Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

Александр Чулок — РБК: «Риск утечки данных катастрофически растет»

Тема цифровой трансформации еще недавно воспринималась многими обывателями и даже предпринимателями как что-то из области если не фантастики, то точно отдаленного будущего. Пандемия коронавируса и мировой экономический кризис в одночасье заставили экспертов пересмотреть прогнозы по наступлению цифрового завтра. О том, как глобальные вызовы и угрозы подтолкнули процессы цифровизации и где в первую очередь мы почувствуем перемены, рассказал РБК Тренды российский экономист и прогнозист Александр Чулок.

Эксперт тренда

Александр Чулок — кандидат экономических наук, директор Центра научно-технологического прогнозирования Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ. Специалист в области технологических трендов, прогнозов и форсайта (комплексной системной оценки стратегических направлений развития отраслей экономики и сфер жизни общества).


Аудиоверсия материала:


Конкурентное преимущество

— Искусственный интеллект, виртуальная реальность, облачные хранилища — эти и другие новейшие технологии позволяют людям в разных частях света жить, учиться и работать в режиме самоизоляции. Выходит, что «цифра» — такое же эффективное средство против коронавируса, как и еще не открытая вакцина. Но сможет ли цифровая трансформация стать той спасительной «прививкой», что вернет к жизни экономики многих стран?

— Во-первых, цифровая трансформация — это не самоцель, а только инструмент лучшего удовлетворения потребностей клиентов, расширения рыночных ниш, сокращения издержек. Переход на «цифру» действительно может стать условием, необходимым для конкурентоспособности в новых реалиях, но не должен служить своего рода фетишем. Во-вторых, все сейчас делают слишком большой акцент на технологиях, а я бы на первый план ставил человека. Но есть ли у нас сейчас люди с необходимыми компетенциями для реализации цифровой трансформации?

Большую роль в этом процессе играет то, что за рубежом называют mindset, или образ мышления. Это некая внутренняя система ценностей и готовность к адаптации. В эпоху глобальных потрясений, подобных нынешним, умение быстро подстраиваться под нестандартные условия будет одним из ключевых навыков будущего. Я считаю, что навык адаптироваться и находить эффективные решения в сложных ситуациях — наше сильное конкурентное преимущество по сравнению с миром, который во многом привык к относительной стабильности государственных и бизнес-процессов.

Агнес Риттер: «Цифровая трансформация — это разговор о людях»

Пандемия COVID-19 даст серьезный толчок компаниям и ускорит многие процессы, которые еще недавно могли в вялотекущем режиме внедряться годами. Те, кто уже почти перешел на «цифру», в ускоренном режиме свой процесс закончат. Те же, кто еще не начинал эти процессы, увидят наконец в цифровизации именно инструмент, а не самоцель.

— Перемены коснутся всех?

— Многие компании, работающие преимущественно в офлайн-режиме, сейчас находятся под очень большой угрозой. Но потребности и бизнеса, и государства, и простых людей не поменялись: у нас осталась необходимость в коммуникациях, изучении нового, обеспечении безопасности и здоровья себе и близким. Эти потребности не только никуда не ушли, но и, наоборот, обострились. Так почему бы не изучить новые способы их удовлетворения? Если мы посмотрим через такую призму на происходящие изменения, то увидим не только очевидные угрозы в виде банкротств, безработицы, сокращения большого количества рабочих мест, но и новые возможности. Использование современных технологий — дронов, коммуникационных систем, виртуальной и дополненной реальности (VR/AR) — поможет реализовать многие из них.

Например, некоторые фитнес-тренеры, потерявшие работу из-за закрытия клубов в связи с карантином, уже быстро адаптировались и проводят занятия по расписанию, но удаленно. Работники ресторанов тоже могут найти свое место, если переориентируются. Можно, скажем, доставлять домой продукты, предлагая рецепты их приготовления, формируя новую Кулинарную книгу 2.0. Или представьте себе виртуального бармена. Сейчас мы лишены возможности зайти в паб, пообщаться с людьми, что-то продегустировать. Но можно организовать некий онлайн-бар (и такие инициативы уже есть), в котором вы покажете свою коллекцию алкоголя, а бармен на ее основе разработает персональный набор коктейлей, которые вы по его инструкции сможете сделать самостоятельно.

Для цифровой логистики, например, сейчас открывается очень много возможностей.

Откроется также большое поле для творческих профессий: это и музыка, и изобразительное искусство, и иная креативная деятельность. Популярные музыканты, например, уже устраивают онлайн-квартирники, позволяющие посмотреть их выступление и как будто побывать у кумира дома. Об этом раньше фанаты только могли мечтать, а сейчас — пожалуйста.

Co-media строгого режима: сферу развлечений и СМИ ждет цифровой перелом

Новый стандарт

— Но, согласитесь, все эти виртуальные квартирники, онлайн-вечеринки и прочие удаленные способы общения на вынужденных каникулах не от хорошей жизни.

— Конечно, помимо позитивных сторон случившегося очевидны и негативные последствия. Да, с одной стороны, люди смогут заняться тем, о чем давно мечтали: кто-то захочет перечитать всю свою библиотеку, кто-то — организовать собственный видеоблог, а кто-то — просто провести время с семьей. Но, с другой стороны, определенно будут увольнения, и это колоссальная проблема. Остро стоит вопрос и финансового благополучия граждан. Мы видим, как в мире страны одна за другой вводят безусловный базовый доход, чтобы поддержать людей. Я надеюсь, что и государство, и бизнес, и банки проявят активную и социально ответственную позицию и обеспечат стабильность всем, кто находится сейчас в сложном положении. Также людям стоит задуматься о собственной финансовой грамотности, об источниках софинансирования и возможностях для резервов, в том числе на будущее.

— А что делать малому и среднему бизнесу?

— Тяжело сейчас всем, но надо понимать, что происходящие процессы сильно повлияют на дальнейшую структуру экономики и заложат новые стандарты. В экономике есть такое понятие, как path dependence (эффект выбранного пути. — РБК Тренды): когда выбран определенный отраслевой стандарт, его очень сложно потом поменять. Например, сейчас все пользуются флеш-накопителями USB, но мало кто помнит, что в свое время была целая война за формат — USB это будет, или Sony Memory Stick, или другие. Если предложить какой-то иной формат, никто просто не будет в нем работать, это будет неудобно, на технике не будет соответствующего разъема и так далее. И сейчас, пока эти отраслевые стандарты новой экономики только закладываются, компаниям важно не пропустить их, потому что потом поменять их будет очень сложно. Напомню, что именно потребности и их удовлетворение, скорее всего, станут плацдармом для восстановления экономики. А кто, как не малый и средний бизнес, знает их лучше всех, умеет найти свой подход к потребителю?

Нынешние обстоятельства в целом могут стать драйвером для перевода нашей промышленности, всей экономики на путь новой промышленной революции. Цифровая трансформация прочно войдет почти во все сферы: в дизайн, строительство, урбанистику, агропромышленный комплекс, который, кстати, в России по ряду направлений уже достаточно высокотехнологичный.

Будущее агропромышленного комплекса: тренды до 2120 года

Мне кажется, что скоро «цифровые» элементы будут неким must have — без них ты не сможешь конкурировать с другими игроками рынка. Может быть, мы даже увидим, что наличие виртуального доступа или моделей виртуальной реальности любых объектов станет и вовсе необходимым условием.

— У многих уже сегодня возникает вопрос: когда ситуация стабилизируется, не будет ли отката к старым, привычным решениям?

— Мне кажется, что если откат и произойдет, то точно не на тот же уровень, который был ранее. Например, офлайн-образование в нынешней ситуации столкнулось с серьезным вызовом. Учебные заведения переходят на дистанционный формат, ученикам, педагогам и родителям нужно срочно перестраивать свои процесс получения знаний. Люди, потерявшие работу или желающие использовать внезапно появившееся свободное время на освоение нового, обращают внимание на курсы и программы EdTech-стартапов. Но останется ли этот взрывной интерес к онлайн-обучению после окончания карантина?

