«Рождение таблетки»: как изобретение противозачаточных изменило мир

Фото: «Лайвбук»
Фото: «Лайвбук»
О создании революционного препарата — первых в мире комбинированных оральных контрацептивов — рассказывает книга Джонатана Эйга «Рождение таблетки. Как четверо энтузиастов переоткрыли секс и совершили революцию»

В 1950-е годы в США контрацепция была фактически вне закона — получить средства предохранения могли только замужние женщины по медицинским показаниям. Даже статьи о методах предохранения и реклама презервативов были под запретом. А уже в 1960 году на рынке появились таблетки, которые защищали женщин от беременности. Джонатан Эйг пообщался со многими людьми, которые были свидетелями или непосредственными участниками этой истории, чтобы понять, как это стало возможным.

Кто автор?

Джонатан Эйг — американский журналист и писатель, специализируется на биографиях. Помимо «Рождения таблетки» у Эйга вышло еще четыре книги — про Аль Капоне, Мухаммеда Али и бейсболистов Лу Герига и Джеки Робинсона. Также он писал статьи для The New York Times, The Washington Post, The New Yorker и других изданий.

О чем книга?

Эйг пытается разобраться, как двое ученых и две активистки-меценатки совершили невозможное: создали и вывели на рынок препарат, который потрясал основы американского общества того времени.

Фото:Scott Heins / Getty Images
Социальная экономика Гендерный союз: как женщины помогают друг другу в инвестициях и бизнесе

Банда неудачников

Создавать оральные контрацептивы в стране, где фактически запрещена контрацепция, — задача, за которую могли взяться только безумцы или те, кому нечего терять. Так что команда, работавшая над изобретением таблетки, и правда выглядела оригинально: опальный ученый, с позором уволенный из Гарварда, одиозная 71-летняя активистка, увлеченная евгеникой и боровшаяся за репродуктивные права женщин, миллионерша-суфражистка и гинеколог-католик, постепенно разочаровавшийся в позиции церкви.

Лаборатория на коленке

Учитывая законодательные ограничения и консерватизм общества, в 1950-е годы в США невозможно было ни официально вести исследования противозачаточных средств, ни получить на это финансирование. Так что работа шла в кустарной лаборатории, где ученые проводили дни и ночи, а денег едва хватало на закупку самых необходимых расходных материалов.

Эксперименты на людях и кроликах

Медицинская этика с середины прошлого века совершила огромный скачок вперед и выработала жесткие регламенты относительно того, как нужно испытывать новые лекарственные препараты. Но в 1950-е считалось вполне допустимым проводить эксперименты на пациентках психиатрических лечебниц, скрывать от женщин истинную цель исследований и преувеличивать данные о количестве участниц и длительности тестов. Эйг описывает все этически небезупречные решения ученых, без которых революционный препарат, возможно, никогда бы не вышел на рынок.

Фото:«Альпина Паблишер»
Социальная экономика «Невидимые женщины»: чем опасен дефицит данных

Борьба с консерватизмом

Создать безопасное и работающее противозачаточное средство — лишь половина задачи, стоявшей перед учеными. Второй и едва ли не более сложной было добиться одобрения препарата от FDA (Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов). Тут, разумеется, тоже не обошлось без хитростей, манипуляций и недомолвок. В итоге первая версия таблетки вышла на рынок под видом средства для регуляции менструального цикла. Хотя и врачи, и пациентки отлично понимали настоящее предназначение препарата.

Таблетка от бедности

Возможность распоряжаться своим телом и заниматься сексом без риска нежелательной беременности сегодня кажется достаточно грандиозной целью. Но в 1950-е использовать это в качестве аргумента в пользу создания противозачаточной таблетки было невозможно. В те времена в ход шли другие аргументы: если дать бедным семьям возможность регулировать количество детей, это позволит им не скатиться за грань нищеты, а правительству — тратить меньше денег на пособия малоимущим.

Цитаты

«Члены команды называли препарат просто «Таблетка» — именно так, с большой буквы. Звучало так, будто никаких других таблеток на свете не существовало, будто этим словом назывался один-единственный препарат. Никто не говорил «Миксер», или «Пылесос», или «Автомобиль», — миксеров, пылесосов и автомобилей было много и разных, — но под словом «Таблетка» Пинкус и его сотрудники понимали нечто такое, чего не было раньше: не улучшение существующих контрацептивов, а явление радикально нового, именно такого, какой нужен женщинам. Это была Таблетка — та самая Таблетка, которую все ждали, та самая, которая все изменит».

«Любые препараты имеют риски, но выгода от этого конкретного препарата не сравнима ни с чем. У этой таблетки были все шансы принести деньги, изменить жизнь людей, совершить переворот в культуре и побороться с острейшими мировыми проблемами: голодом, бедностью и перенаселением. [...] Сколько жизней можно спасти с помощью надежного средства предохранения — этого никак не измерить, но в любом случае это нужно учитывать, анализируя риски. Годы спустя тот же аргумент будет использоваться в защиту легализации абортов».

Зачем читать?

Чтобы узнать, в каких условиях изобретали один из самых важных препаратов XX века и на какие жертвы и сделки с совестью пришлось пойти ученым и меценатам, чтобы все-таки вывести таблетку на рынок. А еще чтобы понять, как резко изменилось общество, как только женщины получили возможность полноценно распоряжаться своими телами.

Обновлено 31.03.2022
Главная Лента Подписаться Поделиться
Закрыть