Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

Как регулировать платформенную занятость в России: три основных варианта

Фото: Гавриил Григоров./ ТАСС
Фото: Гавриил Григоров./ ТАСС
У работающих на цифровых платформах пока нет отпусков, больничных и других соцгарантий. РБК Тренды спросили ведомства, экспертов и участников рынка, как это исправить и отрегулировать платформенную занятость в России

Содержание

Вариант 1: признать всех сотрудниками и дать обязательные гарантии

Вариант 2: мягкое регулирование и соцгарантии на добровольной основе

Вариант 3: ничего не менять и оставить работников самозанятыми

Платформенная занятость — это гибкий формат включения работников в рынок труда. Он предполагает использование цифровой платформы, которая выступает в качестве посредника между поставщиками услуг или исполнителями и их клиентами. Такая занятость может быть для работника как основной, так и дополнительной.

В поисках модели

Платформенная занятость — относительно новый сегмент, и пока для него не существует ни точных определений, ни нормативно-правовой базы. Поэтому точно оценить число работающих здесь людей — курьеров, репетиторов, водителей, айтишников и других специалистов — сейчас невозможно. Но эксперты ожидают, что к 2030 году цифровые платформы обеспечат работой от 6–8 млн до 15 млн россиян.

Но как именно отрегулировать этот сегмент, не совсем понятно. Предлагаются разные варианты. Самый консервативный из них — сделать всех работающих штатными сотрудниками с соответствующими набором прав и гарантий. А самый либеральный — ничего не менять и ограничиться институтом самозанятых. Однако любая крайность несет свои серьезные риски, и большинство экспертов склоняется к промежуточному варианту.

Вариант 1: признать всех сотрудниками и дать обязательные гарантии

Олег Соколов, секретарь Федерации независимых профсоюзов России, руководитель Департамента социально-трудовых отношений и социального партнерства ФНПР:

«ФНПР считает, что при наличии нескольких признаков трудовых отношений любые гражданско-правовые, неформальные и иные отношения должны быть признаны трудовыми. В случае платформенной занятости такими признаками являются, например, личное выполнение определенной трудовой функции по профессии за плату, а также подчинение установленным в организациях-платформах правилам, графику работы (например, ограничения по времени работы для таксистов) и так далее.

Таким образом, по мнению ФНПР, на платформы должны быть распространены права и обязанности работодателей, установленные ТК РФ. Соответственно, занятые на платформах должны признаваться наемными работниками со всеми правами и обязанностями.

В России нет развитой культуры, а также зачастую необходимого уровня доходов для самостоятельного социального инвестирования — накопления пенсионных сбережений, всестороннего страхования.

Поэтому подход, когда занятым посредством цифровых платформ предлагается самим решать, откладывать ли деньги на пенсию, как защитить себя в период болезни и других жизненных неурядиц, — со временем приведет к росту социальной напряженности и даже, возможно, к серьезной социально-экономической катастрофе».

Александр Щербаков, доктор экономических наук, профессор кафедры труда и социальной политики Института государственной службы и управления (ИГСУ) РАНХиГС:

«Считаю, что нужно обеспечивать занятых на платформах социальными гарантиями, и социальное обеспечение должно быть обязательным в установленном российскими законами порядке. То есть — за счет компаний (собственников платформы) и государства, которое у нас, напоминаю, несет ответственность за своих граждан.

Вопрос обязательности можно обсуждать только в связи с пособиями по безработице. Но не для тех, кто получает посредством платформы работу (этим людям оно должно предусматриваться в обычном порядке), а для тех, кто производит с ее помощью продукцию, работы или услуги на продажу.

Такой подход, на мой взгляд, будет способствовать развитию платформенной занятости, рынка труда и экономики в целом, поскольку сделает такую занятость более социально защищенной, более упорядоченной и, следовательно, более привлекательной и в плане предложения труда, и в плане спроса на него».

Фото:Андрей Любимов / РБК
Подождите на платформе: как защитить права фрилансеров и самозанятых

Вариант 2: мягкое регулирование и соцгарантии на добровольной основе

Министерство труда и социальной защиты России:

«Прежде всего, необходимо четко понимать, что платформа сама по себе не является источником занятости, а выступает в качестве связующего звена между его пользователями. Исполнителями услуг, заказываемых через цифровые платформы, могут быть как граждане, работающие по трудовым договорам (например, сотрудники курьерских компаний), так и предприниматели, самозанятые.

Большинство граждан, занятых посредством цифровых экосистем, согласно опросам, — самозанятые. При этом самозанятость — это налоговый режим. А сами отношения, которые при содействии платформ складываются, не являются трудовыми, поскольку потребители услуг не выступают в роли работодателей.

В международном поле нет универсального подхода к регулированию отношений, возникающих в результате взаимодействия с интернет-платформами. Минтруд сейчас обсуждает оптимальный вариант решения этого вопроса для того, чтобы дать возможность обеспечивать социальный пакет для трудящихся, а с другой стороны, — не создавать препятствий для развития цифровых платформ, которые получили широкое распространение благодаря работе с самозанятыми».

Оксана Синявская, заведующий центром комплексных исследований социальной политики Института социальной политики НИУ ВШЭ:

«Мне кажется важным, чтобы на законодательном уровне произошло признание этой новой формы занятости. При этом, очевидно, что это не отношения найма, и распространять на платформенную занятость весь пакет социальных гарантий — значит, убить сектор экономики, который в настоящее время создает рабочие места, обеспечивает доходом многие уязвимые категории занятых, в том числе выводя из тени некоторые виды услуг.

Оптимальным решением мне видится мягкое регулирование и расширение возможностей добровольного страхования определенных рисков при сохранении юридического статуса самозанятости. Люди, работающие через платформы, по-видимому, нуждаются в регулировании рабочего времени — но не таком жестком, как при формате отношений найма. Скорее в том, чтобы избегать избыточно длительных рабочих часов, приводящих к истощению, снижению производительности труда, ухудшению здоровья и росту рисков травматизма. Они также нуждаются в оплачиваемом простое — в случае болезни или отпуска.

Считаю, что все социальные гарантии на первых порах должны предоставляться исключительно на добровольной основе. При этом приоритет в социальном пакете должен быть у людей, для которых платформенная занятость — единственная и полная. Инициатива участия в таких добровольных форматах может исходить от самих самозанятых или от платформ. Более того, уже сейчас платформы стараются страховать профессиональные риски, регулировать вопросы переработок и, реже, предлагать какие-то механизмы страхования на случай болезни.

Государство может стимулировать самозанятых к участию в добровольных социальных продуктах путем создания привлекательных условий социальных пакетов, проведения широкой информационной кампании, организации — возможно, вместе с платформами — образовательных программ. Одним из инструментов продвижения этого направления развития может стать экономическое стимулирование платформ, формирующих механизмы для добровольного включения занятых на них работников в программы страхования рисков и программы квалификационного роста.

Либеральный вариант (оставить всех самозанятыми или ИП без соцгарантий. — РБК Тренды) сохраняет риски и для занятых (нестабильность дохода, незащищенность в периоды вынужденного простоя), и для платформ (риск признания занятости наемной). Избыточное регулирование сектора, то есть автоматическое распространение на данный сегмент занятости всех социальных гарантий с соответствующим объемом платежей, присущих сфере традиционного найма, нанесет серьезный урон платформенной экономике и создаст реальную угрозу существованию этого сегмента».

Фото:Creativan / Shutterstock
Принцип Tinder в работе: каким будет рынок труда в будущем

Анна Ошарова, руководитель проекта «Авито Подработка»:

«Безусловно, регулирование должно быть, однако формат регулирования и поддержки необходимо вырабатывать в тесном диалоге с бизнесом. Юнит-экономика платформенных проектов просто перестанет сходиться, если наложить на них все те же обязанности, как на классических работодателей. И это не сыграет никому на руку.

Сейчас люди пользуются платформами потому, что не могут обеспечить себе нужный уровень дохода в текущих классических работах. Излишне зарегулировать платформы — фактически закрыть их и закрыть возможность людям обеспечивать себе лучшую жизнь.

Я думаю, платформы неминуемо придут к каким-то дополнительным социальным стимулированиям для исполнителей на фоне конкуренции друг с другом, в рамках борьбы за исполнителя. Но нужно дать на это время, чтобы они могли развиться, чтобы у них на это появились возможности, время и деньги».

Татьяна Нечаева, юрист и эксперт по вопросам трудового права hh.ru:

«Оптимальным видится мягкий вариант регулирования платформенной занятости, для которого характерны низкие барьеры на вход, гибкий режим графика, добровольное медицинское и социальное страхование. При таком варианте становятся более доступными предложения от заказчиков для маломобильных категорий исполнителей, лиц с ограниченными возможностями и даже для людей без опыта в этой сфере, так как платформа становится проводником между предложениями заказчиков и возможностями исполнителей.

Полагаю, что представитель платформы должен информировать исполнителя о возможностях добровольного страхования. Оно не должно быть обязательным, это должен быть выбор каждого участника такого типа занятости. Занятые с использованием платформ должны рассматриваться как их партнеры, обеспечивающие предложение услуг в рамках созданной платформами экосистемы. А партнер, свою очередь, выступая на равных с заказчиком услуг, может самостоятельно принимать решения о необходимости страхования».

Антон Петраков, директор по корпоративным отношениями и связям с госорганами «Яндекс Go» (включает сервисы такси, «Яндекс.Еда», «Яндекс.Лавка»):

«Мы находимся в диалоге со всеми ключевыми ведомствами для выработки сбалансированного регулирования, так как благодаря процессам цифровизации в экономике появились новые формы взаимоотношений — это взаимоотношения между ИТ-платформами, предоставляющими возможности для поиска заказов, и теми, кто эти заказы выполняет. Безусловно, эти новые формы занятости должны быть изучены и урегулированы с учетом специфики. Самозанятые, как и все, кто сотрудничает с платформами, являются независимыми предпринимателями и самостоятельно определяют, как распоряжаться своим заработком и какой процент от него должен идти на страховые взносы. На наш взгляд, роль платформ в этом вопросе — создавать максимально комфортные условия для партнеров, развивая собственные программы поддержки. Так, например, мы запустили программу льготного страхования водителей такси и курьеров, которые включают в том числе аналоги «больничных». Но решение об участии в программе остается за нашими партнерами».

Денис Кутергин, сооснователь онлайн-сервиса услуг YouDo.com:

«При проработке регулирования важно соблюсти баланс интересов. Модель, когда самозанятость остается в рамках гражданско-правовых отношений, а платформы помогают снижать риски за счет опциональных продуктов, является самой эффективной.

Часто говорят, что самозанятые не защищены, у них нет поддержки. Но нужно обратить внимание на еще одну проблему. В стране официально зарегистрировано 2,4 млн самозанятых, при этом людей, которые все еще находятся в теневой занятости — в разы больше. И у тех, кто не регистрирует свою деятельность, гораздо больше рисков: от невозможности пенсионных отчислений до рисков полной неуплаты со стороны компании.

Мы видим, что теневая зона начала постепенно трансформироваться, поскольку число самозанятых растет‎.

Это происходит параллельно с тем, как многие компании осознают выгоду от сотрудничества с самозанятыми: это легально, а еще — дешевле и безопаснее».

Анастасия Ускова, генеральный директор платформы «Рокет Ворк»:

«Никто не запрещает самозанятым оформлять для себя медицинские страховки, и делать взносы наравне с ИП для накопления трудового стажа и пенсии, поэтому изменения здесь нам кажутся излишней надстройкой. К тому же, если ответственность за пенсии и соцстрах переложить на плечи агрегаторов, это неминуемо приведет увеличению расходов на штат, возрастет налогообложение, а оплачивать в конце концов это будут пользователи, для которых подорожают услуги. Да и сами самозанятые скорее всего такому не обрадуются, так как с большой вероятностью дополнительные расходы со стороны сервисов приведут к увеличению внутренних комиссий для них.

В идеальном мире субсидировать пенсии и страховки самозанятым могло бы государство, которое в конце концов является главным выгодоприобретателем от обеления сектора частных услуг. Напомним, что в стране у нас свыше 22% ВВП — невидимая экономика. Это триллионы рублей. Часть из них — как раз сфера частных услуг: таксисты, курьеры, репетиторы и разного рода мастеры: хоть по ремонту, хоть по маникюру. Самозанятость же с момента старта эксперимента в 2019 году вывела из серой зоны доходов на ₽327 млрд, а бюджет получил налогов на ₽8 млрд.

Сейчас официально самозанятых в стране более 2,5 млн, план Минфина — рост минимум в четыре раза в ближайшую декаду по количеству самозанятых, а значит и по собираемости налогов. А для этого надо делать [специальный налоговый] режим НПД популярнее. Частичная компенсация взносов ПФР и в соцстрах — отличный инструмент.

Самозанятые нужны платформам — на них держится их бизнес. Для их удержания и повышения лояльности, а также для популяризации сотрудничества, агрегаторы могут продумать систему компенсаций за отпуск и больничный, но делать это надо по добровольной схеме.

Разумное разделение ответственностей за социальные гарантии между бизнесом и государством не приведет к излишним расходам для бизнеса, росту комиссий для исполнителей и удорожанию их услуг для конечных потребителей, и приведет к росту популярности режима НПД, обелению сектора, решит проблему просевшей из-за коронавируса и оттока МСБ занятости населения. Все довольны».

Фото:Pexels
Свобода по выбору: настоящее и будущее фриланса в России

Вариант 3: ничего не менять и оставить работников самозанятыми

Александр Ларьяновский, управляющий партнер Skyeng:

«На наш взгляд, правильным и современным вариантом является самозанятость. И самозанятые должны быть наделены такими же правами, как и индивидуальные предприниматели.

Необходимо увеличить лимиты по обороту денежных средств для самозанятых и приравнять их к лимитам по обороту ИП. Кроме того, налогообложение должно стать потранзакционным, а у заказчика должна появиться возможность, но не обязанность, выступать налоговым агентом подрядчика при уплате данного транзакционного налога.

Самозанятые граждане, для многих из которых такой доход является не основным, должны иметь возможность самостоятельно и добровольно формировать или не формировать свою страховую защиту через государственные или частные инструменты. Затраты же на социальную защиту самозанятый гражданин должен сразу закладывать в стоимость оказываемых им услуг.

При этом, конечно, для некоторых отраслей, связанных с профессиональным риском (например, курьеры, водители, рабочие, строители), могут быть предусмотрены свои отраслевые стандарты».

Delivery Club:

«Безусловно, при классическом трудоустройстве и компания, и сам работник оплачивают гораздо больше взносов (чем при платформенной занятости. — РБК Тренды). Мы же говорим о формате сотрудничества между компанией и курьерами, в основе которого лежит полная свобода действий курьера и максимальная гибкость. Человек может оставить заявку, на следующей день начать доставлять еду, а затем в любой момент сдать униформу и прекратить сотрудничество с нами без двух недель отработки. Например, так было во время локдауна 2020 года, когда для тысяч людей доставка стала способом подработать, пока их компании были закрыты.

Возможное регулирование платформенной занятости должно учитывать специфику конкретных отраслей. Для подавляющего большинства курьеров доставка еды становится временным решением максимум на несколько месяцев или способом подработки в свободное от основной работы время. Так что использование института самозанятости в нашем случае полностью соответствует самой сути этой деятельности».

Татьяна Борзых, генеральный директор Dostavista Россия:

«Мы считаем, что социальные гарантии должны зависеть от специфики бизнеса и платформы. Непонятно, кто именно может оплачивать отпуск самозанятому Ивану Ивановичу, который зарегистрировался на двух разных платформах и может один день развозить посылки клиентов Dostavista, а на следующий день ремонтировать бытовую технику.

Самозанятый гражданин может аннулировать свой статус и войти в штат, например, классической курьерской компании, чтобы получить социальные гарантии. В то же время он может оставаться самозанятым и доставлять заказы тогда, когда он сам пожелает, выплачивая всего лишь 6% налогов. В этом случае он не может требовать социальных гарантий от платформы, на которой он зарегистрировался.

Максимально консервативный сценарий (признать всех штатными сотрудниками с соответствующим объемом прав и гарантий. — РБК Тренды) может привести к быстрому росту теневого бизнеса, «серых» и «черных» зарплат: не все компании могут быть заинтересованы расширять штаты и увеличивать фонды оплаты труда.

Нам видится, что рынок занятости предлагает исполнителям различные варианты: работа в штате курьерской компании или любой другой компании на основании трудового договора и согласно трудовому распорядку или же самозанятость посредством регистрации на платформе. Выбор остается за исполнителем».

Обновлено 30.07.2021
Главная Лента Подписаться Поделиться
Закрыть