Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

Победу принесет солидарность: ученые России и мира — о борьбе с COVID-19

Эпидемия COVID-19 в России пока не достигла пика. Вирус вчетверо заразнее гриппа и угрожает людям со слабым здоровьем, специальных прививок пока нет. Каков прогноз по ситуации в нашей стране?

За неимением пока что лекарств от коронавируса лишь карантин сгладит распространение и выиграет медицине время на повышение эффективности. Россия, где у большинства населения есть прививка БЦЖ, может пройти пандемию относительно легко, а принявшая основной удар Москва успела к ней подготовиться.

Своими взглядами на ситуацию поделились российские и иностранные специалисты — на онлайн-конференции «Вирус COVID-19. Международный опыт и уроки для России», организованной Московской школой управления СКОЛКОВО в рамках проекта «Антихрупкость».

Таймлайн выступлений:

5:00 — Жильбер Массард

26:30 — Сергей Ким

40:17 — Дина Авербух

58:30 — Евгений Никонов, Алексей Мазус, Елена Цыганова

1:27:30 — Валерий Ильинский

1:31:25 — Артем Сиразутдинов

1:43:30 — Елена Васильева

1:50:05 — Светлана Сметанина

1:55:00 — Иван Коновалов

Евгений Никонов

Начальник управления делами и координации Департамента здравоохранения Москвы, профессор, д.м.н.

Точный прогноз можно будет делать в середине апреля.

Москва к COVID-19 готова. Работают девять лабораторий по выявлению вируса, в большинстве из которых используются новосибирские тест-системы, но уже поступают и другие.

Ограничительные меры в городе должны сработать: у нас будет лаг, чтобы не спровоцировать экспоненциальный рост — мы успеем развернуть дополнительные мощности и планово оказывали помощь.

Главная позиция на данный момент — беречь силы и не допускать распространения инфекции путем элементарной изоляции. Даже если мы на месяц что-то сдвинем — за это время многое узнаем о том, как лечить новую болезнь.

Весь опыт, который накоплен в мире по COVID-19, в России аккумулируется и принимается. Параллельно ведутся собственные клинические исследования.

Обеспечение средствами индивидуальной защиты в городе на более-менее сносном уровне, и эти мощности каждый день наращиваются. В начале 2020 года правительство Москвы стало владельцем двух заводов по выпуску масок.

В Москве общество консолидировалось в борьбе с вирусом, помощь оказывают и компании. Например, оператор такси выделил бесплатные машины для доставки доноров в центр крови, ведь доноры сейчас не могут лишний раз поехать общественным транспортом из-за опасности заразиться. Крупная продуктовая сеть доставляет за свой счет горячие обеды медикам в COVID-центры.

Для размещения таких центров в Москве подбираются отдельно стоящие корпуса медучреждений, которые перепрофилируются и изолируются. Если частные клиники помогут с лечением пациентов без респираторных симптомов — это будет важно. Москвичей никто не ограничивает в возможности получать любую медпомощь.

Если в городе выявляется человек с клиническими симптомами COVID-19, он сдает три теста. Но тесты — не панацея, ведь можно сдать отрицательный тест и ровно через пять минут подхватить инфекцию.

Как работают тесты на коронавирус и кто их сейчас создает Фото: Imago Images / Photothek / ТАСС

Тем не менее столичные власти рассчитывают, что количество лабораторий будет расширяться, в том числе за счет подключения частных к общей работе.


Светлана Сметанина

Главный инфекционист Москвы, главврач инфекционной больницы № 1, к.м.н.

Мы в самом начале развития эпидемии, и прогнозы делать пока невозможно. Это новый вирус, и мы не знаем, как он себя поведет. Он недостаточно изучен.

Развитие может быть разное. Если сейчас будут соблюдаться все необходимые правила карантина, то мы пойдем по более легкому пути. Но как сложится ситуация — трудно сказать.

Достоверно утверждать, что для коронавирусной инфекции играет роль сезонность, мы не можем. Мы видим, что COVID-19 прекрасно циркулирует в самых разных странах вне зависимости от температуры окружающей среды.

Надеяться на то, что придет тепло и все станет хорошо, не стоит. Прежде всего мы должны использовать средства индивидуальной защиты и различные дезинфектанты.

Выбрасывать маски, использовавшиеся больными «короной», в обычный мусор не следует. Если человек болеет, в этом случае есть правила утилизации отходов.

Что окажется на свалке после пандемии и чем помочь планете уже сейчас Фото: Al Bello / Getty Image


Елена Цыганова

Заместитель главного инфекциониста Москвы, к.м.н.

Инкубационный период COVID-19 достигает 14 дней, именно этим и объясняется тот срок карантина, который рекомендован каждому выявленному заболевшему. В среднем инкубационный период составляет от 5 до 7 дней.

Эффективны кварцевые лампы, и имеет смысл их применять. Но самое главное — это изоляция и карантинные мероприятия.

Течение «короны» бывает бессимптомным. Но и в этом случае пациент является источником инфекции, поэтому важно запустить массовое тестирование.

Требует дополнительного изучения пока не проясненный вопрос о том, можно ли заразиться COVID-19 повторно.


Елена Васильева

Главный кардиолог Москвы, главврач московской ГКБ имени Давыдовского, профессор, д.м.н.

Больные с сердечно-сосудистыми патологиями и диабетом сейчас на первом месте по риску смерти от COVID-19. Поэтому тем, у кого такие сопутствующие болезни, нужно изолироваться максимально.

В Москве из-за эпидемии люди с инфарктами теперь боятся вызывать скорую помощь и иногда делают это только на третий-четвертый день.

Если что-то подозрительное — немедленно вызывайте скорую. От коронавируса даже у самых тяжелых больных старше 80 лет смертность 10%, в то время как от инфаркта в этом возрасте — 40%.

Никаких доказанных специальных препаратов от COVID-19 нет, поэтому рецептом являются изоляция, дистанция, маски, защитные средства.

Как разрабатывают вакцины от новых заболеваний на примере COVID-19 Фото: EPA / ТАСС

Проблема, которая видна уже во всем мире — это защита врачей, которых в определенный момент может начать не хватать. В Москве такой проблемы пока нет.


Алексей Мазус

Директор Международного учебно-методического центра вирусологии человека Медицинского института РУДН, руководитель Московского городского центра профилактики и борьбы со СПИДом, д.м.н.

Мы имеем дело с новым явлением, и после скорой победы над этой инфекцией мир будет другим. Социальное дистанцирование — мощнейшие оружие, которое мы можем дать людям.

Новая инфекция в четыре раза заразнее, чем грипп.

Вакцины от коронавируса можно будет применять не раньше чем через год: пока их нет, люди должны бояться инфекции и сидеть дома.

По мере развертывания массового тестирования можно будет выпустить из дома уже переболевших, у многих из которых COVID-19 был бессимптомным. Если бы тесты были доступны в нужном количестве, уже сейчас многие бы могли выйти на работу.

Что станет с экономикой и обществом после нынешнего кризиса

В России большинство населения привито БЦЖ. Есть серьезные данные, что эта прививка создает определенный иммунный фон. Это позволяет надеяться, что темпы распространения и тяжесть протекания инфекции в нашей стране будут ниже, чем в Европе.

Дополнительное преимущество России состоит в том, что выявление инфекций — одна из сильных сторон нашего здравоохранения.


Иван Коновалов

Врач-педиатр, инфекционист, доцент кафедры инфекционных болезней у детей РНИМУ имени Пирогова.

Из-за COVID-19 жители России оказались изолированы, и многие не понимают, зачем это нужно, как и чем чревата болезнь в легкой и бессимптомной форме.

Массовое непонимание необходимости карантина — это как раз итальянский сценарий.

Если человек является источником инфекции, то все здоровые вокруг будут заражаться. Нужны большие усилия по просвещению тех, кто еще не болеет.


Артем Сиразутдинов

Управляющий партнер АФК «Система», председатель совета директоров «Медси».

Если молодые люди и люди без сопутствующих болезней могут перенести коронавирусную инфекцию достаточно легко, потенциально находящаяся в зоне риска часть населения пострадает существенно. Оставаясь дома, мы спасаем их.

Мы еще не достигли пика, и нас ждет усугубление ситуации.

Поток людей с симптомами серьезно нарастает, и российская частная медицина в ущерб своему бизнесу помогает бороться с эпидемией, чтобы быстрее ее остановить.

Коронавирус
Россия Москва Мир
0 (за сутки)
Выздоровели
0
0 (за сутки)
Заразились
0
0 (за сутки)
Умерли
0 (за сутки)
Выздоровели
0
0 (за сутки)
Заразились
0
0 (за сутки)
Умерли
0 (за сутки)
Выздоровели
0
0 (за сутки)
Заразились
0
0 (за сутки)
Умерли
Источник: JHU,
федеральный и региональные
оперштабы по борьбе с вирусом
Источник: JHU, федеральный и региональные оперштабы по борьбе с вирусом

Входящая в АФК компания разработала две тест-системы и на следующей неделе ждет получения разрешительных документов от регуляторов — после чего запустит их в производство.


Жильбер Массард

Эксперт Университетского госпиталя Страсбурга, руководитель направления торакальной хирургии и трансплантации легких Страсбургского университета, главный торакальный хирург Франции, профессор.

Во Франции вирус распространяется неравномерно, с очагами в агломерации Парижа и на северо-востоке страны. Здесь больницы уже забиты, в реанимации мало мест. Поэтому используется трансфер пациентов в более спокойные регионы, где ситуация лучше, а также в соседние страны.

Помощь оказывают французские военные, которые открыли свои больницы и предоставили санитарную авиацию. Высокоскоростные поезда тоже переоборудуют в санитарные: в каждом вагоне можно разместить по четыре палаты интенсивной терапии.

В «горячих» регионах ситуация ужасна, но есть надежда, что поток новых больных пойдет на спад. Сейчас мы видим первые признаки этого.

Когда ресурсов мало, вопрос «кого лечить» — сложный на этическом уровне.

Важно понимать, что пациент, нуждающийся в ИВЛ — это не на трое суток, а не меньше месяца, с задействованием команды врачей разных профилей в круглосуточном режиме. Но и после откачки пациент не сразу может отправиться домой — из-за последствий длительной реанимации.

Вдобавок ко всему кроме COVID-19 есть много других пациентов с другими заболеваниями, некоторым из которых тоже нужны такие аппараты. Во Франции создан национальный регистр, чтобы оптимально распределять это оборудование по больницам.

В масштабах страны изоляция — это пока единственное, что мы можем делать для минимизации ущерба. Поскольку специальных антивирусных препаратов нет, это хорошее средство, чтобы затормозить эпидемию.

Изоляция не будет лечить коронавирус, но по крайней мере станет гарантией, что не все люди заболеют одновременно. Огромное число пациентов просто умерли бы, потому что доступа к лечению для всех нет.

Международная кооперация в поиске лекарств и вакцин от коронавируса даст намного больше, чем если бы страны занимались этим по одиночке. Много опыта Франция получила из Китая и Италии — стран, по которым эпидемия сильно ударила раньше.

Чтобы найти прививку, нужен длительный контроль качества и безопасности, так что мы не можем надеяться, что прививка будет готова раньше чем через полтора года.

Следующий шаг, который будет интересен в эпидемиологии — это понять, как выходить из режима изоляции. Для этого нужны исследования антител у пациентов.

В условиях эпидемии важна солидарность всего общества — не только среди медиков, но и населения в целом. Много людей и организаций нашли способ помогать пожилым людям, инвалидам, занимаясь простыми вещами, например, доставкой покупок.


Дина Авербух

Специалист по детским инфекционным заболеваниям и ВИЧ, Hadassah Medical Center, Иерусалим, Израиль.

Израиль быстро организовался на уровне властей и населения. Были введены базовые меры, позволяющие справиться с «короной» — это социальная дистанция, диагностика и изоляция заболевших, карантин для контактировавших, гигиена.

В большинстве регионов страны прирост новых случаев меньше, чем прогнозировали еще две недели назад, но остаются несколько «горячих» точек.

Через три недели мы увидим меньшую смертность.

Очень быстро были закрыты границы, в течение нескольких дней — школы, университеты, предприятия, за исключением жизненно важных. Многие перешли на работу из дома, а дети и молодежь — на онлайн-обучение.

Чем заняться во время карантина Фото: Alex Litvin / Unsplash

Правительство постаралось сделать принцип социальной дистанции доминантным и внушить его разным слоям населения, найдя к каждому свой подход. Это звучало в рекламе и произносилось всюду. Не все сразу поняли масштаб угрозы, но сейчас ситуация изменилась.

Концепт социальной дистанции в Израиле проблематичен из-за средиземноморского характера. Люди очень семейственные, любят быть в семьях и с друзьями. На данный момент все это отменяется.

Параллельно были введены меры социальной помощи. Пожилым привозят на дом еду и медикаменты, поэтому они не должны выходить из дома. Смертность от COVID-19 в стране на данный момент составляет 0,5%, это 37 случаев.

Заболевших отвозят не только в больницы, но и в крупнейшие гостиницы Израиля, которые организованы для изоляции. В них уже находятся около 800 человек. Тем, кто контактировал с больными и не соблюдает режим карантина, грозят не только штрафы, но лишение свободы сроком до полугода.

Даже если нет симптомов, позитивные на коронавирус люди заразны. Они обязаны сидеть в изоляции, это категорическое правило.

Как и в некоторых других странах, в Израиле работает мобильное приложение, дающее людям возможность понять, были ли они в контакте с выявленными больными.

Тесты на COVID-19 принимают специальные бригады скорой помощи, в день проверяют 8 тысяч человек. Перепрофилированы лаборатории, задействованы студенты-медики.

Больные с гипертонией в условиях этой эпидемии оказались в группе очень высокого риска. В ней и врачи, поскольку они на переднем рубеже борьбы с инфекцией.

Врачам следует с сохранением качества лечения снизить до необходимого минимума контакт с больными и коллегами, сохранять дистанцию в 2 метра и держаться дальше от детей, потому что симптомов COVID-19 у них может попросту не быть.

К счастью, «корона» щадит детей. Мы знаем, что, по данным из Италии, Китая и Америки, меньше 5% заболевших — это дети. И меньше 1% из тех, кто нуждался в госпитализации, это дети.

Насчет погоды и ее влияния на вирус — это wishful thinking. Люди надеются на что-то хорошее и предпочитают думать, что это хорошее произойдет. Влияет ли высокая температура окружающей среды на «корону» — пока непонятно, и никто не может сказать, поможет ли наступление теплого сезона борьбе с вирусом.


Сергей Ким

Профессор, директор международного медицинского центра Bundang Сеульского национального университета (Южная Корея).

Южная Корея в начале февраля 2020 года была второй страной после Китая по числу случаев заражения COVID-19. На сегодняшний день около 10 тысяч подтвержденных случаев, из них летальных — 174.

В Южной Корее в начале эпидемии был точечный очаг, появление которого связывают с деятельностью одной религиозной организации. Она базируется в конкретном городе, и на эту провинцию сейчас и приходится 80% всех подтвержденных случаев, тогда как оставшиеся 20% распределены по другим территориям.

Смертность в стране составляет 1,7%, при этом нет жесткого карантина, такого как в США или Европе. Люди ходят на работу. От государства единственная рекомендация — не проводить массовых мероприятий, не посещать места скопления большого количества народа, ходить в масках.

Очень много споров, помогают маски или нет. Но, судя по всему, лучше с маской, чем без нее.

Если у человека выявляют вирус, специальная группа отслеживает цепочки инфицированных, весь его трафик. Всем, кто общался с зараженным, делают анализы на COVID-19.

По мере того как спецгруппа прослеживает предшествующую активность людей с подтвержденным COVID-19, местные власти рассылают населению информацию о выявленных маршрутах их передвижения. Таким образом, все могут проверить, пересекались ли они с этими людьми в каких-то местах.

Было много споров, нужно ли делать эти массовые тестирования, не достаточно ли это агрессивно. Но, судя по всему, это было сделано не зря.

Для работы с зараженными Южная Корея открыла 18 карантинных центров на базе учебных центров крупных корпораций. Это не лечебные учреждения, но там есть медперсонал, который мониторит состояние пациентов. Если у человека диагностирован вирус и при этом нет симптомов, либо тест отрицательный, но был тесный контакт с зараженным, то его помещают в такой центр. В общей сложности эти центры могут принять 4 тыс. пациентов.

Корейцы в большинстве своем законопослушны и все стараются соблюдать рекомендации властей. И они не сметают все с полок магазинов, в отличие от того, что мы видим в новостях из других стран, охваченных пандемией.

Корейцы живут спокойной жизнью. Ажиотажа и массовой скупки товаров нет.

Пока непонятно, можно ли заразиться COVID-19 повторно. В теории такое возможно, поскольку вирус может мутировать, но пока это не доказано.

Было несколько случаев, когда человек проходил лечение и у него был отрицательный результат, а затем через какое-то время он сменился положительным.

В Южной Корее начались эксперименты по использованию плазмы выздоровевших пациентов для лечения тяжелых пациентов, которым не помогли используемые на данный момент методы, антивирусные препараты. Эти эксперименты только начались, будем рассчитывать на эффект.

Бизнес-школа СКОЛКОВО регулярно проводит онлайн-мероприятия в поддержку предпринимателей, выберите подходящее вам на сайте бизнес-школы.


Подписывайтесь и читайте нас в Яндекс.Дзене — технологии, инновации, эко-номика, образование и шеринг в одном канале.

Следующий материал: