Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

Велосипед вместо гиперлупа: как спасти города от транспортного коллапса

Транспорт — основной источник загрязнения воздуха в городах, в Москве автомобили создают 90% всех выбросов. Почему инновационные способы спасти города от транспортных и экологических проблем не работают?

Об эксперте: Аркадий Гершман — урбанист, автор блога «Город для людей». Участвовал в транспортном проекте скоростного трамвая Верхняя Пышма-Екатеринбург; железнодорожном разделе транспортного плана Санкт-Петербург до 2030 года. Занимался развитием веломаршрута и приоритетного проезда для общественного транспорта в Великом Новгороде; актуализировал национальные регламенты по вопросам городской мобильности. Один из авторов молодежной стратегии развития России до 2035 года при Центре Стратегического Развития.

Примерно раз в год в новостях рассказывают о инновационном методе побороть пробки: канатное метро, беспилотные автомобили на базе Uber, струнный транспорт, гиперлуп и даже гироскопический монорельс. Все это очень похоже на сладкую пилюлю от всех болезней: дайте нам денег, и мы буквально за пару лет решим все вопросы. Но реальность оказывается куда скучнее и практичнее: города запускают трамваи, делают удобные городские электрички и строят велодорожки.

Канатное метро — маркетинговое название для строительства линий канатной дороги.

Фото: Renan Bomtempo / Pexels
Фото: Renan Bomtempo / Pexels


Беспилотные автомобили на базе Uber и других агрегаторов — слияние такси и каршеринга, вы просто вызываете машину и едете без водителя в нужное место.

Фото: Александр Рюмин / ТАСС
Фото: Александр Рюмин / ТАСС


Струнный транспорт Юницкого, также известен как «SkyWay» — надземный рельсовый транспорт с капсулами. Подается под видом инновации, которая не требует больших вложений и вот-вот захватит мир, но нигде не работает. Некоторые видят в этом проекте признаки финансовой пирамиды.

Презентация технологии SkyWay 2018


Гироскопический монорельс — концепция трамвая-поезда, передвигающегося на одном рельсе, иногда сам состав расположен на уровне второго-третьего этажа зданий с длинными шоссе и рельсом между рядами машин.

Принцип работы гироскопического монорельсового транспорта (ENG)


Гиперлуп — название системы подземных туннелей с вакуумом, где транспорт передвигается на сверхвысоких скоростях в капсулах или без них.

Репортаж Wired о тестовой поездке гиперлупа в Калифорнии в 2017 году (ENG)

История борьбы с пробками

Массовая автомобилизация XX века затронула почти все города мира. Даже в Амстердаме, который сегодня является образцовым велосипедным городом, всего полвека назад делали парковки на месте площадей и каналов, а ради развязок сносили целые кварталы. Сегодня это трудно представить, но архивные фотографии очень напоминают российские города 2020 года.

Сначала города пытались победить пробки простыми средствами: больше полос и места для машин. На время становилось легче, но потом появлялся эффект спровоцированного спроса, известный как Постулат Льюиса — Могриджа: чем больше места для личных машин мы делаем, тем больше машин получаем. Люди пересаживались из трамваев, поездов и велосипедов на машины, забивая новые пространства. Это не могло продолжаться бесконечно, поэтому города изменили свои транспортные стратегии.

Стало понятно, что вопрос транспорта — это вопрос математики и геометрии: нужно перевезти как можно больше людей в ограниченном пространстве. Машины для этого подходят меньше всего, ведь они занимают слишком много места и везут слишком мало людей. Поэтому от увеличения пропускной способности улиц для машин отказались, города стали развивать более эффективные виды мобильности с упором на пешеходов, велосипедистов и общественный транспорт.

Платные парковки существуют практически 100 лет и давно стали неотъемлемой практикой городов, а сейчас все больше муниципалитетов вводят платный проезд. Часто города физически закрывают транзитный проезд через свои центры для машин, чтобы путь на автомобиле был длиннее и дольше по сравнению с велосипедом или общественным транспортом. Основные инвестиции направляют на улучшение общественного транспорта, а не на дорожные стройки. В некоторых городах для новых домов есть ограничение по количеству парковочных мест, чтобы стимулировать людей не ездить на машинах.

Влияние транспортных проектов не ограничивается лишь вопросом пробок — эта сфера затрагивает многие аспекты. Например, сидячий образ жизни является причиной многих смертей от инсульта, диабета и болезней сердца. Транспортные выхлопы являются основным источником загрязнения воздуха, только в Москве на автотранспорт приходится 90% выбросов. Смерти и травмы в результате аварий наносят большой экономический и социальный урон городам. Только для России цена ДТП — от 2% до 5% от ВВП.

Десять юридических последствий изменения климата

Инструментов для управления передвижением людей много, но они все сводятся к ограничению поездок по городу на автомобилях при качественной альтернативе в виде быстрого и надежного общественного транспорта и безопасной велопешеходной инфраструктуры.

Новые технологии

Несмотря на успешный опыт борьбы с заторами привычными методами, все еще остаются города и страны без четкой транспортной политики. Сюда можно отнести почти любой крупный город бывшего СССР. Именно на эти города чаще всего рассчитаны бизнес-проекты по внедрению инновационных видов транспорта — политиков и чиновников убеждают в быстром и простом решении проблемы пробок без всесторонней оценки ситуации.

Например, проекты канатных линий («канатное метро») сейчас обсуждают в Москве, Краснодаре, Екатеринбурге и других городах России. Их серьезно рассматривают как альтернативу обычным автобусам, трамваям и даже метрополитену. Но такие системы обладают низкой провозной способностью даже по сравнению с автобусным маршрутом с выделенной полосой. Еще у наземного транспорта есть возможность запускать разные маршруты и делать короткие пересадки, чего нет у канатных систем. Кроме того, есть вопросы доступности и безопасности — как вытаскивать людей из кабинок над пятиэтажкой? Поэтому такие системы во всем мире используют как шаттлы через реки или горы, где почти невозможно пустить обычный транспорт.

https://www.instagram.com/p/B-6oNgZKB6t/

Если же брать гиперлуп Илона Маска, то мы сталкиваемся с крайне высокими затратами на строительство для обслуживания крайне малого процента жителей — такие траты противоречат здравому смыслу. Но даже при постройке остается вопрос эвакуации людей из вакуумных туннелей — как на него ответить, пока никто не знает.

Развитие электрокаров, беспилотных технологий и экономики совместного пользования изменит привычный образ автомобиля, убрав необходимость делать парковки вдоль улиц и покупать автомобиль в собственность. Но это не решит основную проблему машины: она все еще будет занимать много места и везти крайне мало людей. С точки зрения экологии, массовый переход на аккумуляторы может вызвать новый кризис — никто не знает, как их перерабатывать.

Положительные примеры тоже есть. Сервисы каршеринга и велопрокатов — новые технологии сделали привычные вещи умнее и проще для поездок. Если 10—20 лет назад подобные сервисы были исключением из правил, то теперь они стали частью обычной жизни.

«Это было волнительно!»: читатели РБК — об опыте использования каршеринга

Новые стратегии

Подобных тонкостей крайне много, а появление новых решений может обесценить транспортную стратегию с прицелом на какой-то один вид транспорта. Поэтому транспортные стратегии городов ушли от количественных показателей километража или закупок новых единиц в качество — доступность города.

🇫🇷 Новая стратегия Парижа создает город пешей доступности: в радиусе 15 минут от дома человек должен иметь все необходимое для жизни. С этим параметром будут соотноситься градостроительные и транспортные решения города. Это не отменяет развитие общественного транспорта или велодорожек, но снимает необходимость лишних поездок и экономит время человека — ресурс, который ограничен у каждого из нас.

🇸🇬 Аналогичный параметр заложен в стратегию Сингапура: к 2040 году 9 из 10 человек в час пик должны перемещаться по городу не на личном автомобиле. Время любой поездки внутри города при этом должно быть не более 45 минут. Для достижения этих целей строят компактные районы, велодорожки, метро, делают выделенные полосы для автобусов и так далее.

🇬🇧 Краеугольный камень лондонской транспортной стратегии — экология и безопасность. Городские решения направлены на снижение уровня загрязнений от транспорта и уменьшение количества жертв аварий. Для воплощения этих целей внедряют экологические зоны, повышенную цену проезда для старых машин, ограничение скорости и развивают велодвижение.

Весь покрытый зеленью: проект эко-отеля в центре Лондона

Эти и другие стратегии объединяет один подход — гибкость. Добиться реализации можно как стандартными методами, так и новыми при их появлении. При этом во главу всего ставят не применение отдельных технологий, а человека и его качество жизни в городе.

Подобных всесторонних стратегий крайне не хватает российским городам. У нас все еще распространены подходы 1960-х годов с планами по массовому строительству развязок и подземных переходов, приоритету личных машин при планировании и развитию лишь отдельных видов транспорта. Часто при прочтении стратегий и просмотре проектов станций метро в пустом поле возникает мысль, что развитие транспорта в наших городах преследует цель не сделать жизнь людей проще, а загрузить строителей работой и бюджетными деньгами.


Подписывайтесь и читайте нас в Яндекс.Дзене — технологии, инновации, эко-номика, образование и шеринг в одном канале.

Следующий материал: