Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

Бить нельзя помиловать: сколько россиян поддерживают физические наказания

Фото: Shutterstock
Фото: Shutterstock
Почти две трети россиян признались, что в детстве испытали на себе порку ремнем и другие силовые методы воздействия. Эти и другие данные о воспитании — в исследовании социологов, которое мы разбираем вместе с экспертами
Время на чтение: 6–8 минут

Об экспертах:

  • Александр Колмановский, психолог, специалист по семейным и детско-родительским отношениям;
  • Лиза Лазерсон, режиссер, журналистка;
  • Елена Фейгин, когнитивно-поведенческий и семейный терапевт, докторант университета Зигмунда Фрейда (Вена);
  • Илья Хломов, гештальт-терапевт, специалист центра адаптации подростков «Перекресток».

Агентство «Михайлов и Партнеры» провело всероссийское исследование «Воспитание и наказание: взгляд поколений», чтобы выяснить, как относятся к воспитанию в российских семьях, какие наказания применяют и как отличаются взгляды у молодежи и более старшего поколения на этот вопрос.

Людмила Горюнова, генеральный директор агентства «Михайлов и партнеры. Аналитика»:

«Мы задумывали исследование, чтобы изучить конфликт поколений, однако на практике не увидели какого-то существенного разрыва. Наоборот, родители на фокус-группах все время говорили: мы хотели бы прислушаться к ребенку, понять, чего он хочет. Они утверждали, что почти не конфликтуют с детьми, хотя со своими родителями у них конфликты были постоянно.

Мы поделили респондентов на две условные группы — «старшее поколение» (31-55 лет) и «молодежь» (14-30 лет). Конечно, это обобщение, и, например, миллениалы — те, кому сегодня 30-35 лет — в итоге оказались в разных группах, хотя это одно поколение. Но так проще всего увидеть глобальную разницу мнений, не отвлекаясь на множество разных групп».

Можно ли наказывать детей?

49% опрошенных считают, что детей наказывать нужно. Причем среди старшей аудитории — 31-55 лет — такого мнения придерживаются 61%, а среди тех, кому от 14 до 30 — всего 20%.

За физическое наказание высказались 60%, категорически против — 36%. 45% допускают наказание в виде лишения любимых занятий или гаджетов, 34% — в виде выговора, 29% — лишения карманных денег.

Молодежь относится к этому более негативно, чем поколение родителей: 65% против 54%. Женщины настроены к детям мягче, чем мужчины: почти половина участниц опроса считают, что физическое наказание недопустимо. Сторонники наказаний чаще всего готовы применять физическую силу за употребление наркотиков (44%) и алкоголя (27%), а также за воровство (34%) и хамство (27%).

Александр Колмановский:

«60% — это, конечно, ужасающая цифра. Причем большинство родителей говорят: «Ну что вы, конечно, мы своего ребенка не бьем. Ну, по попе дадим, ну, подзатыльник». Я считаю, что наказывать детей нельзя ни в какой форме. Дети одинаково травматично переживают и физическое, и словесное или моральное насилие».

Лиза Лазерсон:

«Я думаю, что на самом деле детей бьет гораздо больше людей, просто признается в этом только половина опрошенных. У нас в обществе насилие нормализовано, поэтому физические наказания, даже жесткие, не воспринимаются как насилие».

Илья Хломов:

«Я думаю, что с течением времени благосостояние людей улучшается, и физических наказаний становится все меньше, так как меньше ситуаций, в которых их необходимо применять. Наказание, включая физическое, — это крайняя форма воздействия родителя на ребенка. А сейчас до крайней точки доходят все меньше людей».

Всегда ли наказание по заслугам?

Говоря о собственном опыте, 61% опрошенных заявили, что сами подвергались физическим наказаниям в семье, а у 22% это происходило регулярно. При этом 68% из них считают, что наказание было заслуженным.

К старшему поколению применяли более суровые методы, чем к младшему: среди первых через порку ремнем проходили 46%, среди молодежи — 33%, при этом последние чаще получали шлепки (64% против 46%) и подзатыльники (36% против 24%). Каждый десятый подвергался жестоким избиениям, а некоторые даже сообщали о попытках изнасилования.

Фото:Unsplash
Курс молодого родителя: как воспитать счастливого ребенка

48% родителей признались, что наказывали своих детей физически, но чаще в мягкой форме. Мнения по поводу того, где проходит грань между физическим наказанием и домашним насилием разделились: 34% причисляют к насилию даже легкий шлепок или подзатыльник, а 28% считают, что насилие — это когда появляются серьезные травмы.

Причем здесь заметна разница по гендерному признаку: мужчины в четыре раза чаще отмечали, что насилие может быть только сексуальным (8% против 2%), и в два раза чаще утверждали, что насилие по их мнению — это только нанесение тяжких травм (42% против 17%).

Половина опрошенных (51%) считают, что из-за физического насилия дети становятся более агрессивными и отыгрываются на тех, кто слабее. 41% отмечают, что дети в таких случаях просто молчат (среди женщин таких 47%, среди мужчин — 33%).

Александр Колмановский:

«Самый для меня грустный факт конформизма — это то, что 68% детей считают, что их наказание было заслуженным. Это приучает их к мысли, что с ними так можно обходиться».

Елена Фейгин:

«Необходима поддержка государства для смены парадигмы в целом и для того, чтобы было больше образовательных программ для семей, чтобы насилия стало как можно меньше. Нет грани между физическим наказанием и немотивированной жестокостью. Жестокость порождает жестокость».

Нужно ли вмешиваться, если при вас бьют ребенка?

24% опрошенных предпочитают не вмешиваться, если ребенок рядом подвергается физическому наказанию со стороны родителей или других родственников. Среди старшего поколения 49% считают, что необходимо поговорить с родителями, тогда как среди молодежи таких всего 29%.

68% скорее поддерживают вмешательство государства в таких случаях и выступают за лишение родительских прав (43%), но при этом не готовы доверять это органам опеки (41%).

Такой же процент респондентов поддерживают публичное обсуждение физического насилия над детьми. По их мнению, это поможет родителям осознать свою неправоту и изменить отношение к проблеме в обществе. Противники публичности (36%) считают, что это приведет к повышению страхов и тревожности, а родители начнут чаще скрывать подобные случаи.

Александр Колмановский:

«В ситуации, когда ребенка прилюдно наказывают, нет никакой разницы между его переживаниями и переживаниями орущей матери. Если вы вмешаетесь и сделаете замечание, это только усугубит ее травму, и дома ребенку достанется еще больше. Поэтому лучше не критиковать, а попытаться как-то поддержать мать — или не вмешиваться вообще».

Лиза Лазерсон:

«Здесь явное противоречие: с одной стороны, люди не очень понимают, надо или не надо вмешиваться, с другой — непонятно: а куда сообщать? Опеке они явно не доверяют, и нет того органа, которому можно было бы довериться. У нас нет групп взаимопомощи, где бы работали с агрессивными родителями. Никто не помогает женщинам, которые просто не могут справиться с воспитанием ребенка и от усталости выплескивают свою агрессию».

Елена Фейгин:

«Мировая статистика показала рост домашнего насилия во время пандемии: жертвы остались заперты со своими истязателями. Но если в парах мы еще слышим крик о помощи, то дети — это молчаливые жертвы, жалобы которых часто не замечают и не спешат им помочь».

Семья и воспитание

74% участников исследования считают, что воспитанием в равной степени должны заниматься и отец, и мать. Столько же опрошенных уверены, что ребенка можно воспитать и в неполной семье. При этом 69% респондентов высказали мнение, что в однополых браках вряд ли возможно хорошее воспитание детей.

Только 3% считают, что родителям нужно прибегать к помощи психологов, 88% никогда этого не делали, а 41% высказались категорически против. 48% готовы к этому лишь в крайних случаях: в таких как конфликты ребенка с родителями (34%), непослушание (23%), страхи и депрессия (18%).

Много эмоций: как подросткам и родителям отвечать на вызовы современности

Большинство допускают вмешательство родителей в учебный процесс и все, что с ним связано, включая выбор вуза.

39% допускают вмешательство в общение детей со сверстниками, а 16% — в любовные отношения. Разница в возрасте участников исследования здесь особенно ощутима: в первом случае за возможность вмешательства высказались 52% старшего поколения и лишь в 28% — из числа молодежи, во втором голоса распределились 2 к 1 (23% к 11%). Более половины (54%) опрошенных родителей, имеющих детей старше 12 лет, признались, что вмешивались в то, с кем встречается их ребенок и в кого он влюблен.

67% считают, что с ребенком нужно обсуждать смысл жизни, 62% — отношения в семье, по 46% — религию и секс. Далее по убыванию тем для обсуждения идут смерть, суицид, насилие, сексуальная ориентация.

Обновлено 29.06.2021
Главная Лента Подписаться Поделиться
Закрыть