Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

Фудшеринг в России и мире: как решается проблема пищевых потерь

Фото:Stock-Asso / Shutterstock
Фото: Stock-Asso / Shutterstock
Как использовать зарубежный опыт распределения продуктов и стартапы для решения проблемы пищевых потерь и отходов в России

Об экспертах: Антон Губницын и Тимур Жетписов, гендиректор и аналитик ТИАР-Центра. ТИАР-Центр — независимый аналитический центр и консалтинговая компания, которая помогает корпорациям и органам власти эффективно внедрять принципы устойчивого развития в управление бизнесом и территориями.

Ежегодно в России образуется около 17 млн т пищевых отходов. Если добавить потери, образующиеся в цепочке поставок, включая сельхозпроизводство, переработку, логистику и хранение, общий объем потерь — 42 млн т в год. Решить эту проблему может фудшеринг.

Фудшеринг — это распределение продуктов питания с подходящим сроком годности среди тех, кто в них заинтересован — нуждающихся, эко-активистов и тех, кто твердо встал на путь ответственного потребления. В России работают несколько типов фудшеринг-сервисов.

  • Банк еды

Примером служит фонд продовольствия «Русь», распределяющий значительные объемы продуктов питания среди благотворительных организаций по всей стране. С фондом сотрудничает около 20 разных НКО в 57 регионах России.

  • Волонтерские проекты

Проект foodsharing.ru объединил активистов идеей спасения продуктов питания и предотвращения образования пищевых отходов. Волонтеры забирают еду в кафе, столовых и магазинах, сотрудничающих с сервисом foosdsharing.ru, и распределяют среди заинтересованных. В сообществе проекта около 50 тыс. человек.

  • Мобильные приложения

Мобильные приложения продают еду из кафе и ресторанов со скидкой 50-80%. Среди наиболее популярных в Москве и Петербурге — EatMe, LastBox, DoggyBag и другие.

Фото: You X Ventures / Unsplash
Фото: You X Ventures / Unsplash

  • Региональные группы в соцсетях

Такие группы существуют в основном во «ВКонтакте», где обычные пользователи делятся оставшейся едой друг с другом. Пожалуй, самая многочисленная из этих групп — петербургская «Отдам еду даром», которая объединяет более 69 тыс. пользователей. Также сравнительно крупные группы (более тыс. участников) существуют в Петрозаводске, Набережных Челнах и Архангельске.

Несмотря на такое разнообразие, все фудшеринг-сервисы, работающие сегодня в России, спасают только 7 тыс. т еды. Сравните этот объем с 17 млн т потерь в рознице и домохозяйствах: это менее половины процента. 17 млн т продовольствия — объем, эквивалентный годовому рациону 30 млн взрослых человек. Это больше, чем официальное количество россиян, живущих за чертой бедности (около 20 млн человек).

Как можно максимизировать объем спасения еды с помощью фудшеринга и помочь в решении проблемы голода и роста пищевых отходов?

Фудшеринг в мире

  • Развитие коммерческих сервисов, ориентированных на средний класс.

Так, сервис Tabete из Японии, предлагающий еду со скидкой более чем в 600 барах, ресторанах и пекарнях Токио, пережил настоящий бум популярности во время карантина, когда объем предложения более чем удвоился с февраля по март. Приложение позволило пользователям поддержать любимые заведения, а бизнесу компенсировать потери от отсутствия в Токио туристов и закрытия торговых залов, что крайне актуально для России во время новой волны коронавирусных ограничений.

  • Сотрудничество с крупными магазинами и супермаркетами

После объединения с сервисом lebensmittelretten.de, на немецкой платформе foodsharing.de появилась возможность делиться едой с другими людьми и сотрудничать с магазинами и супермаркетами. С тех пор предложение резко выросло и количество пользователей сервиса увеличилось более чем в четыре раза.

  • Создание удобного мобильного приложения с богатым функционалом

Например, сервис Olio из Великобритании позволяет размещать и искать объявления не только с едой, но и с другими, в том числе hand made, товарами. За счет удобного приложения, целой экосистемы и партнерства со многими локальными производителями, Olio стал наиболее популярным фудшеринг сервисом в США и Великобритании.

Как спасти больше еды?

Сейчас в России нет онлайн-платформы, которая завоевала бы рынок, как когда-то это сделал в Европе сервис Olio, насчитывающий 2.3 млн пользователей. Подобная платформа позволила бы сделать еду с подходящим сроком годности доступной миллионам пользователей. Такая шеринг-модель в принципе базируется на масштабе сообщества: ведь именно его участники генерируют и спрос, и предложение. Нет участников — нет и шеринга.

Фото: Nick Fewings / Unsplash
Фото: Nick Fewings / Unsplash

Еще одно важное ограничение — особенности российского государственного регулирования. Например, сегодня компаниям в нашей стране дешевле утилизировать продукты, чем отдавать их на благотворительность. При безвозмездной передаче налоговая нагрузка (НДС и налог на прибыль) может составлять до 40% стоимости товара. Не многие бизнесмены готовы доплачивать 40% налогов за свои добрые дела. В июне проблему удалось частично решить — принят закон, освобождающий от налога на прибыль продукты питания, передаваемые на благотворительность, в объеме не более 1% от выручки компании. Благотворительные организации очень ждут такого же решения и в части НДС.

Есть сложности и с санитарно-эпидемиологическими требованиями, которые, например, запрещают реализовывать фрукты и овощи с нарушенной целостностью кожуры. При этом такие продукты могут быть вполне съедобными. И даже если их нельзя продавать по сниженной цене, разумно было бы оставить возможность их передачи нуждающимся. Самое главное — даже не существующие в законодательстве барьеры, а отсутствие стимулов предотвращать образование пищевых отходов.

Что такое фудшеринг и зачем людям делиться едой Фото:Stefani Reynolds / Getty Images, Bruce Bennett / Getty Images

Как в других странах законодательство регулирует фудшеринг?

  • Во Франции существует законодательный запрет на выброс пригодной к употреблению еды, а в Орегоне, США запрещено выбрасывать любые пищевые отходы. Подобные инициативы действуют в большей степени как средство мотивации, а не устрашения граждан и бизнеса для участия в фудшеринге и других экологических проектах, так как в реальности проверить отходы каждого домохозяйства и бизнеса невозможно.
  • Испанская некоммерческая организация Prosalus, разработавшая фудшеринг-сервис Yonodesperdicio помимо прочего занимается публикацией образовательных материалов, проведением лекций, мастер-классов и вебинаров по переработке отходов, уделяя особое внимание просвещению в школах и университетах при поддержке государства.
  • Правительство Канады осуществляет широкую поддержку фудшеринга в лице ассоциации, объединяющей продовольственные банки, благотворительные и некоммерческие организации занимающееся фудшерингом и предотвращением пищевых потерь. В этом году общая сумма пожертвований от корпоративных спонсоров, физлиц и государства уже превысила $74 млн, из которых более трети приходится на государственную поддержку, по сравнению с $65 млн в 2019 году.

Чего еще не хватает в России для развития фудшеринга?

Наконец, еще одна сложность в развитии фудшеринга, которую мы наблюдаем в России — низкая вовлеченность производителей продуктов, розничных сетей, кафе и ресторанов в предотвращение пищевых потерь и отходов. Некоторые представители крупного бизнеса, в том числе Nestle, Mars, PepsiCo, X5 Retail Group, «Магнит», передают еду на благотворительность даже в условиях дополнительного налогового бремени. Но их единицы и их общий вклад — менее половины процента от существующих ежегодных потерь.

Игорь Шехтерман — РБК: «Кризис подчеркнул важность устойчивого развития» Фото:X5 Retail Group

Стимулировать крупный бизнес к работе в этом направлении помогло бы развитие практики нефинансовой отчетности и даже введение обязательной нефинансовой отчетности для компаний с оборотом от 10 млрд руб., в том числе работающих в потребительском секторе. Такой законопроект уже подготовлен Минэкономразвития. Минимизация продовольственных потерь напрямую связана с целями устойчивого развития ООН — ликвидацией голода, развитием ответственного потребления и производства, борьбой с изменением климата. А потому работа в этом направлении принципиально важна для всех компаний, публично заявляющих о своей приверженности устойчивому развитию

Отметим, что кризис, вызванный мировой пандемией COVID-19, еще сильнее показал проблему пищевых потерь. Перебои в цепях поставок, вызванные карантинными ограничениями, панические закупки в магазинах, остановка работы общепита — все это создало волну пищевых потерь и отходов. При этом работа многих фудшеринг-сервисов, как коммерческих, так и некоммерческих, была затруднена либо вовсе заблокирована. Так, предложение упало на 45%, хотя спрос на их услуги вырос на 15% (по результатам опроса, который мы провели в апреле 2020 года).

Какое место может и должен занять фудшеринг в жизни современного человека и современного города? Это инструмент для решения социальных и экологических проблем, не создающий дополнительных бюджетных расходов. Взгляните на каршеринг в Москве: власти столицы однажды осознали пользу совместного использования автомобиля. Одна машина может быть использована 8-10 автомобилистами каждый день, что гораздо эффективнее личных машин, стоящих у дома или офиса большую часть дня. Фудшеринг может стать инструментом социальной защиты — распределяя еду среди нуждающихся, и мерой экологической политики — избавляя полигоны от трети бытовых отходов.


Подписывайтесь на Telegram-канал РБК Тренды и будьте в курсе актуальных тенденций и прогнозов о будущем технологий, эко-номики, образования и инноваций.

Следующий материал: