Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

Илья Стребулаев: «Преимущество России — высокий человеческий капитал»

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива
На фоне технологических изменений растет интерес к стартапам и венчурным инвестициям. Где учат быть капиталистом и что отличает инвесторов в России, рассказал Илья Стребулаев

Об эксперте: Илья Стребулаев, российско-американский финансовый экономист, единственный пожизненный профессор финансов и венчурного капитала Стэнфордской высшей школы бизнеса (Кремниевая Долина, США).

Интервью записано в рамках серии открытых лекций «Профессии будущего в финансах» Лектория РЭШ. Запись лекции Ильи Стребулаева доступна здесь.

— Где в России обучают венчурным инвестициям?

— Чтобы ответить на этот вопрос, для начала нужно рассказать, где учат на хорошего венчурного инвестора не в России. Здесь есть две важные компоненты.

Первая — это знание теории, поскольку венчурные инвестиции принципиально отличаются от традиционных.

Даже если вы эксперт в акциях, облигациях, паевых фондах и так далее, венчур для вас окажется совершенно необычной историей. Многие студенты, которые приходят на мой курс по венчурному капиталу в Стэнфордской высшей школе бизнеса, не один год работали в инвестиционных банках. Но оказывается, что эти знания им не сильно помогают.

Обучение в этой сфере всегда начинается с базовой теории для понимания венчурных контрактов, того, как устроены фонды, и так далее. Большинство венчурных инвесторов получили образование именно такого типа.

Вторая компонента — практика. Венчур — это та область деятельности, где одной теории не достаточно.

Можно пойти, например, стажером к одному из состоявшихся инвесторов. В венчурных фондах США очень популярны программы internships (стажировок), где работают молодые люди некими «подмастерьями». Они на практике учатся оценивать стартапы, писать инвестиционный меморандум, понимать, каким образом общаться с предпринимателями и другими инвесторами.

Я приведу пример из практической части своего курса: к нам приходит стартап, который именно в этот момент «поднимает» деньги. Студенты, получив теоретические знания, должны представить себя венчурными капиталистами и пройти весь путь, который проходит настоящий венчурный партнер: интервьюировать, изучать материалы стартапа, написать два инвестиционных меморандума (предварительный и финальный). Далее они должны принять решение, а их пять-семь человек, и у каждого свое мнение. Но всем нужно «договориться», как в реальной венчурной фирме, где очень многое зависит от верности принятого решения.

Таким образом, существуют теоретическая и практическая части обучения. Основная проблема в том, что в России такого практически нет. Хотя, в «Сколково» есть неплохие программы, возможно, и в НИУ ВШЭ тоже. Но именно такое соединение теоретической и практической части для венчурных инвесторов отсутствует.

Что будет с венчурным рынком и какие стартапы ждет успех после кризиса

Это, на мой взгляд, недостаток, особенно для двух категорий людей — тех, кто хочет в России стать профессиональными венчурными капиталистами, а также для обеспеченных россиян, желающих инвестировать свои деньги. Есть еще третья категория — корпоративные венчурные капиталисты.

К слову, во всем мире (и в этом смысле Россия не уникальна) сейчас наблюдается безумный интерес к стартапам и венчурным инвестициям. Но у людей не хватает понимания, опыта и знаний. Многие пытаются инвестировать, думая, что стартап — это как акции, и теряют деньги.

Поэтому я, будучи единственным Стэнфордским профессором, занимающимся венчурными инвестициями (выходец из России), и мой приятель Виктор Орловский (один из самых удачных венчурных капиталистов — тоже выходец из России) создали курс для российских инвесторов, который вызвал огромный интерес. На нем мы будем отталкиваться от опыта, который я получил в Стэнфорде, но добавим российской специфики. Дальше есть идея — создать клуб только для тех, кто прошел его, где люди смогут реально применить полученные знания и инвестировать в сделки как в России, так и в Кремниевой Долине.

— На ваш взгляд, какое место в мире инноваций занимает Россия?

— Сейчас происходит технологическая революция. Многие традиционные индустрии, на которых основывалась экономика России, например, энергетическая, строительная и добывающая отрасли, претерпят сильные изменения во всем мире — с точки зрения и предложения, и спроса. Изменится также и unit economics (метод экономического моделирования) этих индустрий.

У России есть свои преимущества, но есть и некоторые отстающие моменты. Главное преимущество — высокий человеческий капитал. И основной вопрос — как им правильно воспользоваться. Мне кажется, что пока Россия в этом заметно отстает.

Как России вписаться в мировую инновационную экосистему Фото:из личного архива

Есть также существенные вещи, которые можно улучшить. Опять же, возвращаясь к образованию, — это понимание того, каким образом работают инновации. Многие россияне считают, что открытие — и есть инновация, но это совершенно не так. Инновация — это коммерческое использование какого-то открытия, чего-то нового.

Важна также культура инновационного общества. К примеру, в Западной Европе большие проблемы с инновациями, и там не так много стартапов. Почему? Одна из основных причин именно в культуре общества — отсутствие понимания провалов.

Важно понимать, что до того, как один стартап стал удачным, было много и неудачных. Главное, что предпринимателей это не останавливает идти дальше, а инвесторов — вкладывать средства в этих «неудачников». Они понимают, что неуспехи могут случиться по разным причинам, и дело не всегда в плохой команде.

Например, мог прийти конкурент с лучшей технологией, или вы не нашли спроса на продукт, или рынок оказался гораздо меньше, чем планировалось. Есть много неопределенностей, которые не зависят непосредственно от управляющей команды. Когда я общаюсь с выходцами из России, то сталкиваюсь с отсутствием понимания этого важного момента, причем на разных уровнях.

Кроме того, у россиян есть интересная особенность — всегда идти собственным путем. Мне кажется, что все же лучше учиться чужому опыту и начать нужно с образования тех, кто принимает законы, я их называю регуляторами.

Мой опыт общения с российскими регуляторами показывает, что это очень умные, продвинутые, интересные люди. Среди них есть, на мой взгляд, уникальные представители, у них гораздо больший человеческий капитал, чем у похожих специалистов в Америке. Просто нужна критическая масса, нужно дать им возможность правильно уловить суть вопроса.

Пять факторов успеха инноваций и роль в них государства Фото:Евгений Биятов / РИА Новости

Подытоживая: я думаю, что у России есть потенциал, но с каждым годом растет вероятность того, что он будет упущен и произойдет огромный разрыв между Россией и теми странами, которые быстро этот потенциал наращивают (имею в виду, естественно, Китай, но и другие страны тоже). На самом деле, следующие несколько лет будут критичными с этой точки зрения.

— С чем связан нынешний безумный интерес к стартапам?

Первый фактор — макроэкономическая ситуация в мире, не связанная со стартапами напрямую. Процентные ставки очень низкие, многие рынки находятся в существенной волатильности, традиционные способы вложений стали менее интересны. Поэтому люди смотрят на альтернативные источники инвестиций.

Второй фактор связан непосредственно с тем, что происходит с технологиями. Мы сейчас находимся на необычайной волне технологической революции, которая полностью изменит бизнес-модели всех индустрий без исключения — очень скоро и очень быстро.

Тот технологический прорыв, который свершился пока только в отдельных индустриях (например, путешествия и медиа), уже разворачивается во всех отраслях, еще совсем недавно очень далеких от стартапов. Например, сейчас в Долине больше всего инвестиций от венчурных капиталистов получают стартапы в области сельского хозяйства, образования, космоса, строительства, энергии и так далее.

На самом деле интерес к стартапам подогревался в последние пять лет. Но раньше стартапы были маленькими, и было не так заметно, как они процветают. Сейчас многие из них стали очень крупными, но остаются до сих пор частными, таких уже более 300 штук. Некоторые выходят на IPO, например, Snowflake и Zoom.

Многие инвесторы поняли, что это — будущее и что интересно вложиться в стартапы, либо когда они еще совсем маленькие, в надежде, что они потом станут вторыми Snowflake и Zoom, либо на стадии IPO, то есть на более поздней стадии.

Если бы вы вложились в Zoom шесть-семь лет назад, сейчас заработали бы примерно $2-3 тыс. на $1 инвестиций. И даже если бы вы вложились в него за два месяца до IPO на вторичном рынке, возврат был бы примерно $9-10 с каждого доллара.

Дойти до IPO: какие бывают раунды привлечения инвестиций Фото:Shutterstock

Важный момент — раньше рынок венчурных инвестиций был небольшим. Когда я начал им заниматься много лет назад, весь размер венчурного рынка США составлял не более $200 млрд. Это сумма кажется внушительной, если она лежит на вашем банковском счете, но вообще это очень маленькая сумма. Сейчас только в США все венчурные стартапы стоят существенно больше $1 трлн.

Естественно, здесь тоже есть волатильность, много провальных стартапов. Но в другом «мире инвестиций» нет таких возвратов за столь короткие сроки.

— Вы упомянули, что инвесторы не всегда отказываются от «неудачных» стартаперов. Почему?

— Провал не есть ошибка. То, что стартап был неудачный, еще не означает, что сделано много ошибок, хотя они неизбежны. Это нормальный процесс. Конструктивный провал — это когда мы понимаем, что было сделано не так, и постараемся улучшить.

Стоит назвать два основных момента в работе над ошибками.

  • Необходимо понять причины неудачи.

Какие важные факторы повлияли на такой исход? Мы наняли не тех людей, неправильно оценили размер рынка, превратно поняли запросы клиентов, сформировали неверную ценовую политику, неправильную бизнес-модель?

  • Научиться грамотно преподносить эту информацию инвесторам.

Кстати, иногда (особенно в России) бывает, что провал связан с неудачным выбором инвестора, который или не поддержал проект, или поддержал неправильно, или неверно устроил корпоративное управление и так далее.

— Какое человеческое качество самое главное для венчурного инвестора?

— Я думаю, что важна терпеливость. Потому что, в отличие от многих других рынков, где вы можете вложиться сегодня и выйти завтра, на венчурном рынке это невозможно. Если вы вкладываетесь сегодня, вы должны понимать, что можете ждать пять, семь, десять, а иногда и больше лет.

Как работают венчурные инвесторы Кремниевой долины

— Как воплотить в жизнь самую сумасшедшую идею?

— Прежде всего, нужно убедиться, что ваша идея сумасшедшая. И, самое главное, нужно быть готовым к тому, что она может оказаться совершенно неверной. Удачные стартаперы, с одной стороны, безумно упрямые: они верят в свою идею до конца. С другой же, они очень гибкие и готовы быстро переключиться на другое направление. Эти факторы, как ни странно, вполне друг с другом уживаются. Упрямые люди обычно не видят, что их идеи не работают.

Важно помнить о реальности — любую идею нужно кому-то продавать. К сожалению, стартаперы в России зачастую не думают о конечных потребителях и пользователях. Еще момент — размер рынка: нужно иметь понимание того, зачем этот продукт нужен, сколько покупателей есть сейчас, сколько будет в реальности. Так что если у стартапера сумасшедшая идея, я бы посоветовал над этим призадуматься.

— Какой еще совет вы бы дали предпринимателям?

Первое — нужно уделять особое внимание нетворкингу: он играет принципиальную роль для предпринимателей. Если вы хотите найти интересных людей, которые у вас будут работать, и более интересных инвесторов, вам нужно существенно увеличить круг общения.

Второе: кадры решают все. Это означает, что не надо скупиться, чтобы нанять самого лучшего специалиста.

И третий совет, наверно, будет скорее для определенного класса предпринимателей: несмотря на политику и события вокруг, мир технологически и экономически становится более глобальным. Поэтому нужно думать не про локальный спрос, а про глобальный рынок.


Больше информации и новостей о трендах образования в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь.

Следующий материал: