Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

Андрей Филатов: «Цифровизация — это инструмент выживания»

Директор SAP по России и СНГ рассказал РБК о том, как цифровая трансформация бизнеса за считанные недели из конкурентного преимущества превратилась в инструмент выживания и залог дальнейшего процветания

«Мы живем в эпоху самого сильного тренда, который быстро и очень эффективно меняет глобальную картину мира». С этой фразы, в которой под «самым сильным трендом» каждый теперь без труда угадает коронавирус, начался наш разговор с Андреем Филатовым, генеральным директором SAP в России и СНГ. Мы еще успели встретиться лично, до введения домашнего режима в Москве, но за руку предпочли уже не здороваться и беседовали на приличном расстоянии друг от друга. Главной темой интервью стала цифровизация на глазах меняющегося мира — почему именно сейчас она стала таким «мощным инструментом выживания, спасения, дальнейшего развития и конкурентного преимущества».

Эксперт тренда

Андрей Филатов работает в ИТ-индустрии более 25 лет. В 1994 году он окончил Уральский государственный технический университет (Екатеринбург) по специальности «автоматизированные системы обработки информации и управления». В 2006 году продолжил образование по программе International Executive Program в бизнес-школе INSEAD. До ноября 2018 года занимал должность генерального директора IBM в России. В апреле 2019 года возглавил SAP в России и СНГ, где отвечает за операционное управление и стратегическое планирование деятельности компании в регионе, а также за развитие экосистемы совместных инноваций с партнерами и клиентами. Ранее имел опыт работы в SAP в СНГ на руководящих должностях.


Аудиоверсия материала:


Не было бы счастья…

— Имея такой большой опыт работы на ИТ-рынке, можете оценить уровень цифровизации в России? Готовы ли мы к трансформации, которой в срочном порядке потребовал коронавирус?

— С одной стороны, в России очень много компаний — как крупных корпораций, так и представителей среднего и малого бизнеса, которые серьезное внимание уделяют инновациям. В пример можно привести проникновение сотовой связи или, даже лучше, развитие такси: «Яндекс», Uber, Gett и так далее. И сравним, допустим, с Германией, где вообще ничего подобного нет. В ФРГ во многих землях Uber запрещен и по традиции есть обычное такси, которое можно взять либо на специальных парковках, либо заказать по телефону.

Интернет-магазины у нас очень хорошо развивались в последние годы, тот же Wildberries или Ozon. И компания «Яндекс» у нас существует, и «Мейл.ру», и другие лидеры цифрового бизнеса, которые, в принципе, по уровню своих сервисов и подходов не уступают мировым лидерам. И с этой точки зрения можно сказать, что у нас все очень продвинуто.

Фото: Владислав Шатило / РБК
Фото: Владислав Шатило / РБК

С другой стороны, если посмотреть на использование облачных технологий для бизнеса (а именно они дают быстрое развертывание решений и непрерывность бизнеса в быстро меняющихся условиях), то увидим, что мы существенно отстаем даже, например, от Центральной и Восточной Европы — от региона, который вроде бы сопоставим с нами по уровню экономического развития (особенно нас любят сравнивать с Польшей). И одна из причин отставания — это консервативная политика крупных корпораций, которые имеют довольно жесткую позицию не использовать облачные технологии. И из-за этого, мне кажется, во время кризиса им приходится сложно. Когда вы отправили всех своих сотрудников на удаленную работу, а никаких средств для удаленной работы нет, когда вашу систему удаленно никак нельзя поддерживать и вы не можете со своими клиентами взаимодействовать, на мой взгляд, это серьезная проблема, которую сейчас все будут решать.

И я надеюсь, что вся эта негативная ситуация с развитием коронавируса приведет к тому, что облачные технологии получат дополнительный толчок роста, ведь именно они позволяют быстро разворачивать новые решения для задач, которые вдруг стали актуальными.

Что станет с экономикой и обществом после нынешнего кризиса

— Поможет ли коронавирус преодолеть страхи, которые мешают развитию облачных технологий?

— Мы надеемся на это, потому что, с одной стороны, есть определенный консерватизм, но, с другой — мы видим, что те, кто не боялся и вложился в облачные технологии, сейчас чувствуют себя намного увереннее. У них нет сейчас непреодолимых проблем для бизнеса.

— Как вы развенчиваете мифы, связанные с облаком?

— Давайте разберемся, какие есть традиционные страхи перед облачными технологиями. Первый — «я не знаю, где там мои данные, кто к ним может получить доступ и какой вред это мне нанесет». Это один из самых больших страхов, который решается тем, что большинство облачных провайдеров доступ к данным не получают. Доступ остается только у вас, это ваши данные, и вы с ними работаете. У нас любые действия в системе регистрируются и фиксируются, вы всегда можете проверить, кто и к чему получал доступ. И это неотключаемая функция, ее нельзя обойти. Плюс вводится система шифрования данных, когда их нельзя просто так скопировать. И, даже если кто-то на физическом уровне попытается данные считать, он все равно ничего не сможет понять, потому что там все зашифровано.

А вообще, как мы знаем, самые серьезные киберпреступления совершаются изнутри, когда кто-то из персонала с доступом к данным использует эти полномочия в личных интересах. Известны также истории, когда сотрудники наносили ущерб предприятию просто из мести.

Второй момент — это доступность данных: «А что, если там что-то сломается, и я не смогу пользоваться системой?» Действительно, мы наблюдали сбои у разных провайдеров, много было сообщений, что где-то какие-то сервисы становились недоступными у крупных известных компаний. Это неизбежность: ИТ-системы, бывает, выходят из строя по разным причинам. Но компания, которая профессионально занимается организацией таких сервисов, конечно же, защищается, и у нее это может получаться намного эффективнее, чем у тех, кто это делает у себя в дата-центре. Просто о сбоях во внутренних хранилищах данных никто не знает, журналисты об этом не пишут, и это не становится публичной информацией. Но есть статистика, которая говорит о том, что серьезные сбои во внутренних корпоративных ИТ-системах происходят чаще, нежели сбои в облачных сервисах. У нас же есть максимальное резервирование, резервный центр обработки данных (ЦОД), удаленный от главного.

Алексей Тимонин: «Пора переводить страхование в онлайн»

Есть еще третий момент, когда заказчик говорит: «Я посчитал: мне самому все сделать дешевле, чем платить за ваше облако». Он оценивает стоимость за пять лет: сколько будет стоить покупка оборудования и развертывание на нем программного обеспечения. И это достаточно частая проблема развития облачных технологий, потому что они считаются дорогими.

— Но вы же сами сказали, что самим сделать все дешевле…

— При таких расчетах некоторые заказчики упускают существенные составляющие затрат, которые относятся к обслуживанию, — они просто не берут в расчет расходы, связанные с обслуживанием ИТ-систем. А есть еще стоимость изменений: чтобы внести изменения в систему, которая находится у вас внутри, или в систему, которая находится на стороне провайдера, объем затрат очень сильно может отличаться. Мы как-то считали, в год в ЦОДе вносится более 50 тыс. изменений в системы. Если у провайдера это может вам ничего не стоить — просто вы добавляете мощности, и дальше обо всем голова болит у оператора, то в случае, если вы выполняете задачу самостоятельно, вас опять ждут проведение закупочных операций, риски добавления новых элементов в ИТ-систему, потери времени, денег и простои.

Дорога ложка к обеду

— Как показала нынешняя ситуация, скорость реально имеет значение.

— Время и скорость имеют огромное значение. Это один из главных трендов нынешнего мира. Скорость в облаках существенно выше, и это очень ценно само по себе, потому что, как говорится, дорога ложка к обеду. Вот сейчас идет кризис, связанный с коронавирусом. Вы видите, что есть возросший спрос на онлайн-поставки продуктов, и новый сервис компаниям надо реализовать прямо сейчас.

Какие стратегии помогут сохранить бизнес в разгар эпидемии Фото:Андрей Любимов / РБК

— Да, продукты можно было на завтра заказать, а потом только через неделю.

— Это, кстати, временно. Я тоже с одним крупным оператором столкнулся и реально ждал неделю, чтобы мне привезли заказ. И сразу же, когда мне его привезли, я думаю: а закажу-ка я сразу вперед. И заказал на неделю вперед, а мне его привезли на следующий день.

— Быстро адаптировались.

— Конечно, потому что эта компания специализируется на онлайн-продажах. У нее был пиковый всплеск, который поставил ее в тяжелое положение. Но она с ним справилась, быстро подтянула свои резервы и перестроила работу.

Фото: Владислав Шатило / РБК
Фото: Владислав Шатило / РБК

Компании, которая этим не занималась или занималась факультативно, намного сложнее, и ей потребуется больше времени, чтобы наладить поставки. Плюс сейчас это актуально, но через два-четыре месяца эпидемия пойдет на спад и интерес к онлайн-доставке схлынет, а у вас только в этот момент все заработает по-новому. И получается, что вы основной пик спроса упустили. Многие заказчики не учитывают скорости: если вы что-то сделаете быстро, вы заработаете больше денег. Если же вы пытаетесь выбрать максимально дешевое решение, сэкономить, запускаете бесконечные циклы тендеров, сравнение поставщиков, выбор решений, то это займет столько времени, что экономия окажется в разы меньше, чем та упущенная выгода, которую вы могли бы получить за весь этот процесс.

Мост через пропасть: как бизнесу преодолеть цифровой барьер Фото:Seong Joon Cho / Bloomberg

Поэтому, когда я разговариваю со многими нашими заказчиками, я стараюсь обратить их внимание на то, что скорость и время сейчас стоят дороже, чем раньше.

Компания «М.Видео» в начале 2020 года запустила систему SAP Yard Logistics для управления входящими и исходящими товарными потоками, а также движением транспортных средств на территории складских комплексов. В системе отражаются «расширенные» статусы по каждой поставке через контрольные точки. Таким образом, персонал всегда знает, где находится машина и сколько времени занимает каждый этап обработки. В системе также настроена возможность собирать статистику и анализировать данные по конкретным участкам. Статусы меняются в режиме онлайн как в самой системе, так и на специальном веб-портале. На этом же портале все поставщики товаров и транспортные контрагенты могут записаться на разгрузку или погрузку на нужный склад, выбрав свободный временной слот. На старте использования системы компания планировала снизить задержки по обработке заказов в высокий сезон на 5%, увеличив при этом пропускную способность склада. И сегодня, когда резко увеличился спрос на бытовую технику и отмечается резкий переход покупателей в онлайн, «М.Видео» может справляться с растущей нагрузкой.

— Какие отрасли, по вашим наблюдениям, наиболее открыты для цифровизации?

— Из тех, кто быстро и активно в эту сторону развивается, я бы в первую очередь назвал крупнейшие металлургические компании: «Северсталь», НЛМК, «Норильский никель». Я скажу вам крамольную мысль: на мой взгляд, металлурги сегодня даже более инновационные, чем, например, банкиры, которые в общественном мнении являются флагманами цифровизации.

А вот нефтегазовые компании консервативно относятся к облачным технологиям, хотя в странах СНГ, таких как Казахстан, Азербайджан, намного больше облачных проектов в этом секторе. Возможно, это связано с тем, что у наших соседей работает много международных нефтегазовых компаний в виде СП, у которых облачные технологии вообще не вызывают никаких опасений.

Пандемия как стресс-тест: какие отрасли будут развиваться из-за вируса

Активно цифровизируются ретейл, телеком, химия. В целом частный бизнес более восприимчив к инновациям и с удовольствием использует облачные технологии. Для госкомпаний все сложнее, но мы видим и здесь движение в эту сторону. Активную роль в продвижении облачных технологий в госсекторе занимает «Ростелеком», с которым у нас партнерство, и наш собственный ЦОД находится в «Ростелекоме». С «Россетями» мы создали интересный блокчейн-прототип для управления взаиморасчетами с потребителями и надеемся, что он в итоге дойдет до продуктивного использования. Цели проекта — увеличение прозрачности расчетов между потребителями, сетевыми и сбытовыми компаниями, а также сокращение задолженностей за услуги по передаче электроэнергии.

Компьютерное зрение в «Норникеле»: суть проекта в том, чтобы убрать с конвейерной ленты мусор — все то, что не нужно отправлять в переплавку, а оставить по максимуму чистой руды. Когда этим занимается человек, он может что-то заметить, что-то нет, в результате большой процент мусора попадает в переплавку, энергия тратится вхолостую. В данном случае применение искусственного интеллекта может дать мгновенный прирост эффективности на 10-15%.

— А есть ли какие-то законодательные препоны для развития цифровизации? Успевает ли государство готовить нормативную базу для внедрения инновационных технологий?

— Многие цифровые истории еще требуют того, чтобы регулятор дал на них добро. Законодательство, к сожалению, не успевает за развитием технологий, хотя я вижу, что у нас в стране со стороны государства прилагаются большие усилия, чтобы поддержать инновации. В частности, это касается беспилотного транспорта или криптовалют. Сейчас как раз тот момент, когда все пробуют, изучают. И в какой-то момент прорыв должен случиться. Но если мы посмотрим на мировой опыт, например на опыт Сингапура, Швейцарии или даже Эстонии, то видно, что мы чуть-чуть отстаем: нам не хватает конкретных законодательных шагов. Как только они случатся, сразу же пойдут внедрение и развитие новых технологий. Я уверен, что очень многие игроки рынка готовы что-то запустить и что-то сделать, но они сдерживают инвестиции, подтормаживают проекты.

Пять факторов успеха инноваций и роль в них государства Фото:Евгений Биятов / РИА Новости

Коронавирус заставил правительства разных стран действовать быстрее. Посмотрите, как они по-разному борются и решают проблемы пандемии, в том числе вопросы, связанные, например, с репатриацией. Очень много граждан находятся по всему миру. Как их проидентифицировать, как построить процесс управления этой репатриацией, как помочь согражданам вернуться на родину? Государство должно об этом позаботиться.

И мы тоже над этим работаем. Для правительства Германии мы сделали решение по управлению репатриацией граждан. Оно очень легкое, облачное, позволяет быстро этот процесс запустить. Возможно, в России разрабатывается альтернативное решение, у меня нет такой информации. Но мы с удовольствием бы предложили свою помощь.

— Какие еще решения, актуальные для нынешней ситуации, вы предлагаете?

— У людей сейчас появилось больше свободного времени — как минимум не надо ездить на работу и обратно. Мы предлагаем свои технологии для того, чтобы заказчики могли организовывать обучение своих сотрудников. Возможно, это поможет компаниям по окончании кризиса получить более подготовленных специалистов, которые смогут повысить свою эффективность, решать новые задачи. Мы запустили серию вебинаров для клиентов по тем или иным технологиям. Если раньше их посещали 15–20 человек, то в условиях удаленки — больше 150. Организовали бесплатные курсы Data Science.

Чем заняться во время карантина Фото:Alex Litvin / Unsplash

Отдельно мы организовали горячую линию для клиентов, чтобы они всегда понимали, куда обратиться в условиях карантина, если у них есть вопросы по нашим решениям или их поддержке. Мы разработали специальные быстрые сценарии для бизнеса — от риск-мониторинга до организации удаленного закрытия отчетности.

В поисках Кулибиных

— Поддерживаете ли вы стартапы и используете ли их разработки? Могут ли они предложить что-то новое такому гиганту, как SAP?

— В рамках совмещенной задачи по выращиванию российских разработчиков и экспорту технологий мы вместе с одним из департаментов Министерства цифрового развития создали акселератор и запустили его в конце прошлого года. Мы уже отобрали десять компаний, которые будем сертифицировать, и через нашу облачную платформу их решения будут интегрироваться со всем ландшафтом.

Фото: Владислав Шатило / РБК
Фото: Владислав Шатило / РБК

У стартапов в России есть несколько классических проблем, которые системно пока не решены. Возьмем типового разработчика. Как правило, это небольшая команда, у которой есть классная бизнес-идея. Она обладает и инновационностью, и какой-то потенциальной привлекательностью. Дальше надо найти клиента. Если клиент — крупная корпорация, у стартапа возникает проблема, как пробиться через требования, выставляемые для поставщиков. Это и возраст компании, и оборот, и другие базовые параметры, которым молодому бизнесу очень сложно соответствовать. Почему крупные корпорации так требовательны? Они стараются избегать фирм-однодневок. А как определить, что стартап, которому меньше года, не однодневка, а хорошая серьезная компания? Это первая проблема.

Как искать инвестора в стартап во время пандемии

Вторая — то, что у стартапов нет опыта в заключении контрактов. У них, как правило, нет своих юристов, которые защищают их интересы. Нет финансистов, просчитывающих риски, которые надо включить в цену, чтобы не уйти в убыток. В итоге они вынуждены соглашаться на те контракты, которые им предлагают заказчики, а во всех таких контрактах зашиты довольно драконовские штрафные санкции. Поскольку у стартапов мало опыта, при внедрении они сталкиваются с какими-то проблемами, которые не учитывали. В итоге выбиваются из графика и влетают на штрафные санкции. Получается, что шансов спастись у них почти нет.

Посмотрим на это со стороны крупных корпораций. К ним приходит стартап с хорошей бизнес-идеей, но нет никаких гарантий, что решение не дырявое с точки зрения кибербезопасности, что оно прошло нагрузочные тестирования и так далее.

Зачем современным корпорациям нужны стартапы

Чем хороши облачные платформы и почему сейчас стартапы высаживаются на них? Эти платформы снимают с них все вышеперечисленные проблемы: вопросы нагрузки, масштабирования, кибербезопасности. И у разработчиков вообще голова не болит, они просто реализуют свою идею на этой платформе. Дальше они приходят к клиенту и говорят: вот у меня промышленная платформа, вот у меня сертификат от владельца платформы, у меня все соответствует их критериям. Естественно, доверие со стороны крупного бизнеса к такой разработке намного выше. И мы сейчас в эту историю как раз и пытаемся инвестировать и развернуться масштабно, потому что я очень верю в этот симбиоз, что мы друг другу очень выгодны.

— Я поняла выгоду для стартапа в такой платформе. А вам-то что это дает?

— Стартапы могут закрыть те задачи, которые мы сами не решаем. Ни одна компания не может закрыть все потребности рынка во всех решениях. Всегда остаются какие-то открытые вопросы, которые снижают ценность изначального решения. Допустим, я к вам прихожу с решением восьми из десяти задач. И это хорошо, но остальные две задачи тоже надо бы решить, и желательно недорого. Пусть это сделают другие разработчики, но сделают это так, что вам как заказчику это будет максимально удобно, чтобы все было совместимо, чтобы вам не надо было думать про интеграцию и о том, как дальше поддерживать и развивать. Таким образом мы повышаем привлекательность наших систем для заказчика.

— Что вы можете посоветовать молодым людям, чтобы стать успешными в ИТ-сфере?

— Есть два подхода: или вглубь, или вширь. Первый — стать суперглубоким экспертом в какой-то предметной области, стать лучшим. Даже если часть функций будет роботизирована, эксперты все равно будут нужны — кто-то же должен этих роботов учить, развивать и поддерживать. Если вы глубоко знаете какую-то отрасль, скорее всего, вам как профессионалу ничего не грозит, вы будете все равно востребованы.

Второй подход — надо иметь широкий кругозор и уметь очень быстро адаптироваться и переключаться с темы на тему, чтобы подхватывать те задачи, которые появляются, и оперативно в них вникать, разбираться и находить себе применение.

Как быть востребованным в сфере ИТ

— Какие сейчас профессии в ИТ наиболее востребованы, где не хватает кадров?

— Сейчас вообще в принципе по всем цифровым технологиям кадров не хватает. Возьмем, к примеру, искусственный интеллект. Здесь колоссальное количество задач, которые между собой могут быть очень слабо связаны или вообще не связаны, но, тем не менее, реальных специалистов, которые в этом разбираются, очень мало. Начиная от машинного обучения и заканчивая роботизацией и обучением роботов.

Интернет вещей, дополненная реальность, цифровые двойники — везде дефицит специалистов. А кибербезопасность? Появляется все больше новых угроз, связанных с онлайн- и облачными технологиями, и, конечно, очень важно, чтобы специалисты в этой области были все время на острие. Я могу выразить высочайшее уважение команде Сбербанка, которая построила, наверное, один из лучших в мире центров по кибербезопасности.

Архитектура цифровых систем, цифровые маркетплейсы, юристы по цифровым взаимодействиям. Юристов много, но единицы тех, кто может вам объяснить, как реализовать в системе блокчейн какое-то цифровое взаимодействие, чтобы это не противоречило законодательству, когда у вас контракт полностью цифровой, а не бумажный, и как это потом в судах решать, если у вас возник спор.

Бесчеловечный арбитраж: смогут ли роботы заменить юристов Фото:Сергей Бобылев / ТАСС

Цифровизация породила колоссальное количество вопросов и задач, вызывающих потребность в специалистах, которых сейчас мало.

В прошлом году на ПМЭФ SAP и компания «Енисейская Сибирь» подписали соглашение о создании инновационной лаборатории в Сибирском федеральном университете. Студенты получили возможность разрабатывать и тестировать цифровые продукты на базе технологий машинного обучения, больших данных и интернета вещей. Молодые специалисты будут работать над перспективными сценариями в области промышленной безопасности, охраны труда и экологии, а также над созданием цифровых двойников оборудования и виртуальных моделей управления производственным процессом в режиме реального времени. Кроме индустриальных проектов, студенты займутся разработкой сценариев для «умного города».


Подписывайтесь и читайте нас в Яндекс.Дзене — технологии, инновации, эко-номика, образование и шеринг в одном канале.

Следующий материал: