Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

Миллиарды на доверии: почему social e-commerce растет во всем мире

Фото: Shutterstock
Фото: Shutterstock
В Китае соцсети и приложения стали популярной площадкой для развития социальной коммерции: здесь продаются товары на миллиарды долларов. Разбираемся, как это работает и последует ли Россия по китайскому пути

Что такое social e-commerce

Более 149 млн человек за сутки посмотрело продающие лайвстримы, которые проводила китайская певица Вия на День Холостяка в 2020 году (отмечается в Китае 11 ноября). «Если бы аудитория Вии была страной, это была бы девятая по численности населения страна мира. Больше, чем Россия», — отмечает управляющий директор Accenture Мэтью Куинлан.

Такие лайвстримы с рекламой товаров — самый заметный и яркий пример так называемой социальной онлайн-коммерции (social e-commerce). Но далеко не единственный.

Помимо продающих эфиров и рекламы у блогеров, в этом сегменте есть множество форматов и инструментов — пользовательские обзоры товаров и услуг, совместные покупки, онлайн-шопинг в мессенджерах, различные виды продвижения в соцсетях. Все они стимулируют потребителей к покупкам и помогают брендам увеличивать продажи.

Само понятие social e-commerce подразумевает продажи, которые опираются на взаимодействие пользователей и происходят в соцсетях или на других платформах, поддерживающих социальные механики. Это не просто реклама товаров и услуг у блогеров. В такой системе сами покупатели помогают рассказывать о продуктах в соцсетях.

Модель покупок здесь, по сути, перевернута, отмечает Колин Хуан, основатель приложения для групповых покупок Pinduoduo. В классическом e-commerce покупатели ищут товары: заходя на маркетплейс, они хотя бы примерно представляют, что собираются приобрести. В социальной коммерции все наоборот. Рекомендательные системы, контент и другие пользователи подсказывают потребителю, что ему нужно купить. То есть тут не люди ищут товары, а товары находят своего покупателя.

Фото:Pexels
Индустрия 4.0 Что такое e-commerce и как устроена онлайн-торговля

Китай лидирует и задает тренды

По итогам 2020 года мировой объем рынка социальной коммерции оценивался в $474,8 млрд. В ближайшие семь лет ему прогнозируют рост более чем на 28% ежегодно. Высокий интерес к этому сегменту аналитики объясняют удобством совершения покупок, увеличением количества смартфонов и, главное, все большим проникновением социальных сетей.

Фото:World Economic Forum
Фото: World Economic Forum

Тон на рынке задает Китай, который в Accenture называют «мировым центром социальной коммерции». Ожидается, что по итогам 2021 года объем продаж через social e-commerce в КНР достигнет $363 млрд. Это на 36% больше, чем в 2020-м, и втрое больше показателей 2018-го.

Рост происходит в основном за счет двух технологических компаний — Alibaba и Tencent, которая владеет приложением WeChat и инвестирует в приложение Pinduoduo, недавно вышедшее на IPO. Вместе они занимают около 90% на рынке социальной коммерции в стране.

За последние несколько лет эти компании успели создать удобную ИТ-инфраструктуру, которая стимулирует покупательскую активность. К примеру, на платформе WeChat еще летом 2013 года появилась встроенная система WeChat Pay для перевода средств между пользователями и онлайн-платежей. Здесь также запустили облегченные приложения под названием Mini Programs, с помощью которых можно в том числе записываться к врачу, играть в игры, заказывать такси, оплачивать покупки. Оба решения помогли развитию социальной коммерции. По итогам 2019 года мини-приложения сгенерировали транзакции более чем на $115 млрд. Продуктом охотно пользуются крупные интернет-магазины и бренды, создавая свои решения на платформе WeChat.

В свою очередь, Alibaba уже продвигает китайскую модель social e-commerce в других странах, развивая кроссбордерную платформу AliExpress. Компания планирует создать целую армию инфлюенсеров численностью более 1 млн человек. Предполагается, что это поможет увеличить число обслуживаемых потребителей до 2 млрд к началу следующего десятилетия.

Следом за Китаем бум social e-commerce пришел в другие страны Юго-Восточной Азии. Здесь уверенно лидирует Вьетнам, где на социальную коммерцию уже приходится около 65% онлайн-ретейла, то есть $22 млрд. В Таиланде объемы вдвое меньше, но темпы похожие: за последние три года сегмент вырос в несколько раз.

При этом ситуация здесь отличается от соседей, отмечает Bloomberg со ссылкой на доклад Bain&Co. Если в Китае большинство потребителей совершают покупки на платформах для интернет-коммерции, то в Таиланде почти половина всех онлайн-продаж происходит через соцсети или мессенджеры. Например, в Facebook, WhatsApp или Line.

Индустрия 4.0 Co-media строгого режима: сферу развлечений и СМИ ждет цифровой перелом

США повторяет и ускоряется

Китайская модель социальной коммерции станет образцом для американских компаний, ожидают в Accenture. Amazon уже внедряет инструменты, копирующие китайский опыт. Так, в 2019 году компания позволила инфлюенсерам продвигать товары с помощью лайвстримов. Примерно тогда же она выпустила приложение для создания, записи и управления рекламными эфирами.

Фото:Amazon Live
Фото: Amazon Live

Американские соцсети тоже активно экспериментируют с форматами. Facebook в прошлом году выпустил сервис Facebook Shops, благодаря которому малый и средний бизнес может создавать онлайн-магазины. А принадлежащая компании соцсеть Instagram реализовала целый набор функций, помогающих организовать продажи, — Instagram Shopping. Правда, опции оформления и оплаты заказа доступны не во всех странах. Но соцсеть заверяет, что будет расширять список государств, где можно ими воспользоваться.

Эксперты ожидают, что американский рынок social e-commerce в 2021 году вырастет на 34,8%. Однако доля этого сегмента в общем объеме онлайн-ретейла пока невелика — всего 4,3%.

Как продают в social e-commerce

В социальной коммерции существует два основных типа механик.

  1. Реферальные механики

Очень популярны в азиатском регионе. Их основная цель — заставить пользователей самостоятельно привести на платформу новых покупателей. Как правило, нужно набрать достаточное количество людей, чтобы получить товар по более выгодной цене. Например, в рамках групповых покупок, мини-игр или акций «сбей цену».

  1. Discovery shopping

Включает в себя контент, описывающий товар и интегрированный непосредственно в ленту пользователя на стороне соцсети. Для юзеров предусмотрена возможность оформления покупки либо внутри платформы, либо на стороннем ресурсе. Последнюю модель использует Instagram.shop в России. Сюда же относится продающий лайвстриминг с участием инфлюенсеров.

Российские пользователи хотят скидок и игр

У российского рынка social e-commerce — свои особенности, и китайские модели здесь не всегда подходят. «В Китае основа социальной коммерции опирается на паттерны поведения, сформированные в социальной сети WeChat: изначально она была мессенджером, в котором люди общаются в приватных сообщениях или групповых чатах. Поэтому пользователи привыкли доверять информации оттуда. У нас же все крупные соцсети изначально развивались в сторону потребления и просмотра контента. Разница в поведении объясняет разницу в восприятии информации: в Китае больше воспринимается на веру и чаще мотивирует к действию, в России требуются особые подходы и механики», — объясняет вице-президент направления социальной коммерции «AliExpress Россия» Надежда Егорова.

Большинство российских пользователей не готовы делиться коммерческим контентом ради дополнительных скидок. Их лента предназначена для друзей, коллег или развития личного бренда. Поэтому призывы что-то купить часто воспринимаются негативно.

Фото:Shutterstock
Социальная экономика Вопрос в доверии: как и почему на смену экспертам пришли инфлюенсеры

В то же время бренды активно сотрудничают с блогерами, чтобы знакомить аудиторию с продуктом, формировать насмотренность. Но блогеры — это тоже в первую очередь лайфстайл, а не реклама. И здесь еще предстоит найти баланс между продающим и обычным контентом.

При этом аудитория в России с удовольствием смотрит стримы, следит за скидками, пишет обзоры, играет в игры. Это позволяет использовать различные социальные механики для привлечения потенциальных покупателей. В частности, AliExpress запустил для российских пользователей лайвстримы, блоги и игры внутри своего приложения. Компания была первой на российском рынке среди тех, кто стал делать в приложении собственные стримы.

Одновременно компания сотрудничает с российскими соцсетями и другими площадками. Осенью 2020 года «Одноклассники» совместно с «AliExpress Россия» перезапустили собственный маркетплейс товаров. Пользователи могут совершать покупки прямо из своей ленты новостей или видеороликов с карточками товаров.

Во «ВКонтакте» запущена рассрочка и игровые механики, позволяющие пользователям снижать цену на товар совместно с друзьями. В свою очередь, в рекомендательной системе «Пульс» от Mail.ru Group создана специальная форма обзоров с возможностью монетизации. Доход авторов зависит от того, какие конкретно товары от AliExpress участвуют в обзоре.

Кроме того, «AliExpress Россия» организовала для локальных пользователей партнерскую платформу. На ней блогер может зарабатывать процент со сделок покупателей, которых он привлек на площадку. При аудитории от 50 тыс. подписчиков и более заработок доходит до $2,7 тыс. в месяц. Причем в период распродаж эта цифра увеличивается в разы. Например, во время распродажи в честь 11-летия AliExpress заработок одного из блогеров только за первый день составил около $15 тыс., рассказали на площадке, рассказывала компания во время запуска платформы.

Остальные участники рынка пока только начинают осваивать новое направление, предлагая отдельные инструменты для social e-commerce. К примеру, в феврале 2021 года на «Озон» появилась услуга стриминга. Продавцы или сотрудничающие с ними инфлюенсеры показывают и обсуждают товар в режиме реального времени, общаясь с покупателями в приложении площадки.

На собственной площадке стримы также проводит «Яндекс.Маркет». Lamoda запустила регулярное шоу о моде и стиле в «ВК». Кроме того, в России есть отдельные небольшие платформы для социальной коммерции, такие как лайвстриминговая 24TTL.

Крупные бренды пока воспринимают соцсети в первую очередь как источник трафика и только начинают тестировать возможности более интегрированных покупок на этих платформах, признают в «AliExpress Россия». Но здесь ожидают, что вскоре ситуация изменится. Молодое поколение привыкло жить внутри соцсетей. Там они общаются, ищут информацию, совершают покупки. Это значит, что брендам, маркетплейсам и магазинам все-таки придется адаптироваться к новой реальности. Иначе они рискуют потерять очень большой сегмент аудитории.

У социальной коммерции есть важное техническое преимущество, отмечают в Центре развития компетенций в маркетинге Высшей школы экономики. Для запуска продаж с помощью social e-comm не нужно создавать собственный онлайн-магазин или интегрировать его с соцсетями: все работает в рамках платформ соцмедиа.

«Будущее розничных продаж находится там, где обитают покупатели, — подчеркивают в ВШЭ — Предприятия, которые будут сочетать различные каналы — веб, мобильные приложения, социальные сети, маркетплейсы — смогут лучше поддерживать транзакции с целевым сегментом потребителей и эффективнее проводить сделки, чем компании с менее диверсифицированной стратегией распространения».

Тем временем в Китае и США рынок будет уверенно набирать обороты, прогнозируют эксперты. Доля social e-commerce в КНР в ближайшие четыре года увеличится с 12,7% до 15,5% от общего объема электронной торговли. В США социальная коммерция займет около 5% цифрового ретейла к 2024 году против 3,4% в 2020-м. И хотя относительные цифры здесь выглядят скромно, в денежном выражении увеличение более чем внушительное. Перенимая опыт Китая, американский social e-commerce покажет прирост почти в 2,5 раза за четыре года и достигнет $67,3 млрд.

Обновлено 29.09.2021
Главная Лента Подписаться Поделиться
Закрыть