Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

Помогать головой: как развивается интеллектуальное волонтерство в России

Каким бывает волонтерство, как помогать, не вставая с рабочего места, и почему бизнесу выгодно оплачивать сотрудникам работу на некоммерческие организации

Сегодня под волонтерством традиционно понимают добровольную и безвозмездную помощь, которую человек оказывает другому человеку, группе людей или организации. Древнейшие практики бескорыстной помощи нуждающимся как правило ассоциировались с разного рода религиозными институциями, и обычно представляли собой опеку над социально незащищенными категориями населения — малоимущими, больными, детьми-сиротами. На рубеже XIX—XX столетий, когда многовековые связи между волонтерством и религией начали ослабевать, диапазон форм волонтерства значительно расширился — так же, как и круг адресатов помощи.

Волонтерство в России: пациент скорее жив

Сегодня в мировом рейтинге Благотворительного фонда развития филантропии (CAF) Россия находится лишь на 112 месте по степени вовлеченности населения в волонтерскую деятельность. Позиция не слишком высокая, но прогресс налицо: десять лет назад Россия была на 138 месте. О росте численности волонтеров говорят и данные Росстата: согласно его оценке, количество волонтеров с 2012 по 2017 год увеличилось почти вдвое: с 1,4 млн до 2,7 млн человек.

Наиболее активно вовлечено в волонтерскую деятельность население Центрального федерального округа: здесь на тысячу человек приходится более 30 волонтеров, а их общее количество — больше миллиона. Самыми популярными видами помощи, согласно статистике, являются социальное волонтерство, эковолонтерство (уборка мусора и озеленение), а также сбор средств на благотворительность.

Каким бывает волонтерство

Помимо уже упомянутого разделения по видам помощи (социальное, экологическое, культурное, спортивное волонтерство, донорство и т.д.), добровольческую деятельность различают также по множеству других критериев. Существует, например, разовое и системное, индивидуальное и групповое, онлайн- и оффлайн-волонтерство.

С точки зрения квалификации помощников волонтерство разделяют на:

  • волонтерство, не требующее особой квалификации

Чаще всего речь идет о так называемом «бытовом» волонтерстве: мытье полов, встрече гостей на мероприятии, уборке двора.

  • навыковое волонтерство (skill based)

В данном случае от волонтера требуется владение определенными навыками — столярным или слесарным делом, умением готовить или водить машину.

  • интеллектуальное волонтерство

По своей сути интеллектуальное волонтерство — разновидность навыкового. «Такое волонтерство подразумевает использование узкоспециальных знаний и компетенций. К интеллектуальному волонтерству относятся, например, веб-разработка, юридические услуги, переводческая или редакторская деятельность», — объясняет Наталия Малафеева, директор по маркетингу фонда «Друзья».

Ради общественного блага

Навыковое и интеллектуальное волонтерство могут являться частными случаями pro bono. Термин pro bono (от лат. pro bono publico — ради общественного блага) означает добровольную помощь в рамках профессиональной деятельности. Практика pro bono берет свое начало в конце XIX века в США, где частные юридические компании начали бесплатно консультировать малоимущее население. Сегодня в США без обязательного участия в программах pro bono практически невозможно поступить в магистратуру или докторантуру по юриспруденции, а практикующие юристы должны уделять бесплатным консультациям не менее 50 часов в год.

С течением времени практика pro bono вышла за рамки юридической сферы.

«Pro bono — это волонтерство своей специализацией, своей экспертизой в любой профессиональной области, совсем необязательно в юриспруденции. Например, сегодня у НКО самые востребованными специальности — это IT, дизайн и маркетинг» — говорит Мария Баландина, управляющий директор фонда «Друзья».

Сущностное отличие между интеллектуальным волонтерством и pro bono можно разъяснить с помощью простого примера. Если благотворительному фонду требуется перевести статью с английского языка на русский, и эту работу для фонда выполняет, например, владеющий английским дизайнер или программист, то эта помощь является интеллектуальным волонтерством, но не является pro bono. Если же перевод осуществляет филолог, сотрудник бюро переводов — значит, он помогает фонду как профессионал, то есть pro bono.

Корпоративное волонтерство: безвозмездно, то есть за деньги

Нередко деятельность pro bono может осуществляться в рамках корпоративного волонтерства.

Корпоративное волонтерство — это волонтерство, развиваемое внутри бизнес-структур. Особенность такого волонтерства в том, что оно оплачивается компанией: сотрудник выделяет на волонтерскую деятельность несколько часов своего рабочего времени.

«Часы волонтерства обязательно должны быть выделены из рабочего времени, иначе такое волонтерство не может считаться корпоративным, и в крупных зарубежных компаниях к этому правилу относятся очень строго. Например, наши коллеги из одной крупной международной корпорации поделились, что не раз подавали отчет о волонтерской активности сотрудников в главный офис, но результаты не могли быть учтены, потому что сотрудники занимались волонтерством в нерабочее время», — рассказывает Мария Баландина.

В профессиональном сообществе Третьего сектора «небезвозмездная» природа корпоративного волонтерства нередко становится предметом дискуссий: может ли оно считаться волонтерством вообще, если волонтеры получают за него зарплату от компаний? По мнению Марии Баландиной, корпоративное волонтерство, безусловно, волонтерством является: «В случае с корпоративным волонтерством волонтером является сама компания. Ведь компания инвестирует свой нематериальный актив — своих сотрудников — для того, чтобы помочь той или иной организации. Так что идеологического противоречия здесь нет: это корпоративная ответственность компании, которую она сознательно берет на себя».

Может показаться, что корпоративное волонтерство для корпораций — не выгодная инвестиция, а скорее бремя. Однако исследования доказывают, что это не так.

Согласно опросу Deloitte Impact Survey Report, опубликованному в 2016 году, 82% работодателей считают, что корпоративное волонтерство и работа pro bono помогают в рекрутинге, а 90% отмечают, что взаимодействие сотрудников компаний с НКО повышает лидерские навыки работников.

Кроме того, 100% опрошенных убеждены, что корпоративное волонтерство и pro bono позитивно влияют на бренд компании.

Что касается самих сотрудников компаний, для них корпоративное волонтерство может оказаться существенным вкладом в будущее. По статистике, 82% HR-менеджеров предпочтут кандидата, в резюме которого присутствует опыт интеллектуального волонтерства, а 85% закроют глаза на недостатки резюме, если кандидат работал pro bono.

Когда благо — не благо

Корпоративное волонтерство далеко не всегда является профессиональным. Напротив, интеллектуальное волонтерство и pro bono у российских компаний сегодня пользуется значительно меньшей популярностью, нежели традиционные формы добровольной помощи — субботники, посадка деревьев и т.д. Причина проста: такие мероприятия позволяют совместить общественно-полезную деятельность с тимбилдингом и совместным выездом на природу, удовлетворив тем самым целый ряд как корпоративных, так и личных потребностей сотрудников.

В то же время и сами сотрудники зачастую настолько загружены своими профессиональными обязанностями на работе, что не хотят делать то же самое еще и в рамках волонтерства.

Сталкиваясь с нежеланием работников участвовать в практиках pro bono, компании, осознающие, тем не менее, плюсы развития программ корпоративного волонтерства, зачастую пытаются «насаждать» корпоративное волонтерство сверху — через СЕО, КСО или отдел внутренних коммуникаций организации. Такой путь возможен, но он менее эффективен по сравнению с инициативой, исходящей от индивидуальных сотрудников.

По словам Марии Баландиной, главы фонда «Друзья», идеальная картина мира — когда в коллективе появляется тим-лидер, готовый курировать направление волонтерства в компании или в одном из ее подразделений. «Именно по этому пути пошла компания «Сибур» — лауреат премии интеллектуального волонтерства ProCharity. Старший юрист компании Николай Родионов сначала создал команду из трех человек, объединил их в чат, и они договорились раз в неделю выполнять одно задание от благотворительной организации. Инициатива оказалась заразительной: постепенно количество людей в этом чате возросло до 45 человек — и, соответственно, значительно увеличился и объем помощи, которую они оказывают. Получение премии ProCharity из рук амбассадора проекта Ивана Урганта стало для них, с одной стороны, своеобразным признанием их волонтерской деятельности, а с другой — стимулом продолжать работу», — объясняет она.

Специалист + НКО = онлайн-платформа волонтерства

Интеллектуальное волонтерство и pro bono в России находятся сегодня лишь на начальном этапе своего развития. Часто ни потенциальные волонтеры, ни крупные компании не знают не только о преимуществах такого волонтерства, но и о самом факте его существования. А благотворительные организации и НКО, в свою очередь, мало информированы о наличии программ корпоративного волонтерства в компаниях.

Чтобы специалистам, готовым работать pro bono, и благотворительным организациям было проще найти друг друга, были созданы онлайн-платформы интеллектуального волонтерства. Эти платформы связывают компетентных специалистов из коммерческого сектора, готовых работать на волонтерских началах, и некоммерческие организации, которым нужна помощь.

  • ProCharity

Платформа была запущена в 2017 году фондом «Друзья» в партнерстве с Mastercard. Сегодня на платформе зарегистрировано около 300 некоммерческих организаций со всей страны. Специалисты могут оказывать помощь в девяти профессиональных сферах, среди которых IT, дизайн, маркетинг, фандрайзинг, стратегический консалтинг. Главным образом ProCharity ориентирована на НКО, которые не могут позволить себе поиск и оплату квалифицированных специалистов. Поэтому для фондов платформа была и остается бесплатной. Платят за услуги ProCharity только корпорации.

Фактически компании платят не за регистрацию на платформе, а за ряд сервисов и услуг, которые предоставляет им фонд «Друзья», и которые по сути представляют собой пакетное решение для КСО компании. «В числе этих услуг, например, подбор актуальных заданий под компетенции конкретных работников, проведение вводной лекции по интеллектуальному волонтерству, вебинаров и других мероприятий для сотрудников. Все это в итоге помогает компании сформировать собственную стратегию социальной ответственности», — уточняет Баландина.

Платформа функционирует следующим образом: фонд размещает задачу в разделе «Задания» и получает отклики от волонтеров, готовых помочь с ее решением. Далее организация выбирает конкретного исполнителя, опираясь на информацию в его профиле.

«Наши коллеги и собеседники из рекрутинговых компаний — например, Up&Out — отмечают, что при приеме на работу у потенциальных кандидатов все чаще спрашивают об их опыте волонтерства или участия в разного рода социальных проектах. Ведь наличие такого опыта говорит о желании развиваться, эмпатии и наличии других развитых soft skills, которые сегодня все выше ценятся работодателями. Так что платформа ProCharity помогает не только НКО, но и сотрудникам, у которых появляется возможность расширить свое портфолио добрых дел за счет проектов, реализованных в благотворительных фондах», — говорит Баландина.

  • Todogood

Платформа была создана в 2016 году по инициативе сотрудников международной консалтинговой компании The Boston Consulting Group. Волонтеры проекта — специалисты с как минимум трехлетним опытом в области маркетинга, HR, IT, юриспруденции и т.д. В отличие от ProCharity, todogood делает ставку не на индивидуальное, а на коллективное волонтерство. Задачи, с которыми фонды приходят на эту площадку, как правило требуют работы команды из 3—5 человек. Работу команды курирует сотрудник Тodogood — стратегический консультант, ответственный за реализацию проекта.

И волонтеров, и НКО Тodogood отбирает очень тщательно. Кандидаты в волонтеры проходят скрининг и интервью, на которых проверяются компетенция и мотивация каждого из них. Что касается фондов, Тodogood, как правило, сотрудничает с теми из них, кто уже проработал на рынке 2—3 года. Взаимодействие команды волонтеров с НКО проходит в несколько этапов. Сначала происходит знакомство с командой фонда, затем прорабатывается техзадание, а после этого волонтеры приступают непосредственно к работе над проектом, которая обычно длится 2—3 месяца.

В основном услуги Тodogood для фондов платные. Например, стоимость подготовки полноценного консалтингового проекта составляет от 80 до 150 тыс. руб. Но ежегодно Todogood отбирает около 15 проектов, которые выполняются бесплатно.

  • «IT-волонтер»

Платформа была создана в рамках проекта «Теплицы социальных технологий» в 2014 году. Как следует из названия, на этой площадке некоммерческие организации могут найти помощников в сфере IT. На сегодняшний день на платформе зарегистрировано более 5 тыс. волонтеров — frontend- и backend-разработчиков, seo- и smm-специалистов.

Предварительного отбора специалистов на платформе нет. Исполнители получают за выполненную работу отзывы, на основании которых формируется рейтинг волонтеров. На задание, опубликованное НКО, могут откликнуться несколько специалистов. Модераторы платформы помогают организации с выбором исполнителя. Дальнейшее общение НКО и специалиста происходит напрямую.

Большую часть проектов волонтеры реализуют для НКО бесплатно. В качестве благодарности за выполненную работу фонд может написать для волонтера рекомендацию или благодарственное письмо, а также разместить у себя на ссылку на сайт исполнителя.

Волонтерство в самоизоляции

Сейчас на фоне пандемии волонтерство становится очень востребованным — причем в совершенно разных формах. Актуально классическое волонтерство — доставка продуктов и медикаментов пожилым и людям на карантине, выгул собак, чьи хозяева не могут сейчас этого делать и так далее. Интеллектуальное волонтерство также развивается и приобретает новые формы. «Например, волонтеры компании «Сибур» предложили свои интеллектуальные pro bono услуги для помощи врачам в онлайн-обучении их детей-школьников (уроки, семинары, вебинары, домашние задания)», — рассказывает Наталья Малафеева. Кроме того, по ее словам сейчас интеллектуальное волонтерство становится огромным ресурсом для всей индустрии благотворительности. На фоне сокращения пожертвований фонды и некоммерческие организации могут сэкономить делегируя рутинные рабочие задачи не сотрудникам, а волонтерам.

Справка:

Фонд «Друзья», основанный в 2015 году тремя друзьями — предпринимателями и филантропами — Гором Нахапетяном, Яном Яновским и Дмитрием Ямпольским, помогает индустрии благотворительности в России становиться более системной и профессиональной. Через свои ключевые программы — «Команда профессионалов», платформа ProCharity и «Московская школа профессиональной филантропии» — фонд привлекает лучшие бизнес-практики в работу благотворительных организаций и создает площадки для фандрайзинга и успешного сотрудничества НКО с бизнесом и государством.


Подписывайтесь и читайте нас в Яндекс.Дзене — технологии, инновации, эко-номика, образование и шеринг в одном канале.

Следующий материал: