Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

Цифровая карма: как будет работать система социального кредита в Китае

Фото: Kevin Frayer / Getty Images
Фото: Kevin Frayer / Getty Images
Что общего между социальном рейтингом и кармой, как власти Китая будут собирать данные о своих гражданах и почему сами китайцы не против такого контроля — в материале РБК Трендов
Время на чтение: 14–16 минут

«Система социального кредита», которая разрабатывается властями Китая и готовится к внедрению на территории всей страны, уже давно обсуждается в западных медиа. И редко какой публицист или политик, описывая ее, обходится без параллелей с антиутопий «1984» Джорджа Оруэлла.

Вкратце, эта система будет представлять собой целую экосистему цифровых баз, в которой будет хранится актуальная информация о поведении граждан, компаний и государственных структур. В зависимости от того, насколько это поведение будет соответствовать госстандартам, их индивидуальный рейтинг, привязанный к уникальному QR-коду, будет изменяться — в «плюс» или в «минус». Что, в свою очередь, будет открывать или ограничивать доступ к определенным льготам и благам.

Можно сказать, что система социального кредита реализует кармический принцип воздаяния, но только в светском и мгновенном варианте. Здесь на месте божественной инстанции оказывается обезличенное государство, которое берет на себя роль справедливого судьи, оценивающего человеческое поведение (собирая данные) и воздающего по заслугам (прибавляя или вычитая баллы).

На первый взгляд, идея подобного контроля посредством рейтинга в чем-то перекликается с оруэловскими интуициями. Во-первых, такая система кажется несовместимой с неприкосновенностью частной жизни. Скажем, если история финансовых операций гипотетического гражданина КНР покажет, что тот любит по вечерам засиживаться в баре, то это будет расценено как отклонение от нормы и приведет к понижению рейтинга.

Во-вторых, подобная система не вяжется с логикой базовых прав человека. Ведь то, что считается неотчуждаемым до тех пор пока не нарушен закон, — например, право на свободное передвижение, — может быть отчуждено, несмотря на то, что де-факто сама буква закона не нарушена. Так, согласно отчету China’s National Public Credit Information Center, в 2018 году по итогам пилотных проектов в ряде провинций Китая 23 млн человек было отказано в покупке билета на самолет или поезд из-за низкого социального рейтинга.

Наконец, в-третьих, эта система, по сути, превращает государство в квази-божество, способное «сканировать» все человеческие мотивы и желания, оценивая их по балльной шкале и влияя на возможности конкретного человека. Ведь система социального кредита реализует кармический принцип воздаяния, но только в светском и мгновенном варианте. Но насколько может быть непогрешимой эта «государственная карма» в принципе?

Тем не менее, сводить «систему социального кредита» к логике тоталитарного контроля, как минимум, преждевременно. Формально о старте разработки этой системы Пекин объявил в 2014 году. И хотя ее пилотные версии начали обкатываться в некоторых провинциях Китая еще с 2009 года, все контуры этой инфраструктуры до сих пор неизвестны и многое еще находится на этапе обсуждения.

И это не говоря о том, что сама система социального кредита рассчитана на особую модель социального взаимодействия, которая складывалась в Китае веками и имеет свои глубокие традиции. Недаром, эту новацию поддерживает так много китайцев — порядка 80%, из которых более половины — целиком и полностью. Наибольший скептицизм проявляют китайцы с высшим образованием, а также бедняки и жители сельских районов. Наибольшую же поддержку инициативе выражают граждане с высоким достатком и члены компартии.

Поддержка системы социального кредита гражданами КНР по основным социальным группам (интернет-опрос 2,2 тыс. пользователей, весна 2018 года)
Поддержка системы социального кредита гражданами КНР по основным социальным группам (интернет-опрос 2,2 тыс. пользователей, весна 2018 года) (Фото: Свободный университет Берлина)

Система «социального доверия»

В своей книге «Долг: первые 5000 лет истории» американский антрополог Дэвид Гребер посвятил немало страниц тому, чтобы показать, что в древних обществах вкладывали в слово «кредит».

Если говорить об этимологии, то буквально кредит означает доверие (англ. — credit), которое «происходит от того же корня, что и «вероисповедание» («creed») и «достоверность» («credibility»)». Поэтому «большая часть денег в прямом смысле были доверием, поскольку кредитные соглашения в основном представляли собой сделки, скреплявшиеся рукопожатием».

Получается, если вместо слова «кредит» в названии китайской системы поставить «доверие», мы сразу получим более корректное представление о главной цели этой новации — обеспечить диффузию доверия внутри всего общественного пространства. Именно на этом делают упор и сами власти Китая — укрепление «репутации, добросовестности правительства, коммерческой деятельности, общества и доверия к юридической системе».

Следы подобной системы мы можем найти в истории Китая уже во время первой империи Цинь (221-206 годы до н.э.). Тогда была впервые введена процедура балльной оценки чиновников, чтобы обеспечить их дальнейшее продвижение по карьерной лестнице.

Алексей Маслов, врио директора ИДВ РАН, профессора факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ:

«В Китае исторически существовали организации под названием «пятидворки» и «десятидворки» (группы взаимного контроля, существовавшие в деревнях и городах. — РБК Тренды). Это была целая система организаций, внутри которой все друг за другом следили, помогали, а иногда и «стучали». Впоследствии вся эта информация собиралась в руках чиновников, из которой они формировали доклады и планировали дальнейшие действия. В целом, китайцы, в отличие, например, от нас, очень социально активны и легко могут и похвалить вас, и поругать».

Отсюда становится ясно, почему для современных китайцев введение социального кредита — нечто нормальное, что не воспринимается через оптику западных антиутопий. Ведь, по сути, это лишь реактивизация традиционной китайской системы, когда общество само себя регулирует под неусыпным контролем государства. Просто на сей раз для этого используются цифровые технологии.

Что такое цифровой тоталитаризм и возможен ли он в России

Более того, как считает китайский социолог Чжан Лифань, современному китайскому общество подобная система необходима в силу того, что оно испытает глубокий дефицит доверия.

Например, это хорошо заметно по росту финансовых преступлений в бизнес-сфере. Согласно исследованию Revealing the True Cost of Financial Crime, чуть менее половины бизнес-организаций в Азиатско-Тихоокеанском регионе признались, что были жертвами мошенничества, краж, отмывания денег или других финансовых преступлений. Другой пример, по словам Маслова, — это сфера услуг, где «невозврат или поломка взятых в аренду велосипедов стало чем-то рутинным».

Иными словами, подобный дефицит доверия — это «плата» за головокружительные темпы урбанизации и роста экономики в Китае, которые потребовали новых способов контроля и социальной инженерии, чтобы не только снизить огромные нагрузки на судебную систему, но и смягчить напряжение в обществе.

Три уровня доверия

В программном документе, описывающем контуры системы социального кредита, китайское правительство выделило четыре области, которые она будет охватывать: государственный сектор, бизнес-среда, социальное взаимодействие, судебная система.

То есть, работа по достижению доверия не будет ограничена одними социальными контактами. Под прицелом этой системы окажется и коррупция, и должностные злоупотребления, и работа бизнеса, и доверие судебной системе, и неэтичное поведение врачей, юристов и учителей. Даже местные органы власти смогут ощутить на себе ограничения за счет низкого рейтинга.

Фото:Kevin Frayer / Getty Images
Фото: Kevin Frayer / Getty Images

Предполагается, что сама система будет иметь три уровня:

  1. Основная база данных — The National Credit Information Sharing Platform («Национальная Платформа Обмена Кредитной Информацией). Она будет объединять в себе данные социального кредита и обеспечивать обмен ими между государственными ведомствами. Поставка данных, формирующих индивидуальные рейтинги, будет идти из двух источников. Во-первых, за счет камер с системами распознавания лиц — по всему Китаю их уже более 200 млн. А во-вторых, за счет частных жалоб, а также по информации, поступающей от общественных организаций, банковских служб, торговых площадок, из социальных сетей и не только.

  2. «Черные списки» граждан и компаний, которые были уличены в нарушении правил и стандартов поведения, — это те, кому доверять не стоит. И «красные списки» с компаниями и гражданами с хорошей репутацией — те, кому доверять можно.

  3. Единая система наказаний и поощрений, которая позволит государственным ведомствам скоординировано наказывать компании и граждан из «черного списка» и, наоборот, поощрять, тех, кто находится в «красном».

При этом сама система создается как принципиально обезличенная. Те, кто будет обслуживать базы данных с информацией, не будут знать имена граждан или названия компаний. Пользователь также окажется тет-а-тет с обезличенным государством.

Фото:Bobby Yip / Reuters
Вас снимает скрытая камера: чем опасна технология распознавания лиц

Нравственная арифметика

Рейтинг конкретного гражданина будет формироваться в соответствии с его поведением и привычками — как в офлайне, так и в онлайне. Балльная же шкала, которая будет это оценивать, будет иметь такой вид:

  • 1000 баллов — стартовое количество, которое присваивается каждому гражданину;
  • 1300 баллов — самое высокое количество;
  • 600 баллов — самое низкое количество.

Потерять баллы можно, если вы, например, не ухаживаете за пожилыми родственниками или часто проводите шумные вечеринки. Недосчитаться баллов можно и за непотребное поведение в общественном месте, нарушение правил дорожного движения, даже за жульничество в онлайн-играх.

При этом предусмотрены и механизмы на тот случай, если вас попытались оклеветать, и тогда наказание получит ваш недоброжелатель. Для этого планируют создать специальные агентства, которые будут инициировать проверки. Правда, если проверка ничего не выявит, ваш рейтинг будет еще больше снижен за «неконструктивное отношение к критике».

Повысить же свой рейтинг можно не только за счет корректного и уважительного поведения в публичном пространстве, но и, например, за участие в волонтерских организациях, за сдачу крови, или если вы своим примером вдохновляете соседей на хорошие поступки.

Фото:Lintao Zhang / Getty Images
Фото: Lintao Zhang / Getty Images

Рейтинги частных компаний и государственных ведомств будут регулироваться примерно по такому же принципу. Если, например, компания X выпускает продукцию, не соответствующую заявленной, будет жульничать с выплатами кредитов или отправлять налоги с задержкой, то ее баллы будут вычитаться, и она может оказаться в «черном списке».

The PwC Foundation приводит такой реальный пример работы социального кредита в области бизнеса: «Одна международная компания, работающая в Китае, была наказана местным органом по охране окружающей среды за несоблюдение экологических правил. Затем компания подала заявку на участие в государственном проекте, но она была отклонена местным правительством в соответствии с межведомственным меморандумом, в котором содержался призыв к принятию совместных мер против компании — неблагонадежной в области защиты окружающей среды».

«Виртуальная доска позора» и налоговые льготы

Наказания или поощрения по рейтингу будут касаться поражения в правах или, наоборот, их расширения, а также финансовых убытков или прибыли. Например, для граждан или компаний, теряющих свой рейтинг, могут быть назначены такие ограничения:

  • запрет на поездки по стране или за границу;
  • запрет на поступление в хорошие школы или институты (причем пострадать могут дети, если их родители имеют низкий рейтинг);
  • снижение перспектив трудоустройства;
  • повышенное внимание со стороны государства;
  • публичный позор за счет демонстрации гражданина, компании или ведомства на «виртуальных досках позора», как прозвали на китайских форумах China Blacklisting system, то есть «черные списки».

К слову, чтобы выйти из «черного списка» может потребоваться от двух до пяти лет. Правда, в некоторых случаях будут предусмотрены варианты досрочного исключения, если действия виновной стороны будут сочтены для того достаточными.

Для тех же, кто оказался в «красном списке», будут, например, открываться такие льготы:

возможность поступить в хорошую школу или институт в приоритетном порядке (касается и тех детей, чьи родители имеют хороший рейтинг);

  • более простой доступ к кредитам;
  • возможность арендовать велосипед или автомобиль без депозита;
  • возможность бесплатно посещать фитнес;
  • скидки на поездки в общественном транспорте;
  • обслуживание в больнице на приоритетной основе;
  • различные налоговые льготы, доступ к госконтрактам.

Главный перформанс столетия

В статье журнала Foreign Policy, где рассказывается об итогах обкатки системы социального кредита в одной из провинций Китая, местный 32-летний предприниматель признается: «Я чувствую, что за последние шесть месяцев поведение людей становилось все лучше и лучше. Например, теперь во время поездки на машине мы всегда останавливаемся перед пешеходными переходами. Иначе можно потерять баллы. Но если сначала мы боялись потерять баллы, но теперь мы [просто] к этому привыкли».

Собственно, за этими словами просматривается «задача максимум» системы социального кредита — не просто наказывать и поощрять, но за счет дрессуры баллами моделировать само поведение в соответствии с принятыми стандартами.

Фото:Kevin Frayer / Getty Images
Фото: Kevin Frayer / Getty Images

Интересно, что в странах западной демократии некоторые элементы системы социального кредита уже присутствуют. Например, в Германии существует система SCHUFA, необходимая для аренды или покупки дома, а также для приобретения товара в кредит. Например, если покупатель живет в неблагополучном районе, это влияет на его рейтинг и соответственно на уровень тех услуг, на которые он может рассчитывать. Другой пример из Австралии, где программа социальных выплат матерям-одиночкам (ParentsNext) требует от них еженедельно отчитываться о том, посещали ли их дети уроки в школе, ходили ли они в библиотеку или, например, брали ли уроки плавания. В соответствии с этими отчетами принимается решение относительно дальнейших выплат.

Конечно, многое в этой системе китайским властям еще предстоит осмыслить и настроить. И речь идет не только об инфраструктурой стороне дела — скажем, о возможных неполадках в работе баз данных или об угрозе кибератак.

Александр Габуев, руководитель программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского Центра Карнеги:

«Наверное, самый проблемный фактор — это то, как оценивать тот или иной поступок, потому что многое здесь пока выглядит довольно субъективно. Условно, почему перевод старушки через дорогу, который зафиксировала камера, дает вам «плюс» 10 баллов, а задержка с выплатой кредита — это, к примеру, «минус» 20 баллов? На каких основаниях одно считается менее значимым, а другое — более?»

К этому, кстати, можно добавить и другой вопрос: как возможно зафиксировать отклонение от нормы или, наоборот, полное ей соответствие, опираясь только на внешние индикаторы? На каких объективных основаниях в принципе возможно осуществить такую оценку, не зная всего многообразия мотивов, стоящих за каждым индивидуальным поступком?

Ответы на этот вопросы китайским властям еще предстоит найти, а многое в принятых нормам еще будет неоднократно корректироваться. Впрочем, не стоит забывать и того, что, по словам Алексея Маслова, «китайцы традиционно с большим доверием относятся к государству». Иными словами, они не воспитаны в той культуре подозрения по отношению к власти, каковая уже столетиями существует на Западе.

В целом, дальнейшая судьба этой системы все равно будет зависеть от показателей, которые она продемонстрирует, считает Габуев: «Если после введения социального рейтинга, например, преступность в Китае пойдет резко вниз, а качество жизни — вверх, то систему ждет большое будущее. В этом смысле то, что происходит сейчас в китайском обществе — это перформанс, за которым будет внимательно наблюдать весь мир. И от того, насколько он будет эффективен, зависит и то, столкнемся ли мы с социальным рейтингом и в нашей жизни».

Обновлено 08.07.2021
Главная Лента Подписаться Поделиться
Закрыть