Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

Олег Жеребцов — РБК: «Биотех — это бурлящий котел инноваций»

Фото:Екатерина Кузьмина / РБК
Фото: Екатерина Кузьмина / РБК
Гендиректор Solopharm — о будущем онлайн-торговли и о том, почему передовое лечение неподъемно для человека в России

Год пандемии стал для компании Solopharm («Солофарм»), созданной и возглавляемой петербургским предпринимателем Олегом Жеребцовым (основателем сети «Лента»), периодом роста в нескольких направлениях сразу. В первом полугодии, по данным DMS, компания заняла первое место среди лидеров российской фармы по динамике объема продаж. В сентябре она открыла биотехнологические лаборатории и начала строить завод-трансформер, спроектированный немецкими инженерами.

Доставка — это дорого

— Почему вы не инвестируете в аптечную розницу? В частности, в интернет-торговлю лекарствами, которую в этом году разрешили?

— Давайте не будем заблуждаться: разрешение касается формирования заказов, а не доставки продукции потребителю. Это гибридная форма, которая не является полноценной интернет-торговлей. Вы все равно приходите в аптеку, стоите в кассу, только на этапе сборки заказа экономите немного времени.

С другой стороны, интернет-торговля — это операционные издержки в размере 20-25% от оборота, классическая аптека — 17-18%. То есть, классический аптечный ретейл по-прежнему более эффективен. В «Ленте» мы опасались онлайн торговли в 2000 году. И до сих пор интернет-доставка занимает у российских фуд-ретейлеров менее 1% продаж. Я думаю, что компании, занятые интернет-доставкой товаров из продовольственных сетей, находятся не в очень хорошей финансовой форме.

Как «Пятерочка» масштабировала сервис экспресс-доставки на фоне пандемии

— Но у них взрывной рост продаж в этом году, у некоторых на два порядка.

— Когда пандемия закончится, классическая торговля заработает в полную силу — вот тогда надо будет смотреть на отчетность компаний фудтеха. Потому что многие тренды 2020 года — временные, а если мы говорим об инвестициях в те или иные сегменты, надо их оценивать на перспективу.

Субъективно, я скептически отношусь к сегменту интернет-торговли вообще, и в аптечном ретейле — особенно. Доставка до дверей — это в принципе дорого, плюс люди живут в подъездах, куда трудно попасть, движение по дорогам в городах затруднено, ну и так далее… Доставка еды из ресторанов — другое дело.

Котел инноваций

— В первые годы вы выпускали дженерики массового спроса, оригинальные препараты не создавали. Вы поменяли бизнес-модель?

— Компания действительно перестраивается. Буквально за год был принят 31 сотрудник в биотехнологический департамент. Это совсем новые люди, их не было в компании еще год назад. Мы закупили принципиально новые приборы для исследований, оснастили «чистые комнаты», создали пилотные участки, налаживаем сотрудничество со сторонними R&D центрами. Примерно 1 млрд руб. мы инвестировали в биотех за последний год. Конечно, это terra incognita и более рискованная сфера, чем выпуск традиционных жидких лекарственных форм, с которого мы стартовали. И мы будем совершать ошибки, периодически инвестировать в тупиковые ветки исследований. Но я искренне верю, что биотехнологические препараты позволяют лечить людей на качественно новом уровне.

13 трендов биоэкономики: что ждет людей, бизнес и науку в ближайшие годы

— В чем главные сложности в биотехе?

— В людях. Нужны профессионалы в узких предметных областях, их немного. Три кадровых агентства работают на нас по биотехнологическому проекту. Мы, по сути, просеиваем всех имеющихся в России стоящих специалистов в этой отрасли. Уже снимаем 17 квартир в Петербурге для приехавших к нам сотрудников.

— Каковы ваши амбиции в области биотехнологий и в целом в инновационной сфере?

— Мы хотим разработать и выпустить на рынок 10-12 моноклональных тел в области лечения онкологических и аутоиммунных заболеваний в ближайшие пять лет. Но чуть ли не каждый месяц мы видим новые возможности в этих нишах. Их гораздо больше, чем в отрасли «обычных» фармпрепаратов химического синтеза. Биотех — это бурлящий котел инноваций. В одном Бостоне работает более 1000 биотехнологических компаний.

«Чтобы люди в нашей стране жили дольше»

— Зачем вы пошли в область, где уже работают тысячи передовых компаний? Есть ли шансы сделать что-то лучше них?

— Я хочу, чтобы люди в нашей стране жили дольше. Может быть, это пафосная идея, но я, правда, считаю важным над этим работать. Сейчас цены лучших биотехнологических препаратов, создаваемых в мире — космические, по меркам наших граждан. То есть, попросту передовое лечение неподъемно для человека в России. У нас нет страховой медицины такой, как в Западной Европе, когда на лечение одного пациента страховщики могут выплачивать миллионы долларов. А раз так, нам надо искать другую модель финансирования. Сами граждане не справятся с покупкой передовых лекарств по сегодняшним ценам.

— Вы видите модель, альтернативную медицинскому страхованию?

— Просто нужно создать плотную конкуренцию на этом рынке, чтобы много компаний выпускало много препаратов в самых разных областях, тогда их цена неизбежно упадет. Вы знаете, есть препарат от «Новартис» за $2 млн. Но как только будет выпущен другой такой препарат, «Новартису» придется снизить цену.

Страхование жизни в эпоху COVID-19: как изменится рынок в России Фото:Sharon McCutcheon / Unsplash, Salienko Evgenii / Shutterstock

— Уровня российского фармобразования достаточно для дальнейшего развития отрасли?

— У нас остро не хватает образования, связанного с разработкой и внедрением новых препаратов. В России не поставлена на поток исследовательская работа в фарме. Мы хвалимся своей наукой, но у нас очень, очень мало R&D центров. А посетив те, которые есть, вы удивитесь их скромному масштабу, старому оборудованию и неблагоустроенности.

Я не верю государству в том, что оно создаст кластеры высоких технологий в России. Оно может дать деньги, землю, воду, более благоприятный административный режим для инвесторов. Но только частные компании могут изменить этот ландшафт. В области биотеха, например, они есть, но их должно быть на порядок больше.

Кроме того, надо активнее интегрироваться в мировое технологическое пространство. Не вижу для этого препятствий — передовые знания есть даже в интернете. Многие изобретения публикуются, далеко не все из них защищены патентами. Есть изобретатели, которые принципиально открывают доступ к своим открытиям. Принцип открытых инноваций — это не пустые слова, он работает.

Полная версия материала:

Олег Жеребцов: «Передовые лекарства попросту недоступны россиянам»

Подписывайтесь также на Telegram-канал РБК Тренды и будьте в курсе актуальных тенденций и прогнозов о будущем технологий, эко-номики, образования и инноваций.

Следующий материал: