Выкладываем посты и меняем мир: активизм в интернете

Фото: Unsplash
Фото: Unsplash
В новом выпуске подкаста разобрались, можно ли конвертировать лайки и репосты в полезные действия в реальной жизни

Слушайте нас на любой удобной платформе: Apple Podcasts, CastBox, «Яндекс.Музыке», Google Podcasts и «ВК Подкастах». А еще следите за нами в Telegram РБК Трендов — там мы делимся интересными материалами по теме.

Содержание беседы

1:50 — Можно ли изменить мир, не выходя из дома?

4:37 — Влияет ли интернет-активизм на реальность?

10:31 — Из интернета в реальность

15:52 — Кто прав, а кто не прав в интернете?

25:50 — Визуальный язык

32:32 — Когда корпорации используют социальную повестку

33:20 — Хактивизм

Участники подкаста:

  • Оксана Мороз — доцент Высшей школы экономики, автор блога «Злобный культуролог»;
  • Дмитрий Муравьев — преподаватель магистратуры «Цифровые методы в гуманитарных исследованиях» ИТМО, автор Telegram-канала data stories;
  • Сергей Романцев — ведущий подкаста, техноблогер.

Главное из выпуска

Может ли интернет-активизм стать катализатором перемен

Оксана Мороз рассказала, что активизм в первую очередь направлен на то, чтобы рассказать людям о существующих проблемах. Исходя из полученной информации люди могут внимательнее относиться к ним и менять свои привычки. Например, посты про загрязнение окружающей среды могут убедить людей сортировать мусор или сдавать старую одежду на переработку. При этом неясно, могут ли лайки, репосты и активность превратиться в реальные действия, которые способны что-то поменять в обществе. Действенными инструментами интернет-активизма являются краудфандинг, донаты, пожертвования и другие сборы денег.

Дмитрий Муравьев подчеркнул, что существуют несколько видов того, как люди используют онлайн-пространство для своей деятельности. Первый вид — обращение к интернету как к поводу о беспокойстве. Сюда можно отнести любые организации, которые занимаются интернет-безопасностью и защитой онлайн-пользователей. Второй вид — социальные движения, которые используют интернет как инфраструктуру для активизма и тем самым расширяют репертуар своих действий.

Об офлайн-встречах и взаимопомощи

Во времена раннего рунета было сформировано множество офлайн-сообществ. Они не были настроены на социальную повестку, а скорее были культурными средами для людей с разными интересами. К примеру, в нулевые фанаты саги «Властелин Колец» организовывали еженедельные встречи в Нескучном саду. Такие маленькие сообщества поднимают ощущение нужности, а еще показывают: есть люди со схожими взглядами на жизнь и похожими интересами. Такие «клубы по интересам» служат напоминанием того, что интернет-активность может стать частью реальности, если люди этого захотят.

С интернет-активизмом сложнее: благодаря социальным сетям можно призывать к вниманию, организовывать какие-то кампании и обращаться к общественности. Это полезно, особенно если люди исчерпали все варианты обратной связи или же у таких активистов нет других способов быть услышанными. С другой стороны, корпорации и организации могут ответить на все жалобы при помощи маркетинговой кампании, которую увидят много людей. Но в таких случаях бывает сложно отследить, действительно ли компания или организация сделали что-то полезное.

Фото:Shutterstock
Зеленая экономика Радикальный экоактивизм: кто и зачем обливает картины томатным супом

В 2020 году работники фабрики одежды для Mango требовали от руководства доступ к чистой питьевой воде. До того как об их истории не рассказали журналисты, работников и членов профсоюза увольняли и не давали четких ответов. Только после резонанса в Сети бренд Mango решил начать кампанию в социальных сетях. Спустя несколько месяцев уволенные сотрудники были восстановлены.

Оксана Мороз привела несколько примеров, когда онлайн-активизм перерос в активизм в реальности. Один из них — Сапатистская армия национального освобождения в Мексике, которая боролась за лучшие условия жизни в штате Чьяпас. Для того чтобы найти союзников в других регионах страны и за рубежом, армия рассказывала о происходящем в интернете.

Также есть специальные проекты по типу IT-Волонтер, где любой желающий может помочь НКО сделать сайт, исправить ошибки в системе и решить другие технические задачи.

Девушка, я не договорила: кто прав в Сети?

В интернете постоянно ведутся споры. Причем часто наши взгляды с другими людьми могут различаться совсем немного, но это все еще служит поводом для раздражения. Другой повод для недовольства — использование клише. Осознанно или нет, все пользователи понимают, что разговаривают с аудиторией, поэтому пытаются каким-то образом достучаться до других и нажать на нужные точки.

Оксана Мороз отметила, что агрессия происходит тогда, когда нет возможности обратиться в работающие институты. Без функционирующих органов сложно добиться изменений, поэтому людям только и остается что спорить между собой. Дмитрий Муравьев добавил, что ни одна социальная сеть не создана для того, чтобы вести конструктивный спор со взвешенными и подробными аргументами. В Twitter, например, ограничение по знакам — невозможно вместить все свои аргументы в 280 символов.

Кроме того, в подкасте обсудили относительно новый вид онлайн-активизма — хактивизм. Хакеры отстаивают права человека, свободу слова или свои политические взгляды с помощью взломов. Гости отметили, что сейчас хактивизм является серой зоной, поэтому работу хакеров сложно оценить: непонятно, как хактивисты разграничивают борьбу за свои права и вторжение в чужую личную жизнь.

Обновлено 08.12.2022
Главная Лента Подписаться Поделиться
Закрыть