Многие эксперты прогнозировали смерть офлайн-образования на горизонте 30 лет, и сейчас этот горизонт явно приблизился. Очевидно, что знания можно спокойно приобретать, не выходя из дома, более того, у тебя «в меню» курсы всех ведущих университетов мира. Последние факторы, которые еще останавливают систему образования от того, чтобы полностью перейти в «цифру», — это возможность живого общения и общая атмосфера, «дух университета»: разговоры в библиотеке и столовой, однокурсники, их система ценностей, которую вы разделяете или нет, возможность поговорить с преподавателем на переменке. Мы в Вышке, например, уделяем этому большое внимание. Но мне кажется, что скоро люди научатся оцифровывать значимую часть и этой невербализуемой экосреды.

Как учиться в Гарварде задаром: онлайн-курсы университетов Лиги плюща Фото:Charles Krupa / AP

Ближе к удаленке

— Кроме удаленной учебы миллионы людей вынуждены и удаленно ходить на работу. Сохранится ли этот тренд в будущем?

— Здесь должен победить принцип рациональности. С одной стороны, не все вопросы можно решать удаленно: вскопать грядку и построить дом, наверное, сложно, но выстроить безлюдное производство с помощью интернета вещей, 3D-технологий, роботизации — вполне посильная задача. А посчитав, сколько средств расходуется на офисы, понимаешь, что лучше бы эти деньги направить на что-то более полезное, чем квадратные метры в центре города.

С другой стороны, мы помним, какой был ранее бум на удаленку по всему миру с появлением новых технологий видеосвязи. И потом видели, как ряд компаний отходили от этой концепции. Так, IBM еще в 2017 году вернула своих сотрудников в офисы, потому что они плохо концентрировались и хуже решали рабочие вопросы, им не хватало возможностей для коллективного обсуждения задач.

Поэтому, когда все нынешние испытания закончатся, часть работников, полагаю, снова вернется в офисы, потому что не смогут «оцифровизоваться» в силу самой природы их работы. Но очень многие — это креативная индустрия и те, кто не создает физический продукт, — останутся «в цифре».

Что такое креативные индустрии? Фото:FA Bobo / PIXSELL / PA Images / ТАСС

В конечном счете в офисе сложнее фиксировать, сколько сотрудник тратит времени на обед или перекур. А с помощью технологий контроля, которые уже существуют, вы просто ставите задачи и анализируете итоги. Это классика менеджмента — контролировать не процесс, а результат. Мы сейчас таким волевым рывком переходим на то, что гуру менеджмента нам советуют уже последние 50 лет. Другой вопрос, что не все к этому готовы, этому надо учить, предоставлять возможность получать новые профессии.

Предстоит еще много работы с самоорганизацией людей. Не надо забывать, что человеческая натура очень инертна, к тому же вокруг много отвлекающих факторов. В связи с этим появляются возможности в том числе для компаний, занимающихся «цифрой»:

  • нужны программы, с помощью которых можно отслеживать уровень концентрации внимания, способствовать ее усилению;
  • возрастает потребность в обучении людей профессиям, связанным с оказанием помощи другим в управлении временем.

В прошлом году приложение для медитации Calm достигло капитализации в $1 млрд, и это даже без ситуации с коронавирусом, о которой тогда могли говорить разве что футурологи. Теперь услуги, программы и профессионалы, помогающие лучше концентрироваться, переключаться, расслабляться, организовывать тайм-менеджмент, будут пользоваться большим спросом.

Добровольный обмен

— Цифровая трансформация бизнеса — одно дело, но совсем другое — цифровизация человека, его личной жизни, причем зачастую без его ведома.

— Да, люди в одночасье согласились с тем, что практически вся их личная жизнь находится на виду: это информация о расположении, привычках, перемещениях, доходах, состоянии здоровья. Каналы удаленной связи, банковские транзакции, голосовые сообщения, — то, что раньше было некой «священной коровой» в виде принципа неприкосновенности частной жизни, сейчас во всем мире добровольно отдается в обмен на безопасность или возможность сохранить работу. Как дальше компании, накапливающие эти данные, распорядятся ими и удастся ли сохранить приемлемый уровень кибербезопасносности? Мне кажется, сегодня системы не готовы или не полностью готовы к такому экспоненциальному росту данных. Поэтому риски с их утечкой или неправомерным использованием, на мой взгляд, растут просто катастрофическим образом.

Что такое цифровой тоталитаризм и возможен ли он в России

В прошлом году я совместно с Ассоциацией менеджеров России делал опрос более сотни крупнейших отечественных компаний о том, какие глобальные тренды они относят к угрозам, а какие — к возможностям. Удивительно, но порядка 80% респондентов тренды, связанные с цифровизацией, отнесли к числу позитивных лично для себя. В список наиболее серьезных рисков на третье место как раз попали проблемы, связанные с кибербезопасностью.

— Давайте вернемся к тому, с чего начали разговор. Сегодня только ленивый не вспоминает, как еще в декабре 2019 года искусственный интеллект предсказал глобальную пандемию коронавируса. Но редко кто задается вопросом, почему люди проигнорировали это предупреждение.

— Возможности искусственного интеллекта колоссальны, но решение действительно должен принимать человек. Использование так называемой предикативной аналитики на основе интеллектуального анализа больших данных — это один из достаточно сильных трендов.

Предикативная аналитика: как предсказать эпидемию и успех в бизнесе

Мы в ИСИЭЗ НИУ ВШЭ, например, уже несколько лет разрабатываем систему iFORA (intelligent Foresight Analytics), включающую на сегодня свыше 360 млн различных документов. Она используется для форсайтов в области научно-технологического развития и позволяет видеть весь ландшафт событий, выстраивать систему приоритетов и быстрого реагирования на внешние вызовы. И в будущем такие системы будут использоваться в прогнозировании техногенных катастроф или пандемий. Но я бы не искал легких ответов на сложные вопросы.

Конечно, такие инструменты анализа дают больше фактуры для изучения. Существует целое исследовательское направление в форсайт-методологии, которое называется анализом слабых сигналов и джокеров (событий с низкой вероятностью, но масштабными потенциальными эффектами). Туда входит анализ природных катаклизмов или, например, таких джокеров, как взрыв на атомной станции «Фукусима-1» в 2011 году (ряд экспертов тогда предсказывали, что подобное могло произойти).

Профессиональный взор в будущее: что такое форсайт и как им пользоваться

Это касается и эпидемий. Взять хотя бы Прогноз научно-технологического развития России на период до 2030 года, который еще в 2014 году был утвержден правительством и в разработке которого приняли участие более 2 тыс. экспертов. В нем говорилось о рисках заболеваний, причем не только людей, но и животных или растений. В частности, говорилось об африканской чуме свиней, которая несколько лет назад пронеслась по агропромышленным комплексам мира и является очень большой угрозой до сих пор.

Такой системный анализ джокеров, включая использование новейших математических моделей и ИТ-методов, должен стать одним из обязательных элементов умной системы технологического прогнозирования, которую нужно формировать и на национальном уровне, и на уровне компаний. В конечном счете бизнес больше всего и страдает от таких событий.

Поможет ли эта умная цифровая система предотвратить грядущие катастрофы? Думаю, пока что маловероятно. Поможет ли она выйти из этих катастроф с наименьшими потерями, а может быть, даже в прибыли? Скорее всего, да.


Подписывайтесь и читайте нас в Яндекс.Дзене — технологии, инновации, эко-номика, образование и шеринг в одном канале.

Следующий материал: