устойчивому финансированию Управления по финансовым услугам Дубая тоже активно ведет деятельность в этом направлении, разрабатывая и публикуя руководства, цели, программы и «дорожные карты» для развития зеленых финансов в стране. Они направлены на поощрение финансовых учреждений за приоритетное использование устойчивых инвестиций и практик.

Несколько рассматриваемых стран ввели обязательные требования по раскрытию ESG-информации, в частности ОАЭ первыми в регионе объявили об обязательной ESG-отчетности для крупных компаний. В Катаре зарегистрированные на бирже компании по вопросам ESG пока отчитываются добровольно.

Саудовская Аравия тоже постепенно внедряет обязательную ESG-отчетность для листинговых компаний — они должны будут предоставлять информацию по 29 показателям в области корпоративного управления, социальной ответственности и экологии. А в Турции компании, зарегистрированные на фондовой бирже Borsa Istanbul, уже обязаны раскрывать информацию о своих ESG-практиках в годовых отчетах. В то же время пока ни в одной из рассматриваемых стран нет тенденций к принятию таксономий устойчивого финансирования.

При этом регулирующие органы все же осознают важность экологических, социальных и управленческих факторов при принятии финансовых решений. Так, в Саудовской Аравии Управление рынка капитала опубликовало рамочную программу зеленого финансирования, в соответствии с которой учрежден государственный инвестиционный фонд. Документ содержит руководящие принципы для эмитентов зеленых облигаций и облигаций, связанных с устойчивым развитием, а также список утвержденных зеленых проектов.

Управление по финансовым услугам Дубая также ввело руководство по выпуску зеленых и устойчивых сукук. Катарский финансовый центр совместно с Центральным банком Катара и управлением по финансовым рынкам Катара реализовали Второй стратегический план финансового регулирования, в котором изложен ряд инициатив, направленных на продвижение устойчивого финансирования в Катаре. А в Египте управление финансового регулирования поощряет выпуск зеленых облигаций и внедрение практик устойчивого финансирования.

Однако, несмотря на предпринимаемые странами усилия по созданию правовой базы для продвижения принципов устойчивого развития, скорость интеграции ESG-вопросов в нормативно-правовую базу Египта, Ирана, Катара, Саудовской Аравии, Турции и ОАЭ существенно отличается. Кроме того, существует необходимость в большей координации между регулирующими органами в регионе для обеспечения согласованности и эффективности руководящих принципов и рамочных программ в области ESG.

Ближний Восток — один из самых перспективных регионов для развития новых видов энергетики и топлива, страны региона уже активно развивают зеленые технологии, применяют новые инструменты ESG-финансирования.

Однако существует и ряд ограничений, в том числе недостаточно развитая практика раскрытия ESG-информации бизнесом и отсутствие широкого представления о сопоставимости с нормами шариата. При этом местные регуляторы и профильные структуры стремятся оперативно реагировать на данные вызовы, создавая благоприятную среду для развития ESG рынка. В свою очередь это открывает возможности как для выстраивания политического и регуляторного диалога с правительствами стран, так и для наращивания взаимодействия между деловыми кругами.

Познакомиться подробнее с особенностями ESG-инициатив и политики каждой из стран можно в аналитических обзорах Сбера.

Реклама: ПАО Сбербанк, ЕРИР токен 4CQwVszH9pSapxLEsUw

Обновлено 09.06.2023
Главная Лента Подписаться Поделиться
Закрыть