Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

Как работает мойка обуви, вдохновленная японской культурой чистоты

Фото: Mizu
Фото: Mizu
Создатели мойки обуви Mizu Галия Бердникова и Сергей Корчагин предлагают чистить и восстанавливать обувь, вместо того чтобы покупать новую. Поговорили о том, как за чистыми кроссовками может скрываться целая философия

Этот текст — часть цикла материалов об устойчивых брендах одежды и аксессуаров. До этого мы рассказывали истории производителя косметики Don’t Touch My Skin, создателей компостируемых чехлов для телефонов Soloma Case и бренда одежды из переработанного пластика Lethed.

Как появилась идея

Галия:

Мы с Сергеем провели год в Японии. Для японцев чистота — это целый культ, часть религии, перешедшая в повседневную жизнь. Есть даже шутка: в Токио можно выйти на улицу в кроссовках, и прийти домой с обувью чище, чем была. Считается, что чистота и опрятность притягивают в жизнь счастье, удачу и успех.

Эта философия на нас очень повлияла. Мы решили, что обязательно привезем ее с собой в Россию. В итоге соединили эту концепцию с нашей любовью к обуви — и родилась идея Mizu.

Сергей:

Ниша ухода за обувью не новая. Все привыкли к ремонту обуви: если сломался каблук или нужно поменять набойки, мы идем в ремонтные мастерские. Но почистить там можно разве что кожаную обувь. Есть и вторая сторона рынка — это химчистки. В некоторые из них сейчас можно приносить обувь, но они на этом не специализируются — скорее, это исключение из правил. И стоит обычно такая услуга достаточно дорого. Наша ниша на стыке химчистки и реставрации.

Галия:

Сейчас, к тому же, есть целая сникер-культура и тренд на то, чтобы обращать внимание на обувь, носить ее интересно и классно. Обувь сейчас — это фишка, элемент стиля (может быть, даже самый яркий), способ самовыражения. Поэтому за рынок мы не боялись, видели, что спрос есть и он растет.

Галия Бердникова и Сергей Корчагин
Галия Бердникова и Сергей Корчагин (Фото: из личного архива)

«Мы способствуем уменьшению консьюмеризма»

Галия:

Еще один момент, которым мы вдохновились в Японии — экологичность. Ресайклинг у них доведен почти до совершенства. Территория страны маленькая, там просто некуда складывать мусор. Японцы используют много пластика и упаковки, но у них все в цикле ресайклинга, везде жесткое разделение мусора.

Экологичность — одна из ключевых ценностей нашего бизнеса. Мы способствуем уменьшению консьюмеризма: обувь можно не выбрасывать, не покупать новую пару, а сделать так, чтобы старая служила как можно дольше. У нас это правда круто получается: были случаи, когда казалось, что уже ничего нельзя сделать с обувью, кроме как выбросить, а получалось ее отреставрировать.

Обувь довольно сложно переработать, она состоит из множества материалов: в одном кроссовке могут быть элементы и из кожи, и из резины, и из текстиля. В России пока нет такой системы, которая позволяла бы легко разделять и перерабатывать предметы с подобным сложным составом. Поэтому обувь можно либо отдавать на благотворительность (но опять же только в хорошем виде), либо продлевать ей жизнь и продолжать носить самим.

Пара обуви до и после реставрации
Пара обуви до и после реставрации (Фото: Mizu)

Сергей:

Большинство людей скорее выбросят пару, которая потеряла изначальный вид. Мы и сами так раньше делали. Поэтому клиенты, которые приносят нам обувь, удивляются — «а что, так можно было?». Так что через нас в том числе люди узнают о возможности продлить жизнь своим вещам.

Галия:

Мы именно мойка, а не химчистка, потому что выбрали для себя более экологичное направление. Стараемся использовать средства только самого лучшего качества, по составам многие из них очень похожи на косметику для лица и тела — содержат масло авокадо или миндаля. И даже аромат такой, как у кремов для тела. У меня, кроме Mizu, есть бренд натуральной косметики Charonika, и составы выглядят очень знакомо.

Сергей:

Естественно, бывают загрязнения, которые можно удалить только сильными химическими средствами. И тогда мы их применяем. Мы не питаем иллюзий, что в супер сложных случаях можно справиться настойкой из кокоса и банановой кожуры. Но стараемся свести применение агрессивных средств к минимуму и заменить там, где это действительно возможно.

Ручная работа и мастера-художники

Галия:

Почему еще мы настаиваем на том, что мы мойка, а не химчистка: 80% работы у нас делается руками. Наши мастера многое умеют делать и без применения специальных средств.

Сергей:

У нас есть программа обучения, которую мы сами разработали. С новичками даже проще работать, чем с теми, у кого есть опыт работы в мастерских и химчистках, потому что их не приходится переучивать. Хотя, конечно, у нас есть и опытные мастера, которые передают свои знания. Интерес к этой сфере растет, поэтому желающих учиться и работать у нас много. Большая часть — это молодежь, около 40% — девушки. Многие мастера с художественным образованием, они развиваются в направлении кастомизации обуви.

Галия:

Обучение происходит непрерывно, не прекращается и после того, как человек уже начал работать. На рынок постоянно выходят новые материалы, мастера учатся работать с ними — восстанавливать, красить, чистить.

Есть технологии, которым мы всей командой обучаемся у мэтров этой сферы. На рынке есть очень крутые специалисты в узких задачах: например, по восстановлению задников обуви.

Экология в мелочах и большие планы

Галия:

У нас много небольших экологичных инициатив: мы разделяем мусор, вместо пластиковых ватных палочек используем бамбуковые. Или вот, например, вставки в обувь (формодержатели) обычно бывают пластиковые, они быстро ломаются, легко теряют форму. Мы их заменили на дорогие и качественные держатели из кедра.

Но в планах сделать гораздо больше. Хотим запустить программу по передаче обуви благотворительным фондам. Пока думаем, что схема будет следующая: клиенты приносят нам ненужную обувь, мы ее восстанавливаем и передаем нуждающимся. Еще сейчас ищем фонд по посадке деревьев, которому будем перечислять часть прибыли.

Планируем выпустить многоразовые сумки-шопперы, с которыми можно будет приходить и получать за них скидку. Пока что нам приносят обувь в пластиковых пакетах, которые у нас копятся, мы их собираем и сдаем на переработку. Доставка, возможно, тоже будет забирать и возвращать обувь сразу в боксе, без лишних пакетов.

Фото:Mizu
Фото: Mizu

Зачем продлевать жизнь старой обуви

Галия:

К нам приходят самые разные люди. Некоторые стремятся к минимализму, заботятся об экологии. Для кого-то это способ экономии — привести в порядок обувь дешевле, чем купить новую пару. Многие приносят обувь, с которой просто не хотят расставаться. Оля Маркес (вокалистка группы Alai Oli и основательница школы фитнеса Sekta) принесла нам свою любимую пару, которой больше 15 лет, она уже вся потрепана, но у Оли с ней связано много воспоминаний.

В Японии есть такое поверье, что если предмет живет с тобой долго, он обретает частичку твоего характера, твоей души. Поэтому если пара обуви с тобой много лет — она уже по-настоящему часть тебя.

Обновлено 21.12.2021
Главная Лента Подписаться Поделиться
Закрыть