Конец этого глобального мира: футурологи составили прогноз до 2035 года

Фото: Shutterstock
Фото: Shutterstock
Нестабильная экономическая ситуация в мире не дает возможности точно предугадать будущее. Но изучить его сценарии можно уже сейчас. Вместе с РБК футурологи описали траекторию движения истории и угрозы на этом пути

Трендвотчеры Андрей Михайлов, Андрей Безруков и Павел Лукша помогли РБК разобраться, в какой точке «Карты будущего» мы находимся сейчас, что связывает нынешние события в мире и генеральную уборку в квартире и почему история может повториться после 2035 года.

Чтобы отслеживать важные перемены на экономических рынках и делать прогнозы, используют трендвотчинг. Зная глобальные тренды, компании и бизнесы могут определить свои стратегии. Одним из инструментов трендвотчинга стала «Карта будущего: ожидания и сценарии 2020–2035», составленная авторским коллективом, включающим ведущих футурологов АНО «Платформа НТИ» (учредитель платформы — Агентство стратегических инициатив). Еще в 2020 году эксперты предсказали, что в ближайшие годы человечество столкнется с противоречиями мировой экономической и политической систем и, как следствие, с рядом критических угроз.

Карта будущего до 2035 года: что нас ждет в пути

«Карту будущего» составила группа российских футурологов, в которую вошли директор направления «Молодые профессионалы» АСИ Дмитрий Песков, профессор кафедры прикладного анализа международных проблем МГИМО Андрей Безруков и директор инициативы «Глобальное будущее образования» Павел Лукша. Футурологи использовали классические методики прогноза и метод форсайта.

На карте представлены более вероятные, с точки зрения авторов, сценарии будущего и траектория, по которой мы будем идти. Карта выглядит как воронка времени — чем дальше мы отходим от осей координат, тем ближе оказываемся к будущим событиям. Так как сценариев будущего много, то и спектр возможных событий расширяется по мере отхода от осей координат. Траектория на карте — это наиболее желательная последовательность сценариев для достижения экономического благополучия.

Наш старт — в самом центре карты в 2020 году. События развиваются из центра к периферии по временным шкалам. Цвет и размер кружков зависят от вероятности и влияния события на мир. События распределены в блоках по четырем сценариям. Вероятная траектория на карте показывает, что мир уходит от «Нового левого национализма», избегает «Периода полураспада», страны концентрируются на построении собственной системы технологических стандартов и переходят к модели «Зеленого посткапитализма». Края траектории у карты неровные, так как варианты развития событий могут быть разными.

Карта будущего в хорошем разрешении (.pdf).

Четыре сценария

Согласно карте, в мире параллельно друг другу и с разной скоростью развиваются четыре базовых сценария.

  • Первый из них — «Зеленый посткапитализм»

Это образ будущего, когда мы попадем в стабильный мир, который будет иметь другие экономические основы — линейная экономика перейдет к регенеративной. По этому сценарию новый мир будет «зеленым», более человечным, дружественным. Он будет строиться вокруг потребностей человека. Ради этого мы развиваем новые технологии, занимаемся цифровизацией, реализуем социальные инициативы. Но попасть в наш желаемый мир прямиком — в будущее стабильной процветающей страны и мирной планеты — мы не можем. Для этого нужно пройти другие сценарии.

  • Второй сценарий — «Новый левый национализм»

В нем делается акцент на массовую национализацию экономик, которая подразумевает национализацию ИТ-гигантов и сворачивание нынешней экономики потребления.

  • Третий сценарий, который также реализуется параллельно, называется «Период полураспада»

Он принимает как данность распад основных международных отношений, систем, стандартов и договоренностей.

  • Четвертый сценарий — «Островизация»

Он подразумевает построение суверенных геополитических блоков, основанных на собственных технологиях, стандартах и правилах.

Точка в пространстве и времени

Андрей Михайлов, руководящий в «Платформе НТИ» подразделением «Будущее как сервис», уверен: прогнозы, представленные еще в 2020 году, сегодня объективно подтверждаются. Однако текущие геополитические события ускорили прохождение траектории. По его словам, ближе к 2022 году на карте отмечены точки «Массовая национализация экономик» и «Новая холодная война».

«И тут авторы не ошиблись: именно такая последовательность видится из нынешнего момента, — говорит Михайлов. — Торговые связи между Европой и Россией рвутся, начинается выстраивание цепочек и операций, которые опираются на собственных производителей или на производителей из ближайших регионов. Часть компаний переходит государствам — мы тоже это наблюдаем. Например, Германия сейчас готовится к национализации имущества «Газпрома». В России власти тоже сообщали о намерении ввести внешнее управление в ушедших иностранных компаниях».

Следующим событием на карте, напомним, идет «Новая холодная война». И она, по словам эксперта, сейчас проявляется в «информационном противостоянии». «До 2022 года в дискурсе дипломатических отношений европейские государства назывались «наши партнеры», а теперь — «недружественные страны», — отмечает собеседник РБК.

Карту, созданную пару лет назад, считает актуальной и Павел Лукша, директор инициативы «Глобальное будущее образования»: «То, что нами предсказывалось: распад мира на силовые геополитические блоки, начало холодной войны, — сейчас и происходит. Все это еще в 2020 году называлось нами потенциальным сценарием ловушки, который может утянуть за собой много мировых процессов».

Один из таких процессов — островизация крупных экономических блоков. Как говорит Андрей Михайлов, происходит суверенизация технологического склада. Например, в отрасли производства полупроводников долгие годы крупнейшим игроком являлась тайваньская компания Taiwan Semiconductor. Однако возникший дефицит микрочипов заставил крупные страны задуматься о производстве передовых процессов на своей территории. В частности, в США компания Intel уже заявила о намерении инвестировать до $100 млрд в строительство в Огайо потенциально крупнейшего в мире комплекса по производству чипов.

Если ориентироваться по карте, то сейчас мы находимся в ее левой части — в самом начале фазы «Падение». Оказались мы там, полагают футурологи, с начала пандемии COVID-19, и сколько продлится стадия рецессии, предположить сложно.

«Скорее всего, два-три года у нас экономика будет под жестким прессингом из-за множества факторов, которые сошлись в одном промежутке времени, — предполагает Михайлов. — То, что происходит сейчас в мире, можно сравнить с генеральной уборкой в квартире. В момент самой уборки у нас бедлам, потому что мы переставляем стулья, выбиваем ковры. Но когда перестановка и уборка заканчивается, у нас становится гораздо лучше, чем было до этого. Вот и мы сейчас в таком моменте, когда происходит глобальная перестройка экономики, и мы находимся в отрицательной зоне роста».

Куда мы движемся

Как утверждают авторы карты, в ближайшие годы будет происходить перезагрузка глобальных технологических рынков. Когда происходила глобализация с международной системой разделения труда, все развитые государства старались вынести производственные мощности в страны третьего мира. Сейчас идет в некотором роде обратный процесс: высокотехнологические рынки возвращаются на искомые территории. Мы видим, как, к примеру, Tesla строит гигафабрики в США и Германии. «Соответственно, теперь уже нет речи о погоне за каким-то дешевым китайским или азиатским трудом. У стран в приоритете стоит безопасность технологического стека, который должен базироваться на своих территориях», — говорит Андрей Михайлов.

По словам футуролога, до 2022 года основными движущими силами, которые повлияли на все тренды, были экологизация, глобализация и цифровизация. Сейчас глобализация трещит по швам, экологизация тоже поставлена на паузу. «Зеленые» сделки подразумевали экспоненциальный рост инвестиций ежегодно в возобновляемую энергетику и другие «зеленые» решения, однако сейчас запланированного роста инвестиций мы не наблюдаем. Трек экологии остается, но замедляется.

«Что касается цифровизации, то она поставлена во главу угла, потому что влияет на безопасность. Мы видим сейчас в мире глобальные кибератаки, видим, что современные боевые действия используют вычислительные методы. И, соответственно, цифровизация является ключевым условием для национальной безопасности любого блока, любой страны. Информационная кибербезопасность занимает основную долю инвестиций и вообще внимания», — подчеркивает Михайлов.

Со своей стороны, Павел Лукша уверен, что в мире идет поиск новой парадигмы, которая в карте называется «Зеленый посткапитализм». Новая парадигма, считает он, подразумевает, что человечество должно будет перейти к технологиям, которые перестанут разрушать окружающую среду и, наоборот, будут использовать дружественные природе процессы и материалы. Это означает изменения промышленности, транспорта, городского хозяйства. Информационные технологии, искусственный интеллект, робототехника будут усложняться и создавать поддерживающую среду вокруг людей и сообществ. Управление будет все больше переходить к сетевым сообществам и экосистемам.

«Мы видим, как появляются надгосударственные политические и экономические образования. Они создают под себя различные новые инструментарии, например свои внутренние рейтинги и криптовалюты, которые на сегодняшний день государства не могут контролировать», — говорит он. Наиболее успешными государствами будут не те, кто станет бороться с такими системами, а те, кто сможет привлечь их под свое крыло и использовать силу сетевых обществ.

При этом, отмечает собеседник РБК, Россия на данный момент имеет весьма невыгодное положение в мировом раскладе. «Наша идея была в том, что в ходе перестройки мира страны будут выстраивать свои экономико-технологические альянсы. А для того чтобы выстроить такой альянс, нужно стать тем, кому очень много стран, корпораций и социальных движений будут доверять. В нынешней ситуации это доверие было очень сильно подорвано. И как Россия будет отыгрывать свои позиции, пока непонятно», — рассуждает Павел Лукша.

Если говорить о глобальных трендах, то, по мнению профессора кафедры прикладного анализа международных проблем МГИМО Андрея Безрукова, в ближайшие 15–20 лет будет происходить экономическая, культурная, технологическая «деколонизация» незападных стран и России от влияния США. «Весь мир будет искать независимости от Запада и выстраивать системы, в которых США не являются финансовым и информационным центром. Начавшееся разделение мира на несколько техноэкономических блоков — это долгий процесс, в ходе которого группы стран будут формировать свои суверенные финансовые, культурные и информационные системы», — уверен один из создателей «Карты будущего».

Что предпринять

Есть ряд техник и практик, которые каждый может применять для борьбы с неопределенностью и нарастанием хаоса. Как говорит Андрей Михайлов, если мы проходим хаос тяжело, но в то же время контролируемо, тогда у нас есть надежда, что бизнес можно вывести в плюс: «Приведу пример из прошлого. Когда крестьянин знает, что впереди зима и сложные времена, он делает запасы на этот период. Что он еще делает? Диверсифицирует свои доходы — например, помимо земледелия начинает заниматься ремеслом. Этот подход применим и к бизнесу».

С точки зрения частных инвестиций, перспективной, по мнению Михайлова, станет продовольственная отрасль. Всемирная продовольственная организация уже предупреждала о грядущем глобальном кризисе. «Продукты питания как основная базовая потребность будут востребованы в ближайшие годы. Поэтому инвестиции в эту отрасль наиболее оправданны», — уверен собеседник РБК.

Второй базовой потребностью Михайлов называет здравоохранение. Государство в ближайшие годы будет занято вопросами безопасности, поэтому у частной медицины есть возможность укрепить свои позиции в этой сфере. «Речь идет о профилактике инфекционных и вирусных заболеваний. Фармацевтические компании в ближайшие годы будут в плюсе», — говорит он.

По мнению Андрея Безрукова, для отечественного бизнеса сейчас открылась возможность забрать у крупных западных корпораций российский рынок товаров наиболее наукоемких и востребованных в мире. Речь идет о товарах, которые еще не производятся в России и которые ввиду санкций придется замещать российскому бизнесу. «Например, авиация. У нас есть все возможности стать ведущей авиационной державой. Вопрос только в том, что раньше много компонентов для гражданской авиации импортировалось в страну, но, думаю, через пару-тройку лет мы сможем производить их в России», — полагает эксперт.

Безруков также называет перспективными сферами машиностроение и другое технологическое оборудование: «Сейчас у нас образовалась большая дыра в выпуске технологических средств производства, которые мы закупали в основном на Западе. При этом в России есть большой запрос на станки, оборудование для пищевой промышленности, сельского хозяйства, химической промышленности, металлообработки, автомобильной промышленности и так далее. Эта сфера имеет гигантский потенциал. Сейчас бизнесу нужно заполнить те ниши, которые были монополизированы Западом, и это даст российским компаниям огромные темпы роста».

Опять тридцать пять?

Полная перестройка мировой экономики — небыстрый процесс, но рано или поздно он завершится, говорят футурологи. «Думаю, что к 2035 году мы вполне можем вернуться к сценарию «Зеленого капитализма». А дальше мы пойдем по новому кругу — у нас будут и страхи, и надежды, и возможности. Опять перед нами будут стоять какие-то глобальные вызовы. Думаю, что тот мир, который мы сейчас знаем, и тот мир, который будет в 2035 году, будут довольно похожи друг на друга», — заключает Андрей Михайлов.

Обновлено 20.06.2022
Главная Лента Подписаться Поделиться
Закрыть