Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

Выживут только гиганты: как коронавирус уничтожает музеи

Фото:Daniel J. Schwarz / Unsplash, Carlos Alvarez / Getty Images
Фото: Daniel J. Schwarz / Unsplash, Carlos Alvarez / Getty Images

Об авторе: Александра Авдеева — журналист, востоковед, выпускница Института стран Азии и Африки МГУ, магистрант РГГУ по специальности «история искусств».

Каждый восьмой музей мира не сможет возобновить работу после окончания карантина. К такому выводу пришли эксперты ЮНЕСКО и Международного совета музеев (ИКОМ). В середине мая они опубликовали результаты двух исследований, посвященных оценке воздействия пандемии COVID-19 на музеи и учреждения культуры. Согласно этим исследованиям, более 85 тыс. объектов культурного наследия и музеев — то есть около 90% от общего количества в мире — закрыли свои двери для посетителей в период коронавируса.

Сколько теряют музеи

Музейная среда, несмотря на попытки внедрения интерактивных и мультимедийных технологий в экспозиции, по-прежнему остается крайне консервативной. Согласно заявлению ЮНЕСКО, далеко не все музеи смогли оперативно подстроиться под новые реалии и предложить своим посетителям онлайн-контент во время карантина. В Африке доля таких музеев составила лишь 5%, хотя в этом регионе находятся такие крупные объекты мирового значения как Каирский Египетский музей или Археологический парк Карфаген в Тунисе.

Фото: Omar Elsharawy / Unsplash
Фото: Omar Elsharawy / Unsplash

Подавляющее большинство музеев — даже успешно справившихся с переходом в онлайн — не могут существовать без посетителей: это противоречит их природе и существенно сокращает их доходы. По данным опроса, проведенного Сетью Европейских музейных организаций (NEMO), крупнейшие музеи Европы — такие, как амстердамские Рейксмузеум и Стеделийк или венский Музей истории искусств — за одну неделю карантина теряют от €100 тыс. до €600 тыс. В том же положении находятся и гиганты российской музейной сферы. Эрмитаж из-за коронавируса может потерять примерно половину своего годового бюджета (т.е. около 2,5 млрд руб.), ГМИИ им. Пушкина оценивает свои ежедневные потери в 2 млн руб., Третьяковка еженедельно теряет около 19 млн.

Сколько европейские музеи теряют за неделю пандемии коронавируса

30% музеев — до €1 тыс.

25% музеев — до €5 тыс.

13% музеев — до €30 тыс.

5% музеев — свыше €50 тыс.

Источник

За пределами Европы ситуация еще тяжелее: руководство гигантского храмового комплекса Ангкор-Ват в Камбодже — шедевра кхмерской архитектуры XII века — сообщило о падении доходов археологического парка на 99,5%: с 7 млн. долларов в апреле 2019 года до 29 тыс. долларов в апреле 2020 года.

Американский альянс музеев оценил общие ежедневные потери всех музеев США в период пандемии в $33 млн.

Открытие не поможет

«Музейная сфера не может выжить самостоятельно, без поддержки государственного и частного секторов», — говорится в заявлении президента Международного совета музеев Суая Аксоя. Помощь понадобится всем без исключения — от топовых художественных собраний до небольших частных коллекций. Характер и объем поддержки будут сильно отличаться в зависимости от размеров того или иного музея, его формы управления, принципов формирования бюджета и нюансов музейного законодательства страны.

Но пока помощь от филантропов только сокращается. Например, в Великобритании объем пожертвований от НКО и частных благотворителей уже упал на 80-90%, и это еще не предел.

Средний размер пожертвований и другие факты о социальной экономике Фото:Chip Somodevilla / Getty Images

Даже открытие музея для посетителей не поможет в решении имеющихся финансовых сложностей, а только усугубит их. Пока нет вакцины от коронавируса, музеи будут вынуждены принимать меры по обеспечению безопасности посетителей и сотрудников: от санитарной обработки помещений и закупки средств защиты до ограничения числа посетителей в залах. Это повлечет за собой дополнительные затраты, поэтому музеи готовятся к тому, что после локдауна придется работать в убыток.

В России будет именно так — глава Минкультуры России Ольга Любимова, которая, кстати, сама переболела коронавирусом, презентовала план поэтапного возобновления работы учреждений культуры. Он включает в себя все названные ограничения и меры предосторожности.

Фото: Salvador Maniquiz / Shutterstock
Фото: Salvador Maniquiz / Shutterstock

По оценке Любимовой, при условии снятия ограничений 1 июня, музеи смогут открыться для посетителей не раньше середины июля, то есть только подготовительный этап займет около полутора месяцев. После этого придется регулировать плотность посетителей в залах (она не должна будет превышать норму в 1 человека на 1 кв. м площади зала). Экскурсионные группы вернутся в музеи в самую последнюю очередь. Таким образом, сама Любимова отмечает, что музеи и после открытия продолжат терять в доходах.

Возобновить работу московские музеи смогут с 16 июня, но некоторые из них действительно откроются не раньше конца июня или даже середины июля. Например, ГМИИ им. Пушкина планирует открыть двери лишь с 10 июля. В Санкт-Петербурге снятие запрета на работу музеев планируется на конец июня.

Самые большие суммы теряют и продолжат терять самые крупные музеи, но несмотря на это — закрытие им не грозит. Ни одно государство не позволит обанкротиться учреждению культуры мирового масштаба — слишком велики потери, в том числе репутационные. Например, в Великобритании такие музеи имеют статус национальных и полностью финансируются государством.

Прикоснуться к истории: зачем музеям виртуальная реальность Фото:Stefan Wermuth / Reuters

«Подушка безопасности» не раскроется

В США подавляющее большинство музеев финансируются либо частными лицами, либо корпорациями, а поступающие в музеи средства аккумулируются в фондах целевого капитала — эндаументах.

Эндаумент (целевой капитал) — это пожертвования, которые аккумулируются в в специальном фонде, а затем инвестируются. Расходоваться может только доход от инвестирования и только на конкретные цели, указанные жертвователем. Первоначальный объем пожертвований, как правило, остается нетронутым.

Музеи–мировые лидеры по объему активов в эндаументах по итогам 2018 года:

  1. Метрополитен-музей в Нью-Йорке — $3,6 млрд

  2. Музей изящных искусств Хьюстона — $1,7 млрд

  3. Смитсоновский институт в Вашингтоне — $1,49 млрд.

У большинства крупных европейских музеев, а также некоторых музеев России — Эрмитажа, Третьяковской галереи, Еврейского музея и центра толерантности, Гаража — тоже есть эндаументы, пусть и со значительно более скромными активами.

Но на расходование средств эндаументов накладывается масса ограничений. Предполагается, что эти деньги будут использоваться для финансирования стратегически важных потребностей музея — таких, как образовательные, инклюзивные программы, пополнение коллекции и т.п., но не на покрытие экстренных расходов. Так что даже такая финансовая «подушка безопасности» может сейчас не сработать.

Например, Нью-Йоркский Музей Гуггенхайма, активы эндаумента которого составляют 85 млн долларов, оказался вынужден отправить 92 сотрудников в бессрочный неоплачиваемый отпуск. А знаменитый Музей современного искусства (MoMA) — обладатель целевого капитала в $1 млрд — расторг все контракты с внештатными преподавателями. В прощальном письме музей сообщил, что «пройдут месяцы, если не годы, прежде чем музей сможет вернуться к докризисному уровню бюджета и начнет думать о возобновлении образовательных программ».

Фото: Reno Laithienne / Unsplash
Фото: Reno Laithienne / Unsplash

Среди тех музеев, которые могут более или менее свободно распоряжаться деньгами своего эндаумента — Метрополитен-музей. Он уже заявил, что потратит часть этих средств на выплаты зарплат сотрудникам.

Крупные музеи могут рассчитывать на господдержку и собственные «финансовые подушки» — и все равно им будет нелегко. Придется скорректировать свои программы — выставки, которые были запланированы на весну-лето 2020 года, не откроются по расписанию из-за логистического кризиса и срыва договоров на отправку экспонатов. Обычно музеи планируют выставки на несколько лет вперед, и теперь все эти планы оказались под угрозой срыва. В России причина не только в пандемии — падение цен на нефть повлекло за собой снижение курса рубля. Приблизительная стоимость большой выставки в ГМИИ — около €1 млн. При нынешнем курсе валют это означает, что музею придется либо существенно сократить число экспонатов из-за рубежа, либо полностью пересмотреть распределение финансирования между музейными программами.

Сложнее всего будет частным коллекциям, нехудожественным музеям, музеям-квартирам и небольшим провинциальным собраниям — многие из них вовсе не переживут кризис. В их штате часто не больше десяти сотрудников, а еженедельные потери в период локдауна — менее €1 тыс. Но по данным NEMO именно таких музеев в Европе больше всего — 30% от общего числа. У них нет ни эндаументов, ни резервных фондов. Средняя площадь зала в таком музее — 20 кв. м, то есть после открытия в зале сможет находиться, согласно правилам, только один посетитель. В итоге малым музеям будет нанесен ущерб, от которого они еще многие годы не смогут оправиться.


Подписывайтесь на Telegram-канал РБК Тренды и будьте в курсе актуальных тенденций и прогнозов о будущем технологий, эко-номики, образования и инноваций.

Следующий материал: