Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

Юлия Титова — о будущем «зеленого» банкинга в России

Фото: пресс-служба МКБ
Фото: пресс-служба МКБ
Первый вице-президент МКБ Юлия Титова рассказала, как банки поощряют переход клиентов к устойчивому развитию, по каким критериям признают проекты «зелеными» и скоро ли ESG-принципы будут влиять на кредитные рейтинги

— По данным агентства «Эксперт РА», за первое полугодие 2021 года российские банки выдали ESG-кредитов практически на ₽400 млрд. Подскажите, какие были цифры в прошлом году? Можно ли сегодня говорить, что ESG-трансформация происходит во всех сферах бизнеса?

— За прошлый год, к сожалению, такой статистики нет. Конечно, ESG-кредиты выдавались, но основные тренды в кредитовании возникли уже в этом году, и основная масса выданных кредитов пришлась на первое полугодие.

Что это означает для банковского сектора? То, что банки начали вести такую статистику, классифицировали продукты и отдельно выделили это направление в отчетности. И, конечно, это означает существенный рост ESG-финансирования.

Мы видим, что ESG-трансформация и увеличение объемов «зеленого» финансирования касаются абсолютно всех секторов российской экономики. ESG в России в скором времени будет неотъемлемой частью любого бизнеса.

Фото:Unsplash
Экономика инноваций Что такое ESG-банкинг и как он может спасти планету

— Банки очень быстро подключились. Как вы считаете, какую роль в ESG-трансформации играют именно финансовые институты?

— Во всем мире именно банки являются локомотивами такой трансформации. На банки фактически возложена миссия по изменению ментальности людей, подхода крупных корпоративных клиентов и заемщиков банка, по их адаптации к принципам устойчивого развития.

Для банков сейчас становится очень важным вопрос, кого мы финансируем. Возникли термины «ответственное финансирование», «ответственный банкинг». МКБ и еще ряд банков подключились к программе ООН UNEP FI «Принципы ответственного банкинга», и в своей деятельности мы руководствуемся этими принципами.

— А есть ли какие-то особые критерии, по которым принимается решение о финансировании «зеленых» проектов?

— Все критерии содержатся в таком документе как таксономия (многоуровневый свод правил, в данном случае, необходимых для признания проекта «зеленым». — РБК Тренды). На сегодняшний день есть международная таксономия, есть российская, и есть некая адаптационная, как, например, у нас в Московском кредитном банке. Международная таксономия намного жестче, в ней отсутствует часть отраслей, которые важны для российской углеродоемкой экономики. Российская таксономия имеет гораздо более широкий перечень критериев, по которым могут быть профинансированы проекты.

МКБ — активный эмитент на международных рынках, одним из акционеров банка является Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), поэтому мы придерживаемся международных принципов и стандартов по отнесению проектов к «зеленым». На самом деле, многие компании, которые размещаются за рубежом, сталкиваются с этим своего рода дуализмом и стараются соответствовать и западным меркам и российскому законодательству.

В МКБ все проекты проходят экспертизу с точки зрения устойчивого развития на наличие социально-экологических рисков и выполнение базовых условий. При положительном заключении мы обращаемся к нашей внутрибанковский таксономии устойчивого финансирования и классифицируем проекты на «Зеленые», «Социальные», «Устойчивые» или «Переходные». Таксономия базируется на национальных и международных требованиях и содержит более 15 критериев и более 50 подкритериев.

Кроме того, в российской таксономии есть целый «адаптационный» блок. Это очень важные компании именно для российской экономики, которые не подходят под классическое понятие «зеленых». Но правительство и регуляторы понимают их значимость для нашей страны, поэтому «озеленение» и модернизация таких проектов выходит на первое место.

— Какие есть инструменты сегодня у финансовых институтов для того, чтобы кредитовать «зеленые» проекты?

— В МКБ есть линейка «зеленых» инструментов, которые привязаны к прогрессу в области ESG. Если брать самые базовые инструменты, то сюда можно отнести облигации и кредиты, привязанные к показателям устойчивого развития. При этом финансовый сектор обгоняет в развитии корпоративный, у нас уже выстроены необходимые технологии, и мы ждем, когда заработают меры господдержки и стимулирования, и бизнес сможет активнее пользоваться такими продуктами, занимаясь модернизацией своих производств.

Фото:Shutterstock
Зеленая экономика «Зеленая» ипотека и снижение углеродного следа: как банки внедряют ESG

— Сегодня уже понятно, что, скорее всего, всем отраслям бизнеса придется пройти ESG-трансформацию. А как вы считаете, нужен ли такой процесс банкам? И делается ли что-то уже сегодня в вашем банке?

— Банки уже занимают лидирующие позиции в этом процессе. На самом деле наши регуляторы очень активно пропагандируют путь устойчивого развития и проведения банками трансформации своих бизнес-процессов.

Кроме того, мы помогаем нашим корпоративным клиентам рассчитать свой углеродный след, мы разрабатываем для них дорожную карту по усовершенствованию внутренних процессов.

— Бытует мнение, что ESG-трансформация может повысить инвестиционную привлекательность предприятия. Так ли это?

— С одной стороны, для банков климатическая оценка рисков своего портфеля в ближайшем будущем станет неотъемлемой частью кредитной оценки заемщиков. В зависимости от показателей устойчивого развития и от того, насколько снижаются климатические риски, будет зависеть стоимость фондирования, которую банки смогут предложить своим клиентам. Это также влияет и на процентную ставку, и на грейс-период (льготный период кредитования. — РБК Тренды), и на создаваемые банком резервы.

А с другой стороны, когда мы сами привлекаем финансирование, общаясь с инвесторами как банк с высоким рейтингом устойчивого развития, мы видим повышенное внимание к нашим долговым инструментам. Поэтому, да, уже сейчас можно сказать: чем лучше построена работа в области устойчивого развития, тем меньше рисков возникает в деятельности и компании и банка.

— Можно ли сегодня уже говорить о финансовых эффектах ESG-принципов?

— К сожалению, пока рано, в основном сейчас в России идет подготовительный этап. Но в ближайшее время, полагаю, со следующего года, мы увидим, что для тех компаний-заемщиков и финансовых институтов, которые соблюдают требования и развивают стратегии устойчивого развития, все финансовые ресурсы будет стоить существенно дешевле.

Фото:Unsplash
Зеленая экономика ESG-принципы: что это такое и зачем компаниям их соблюдать

— Как вы считаете, может ли эта работа повлиять на глобальные экологические проблемы? Что для этого должны делать банки, помимо снижения собственного углеродного следа?

— Здесь мы, наверное, возвращаемся к основным тезисам, которые пропагандирует ООН, общаясь с финансовыми институтами: основная задача всего нашего сообщества — это работать в соответствии с принципами устойчивого развития и соблюдать решения Парижского соглашения, которое Россия ратифицировала в 2019 году. Все мы должны объединиться, включая банки, ведь, в первую очередь, от нас идет основной поток ресурсов. И от того, куда и на каких условиях он будет перенаправлен, будет зависеть приоритетность развития различных отраслей, а также сроки и эффективность ESG-трансформации.

Обновлено 27.10.2021
Главная Лента Подписаться Поделиться
Закрыть