Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

VR в киноиндустрии — модный аттракцион или новое слово в искусстве?

Фото:Amy T. Zielinski / Getty Images
Фото: Amy T. Zielinski / Getty Images
Еще недавно VR была лишь одним из технических приемов, а теперь, похоже, стала практически новым жанром в кино. Как так получилось? И не постигнет ли ее судьба технологии 3D, в котором теперь снимают лишь блокбастеры?

На Венецианском фестивале в четвертый раз показали специальную программу VR-кино — Venice VR Expanded. В основной программе участвовал 31 проект из 24 стран, еще десять показали вне конкурса — в рамках программы Best In VR.

Гран-при достался фильму The Hangman At Home («Палач дома») Мишель и Ури Крано из Израиля:

Что еще интересного показали в Венеции

Все фильмы разделили на интерактивные — внутри которых зритель может свободно перемещаться — и сферические — можно только смотреть видео в формате 360. Фильмы доступны на платформе, поддерживаемой HTC Viveport, Facebook, Oculus, VRChat и VRrOOm. Часть работ можно посмотреть с помощью автономных VR-шлемов Oculus Quest, остальные доступны только на Vive Pro, подключенном к очень мощному компьютеру.

В основном конкурсе участвовали:

  • анимационный фильм Baba Yaga («Баба Яга») Эрика Дарнелла Матиаса Шелебурга из США — известных VR-мультипликаторов, которые прославились благодаря обычным мультфильмам — таким, как «Мадагаскар». История о двух дочерях вождя, чье племя нужно спасти от болезни. Во время поисков в опасном лесу героини рискуют столкнуться с Бабой Ягой. Герои озвучены Дейзи Ридли, Кейт Уинслетт и Гленн Клоуз.
  • мультфильм Paper Birds («Бумажные птицы») Герман Хеллер Федерико Карлини из Аргентины, до этого снявшие Gloomy Eyes — прошлогоднего победителя многих VR-фестивалей, включая Венецию. Главного героя озвучил 11-летний Арчи Йейтс, сыгравший главную роль в «Кролике Джо-Джо»;
  • интерактивный A Taste of Hunger («Вкус голода») Кристоффера Боэ и Дэвида Адлера (Дания, Швеция и Франция), внутри которого — 20 событий, разыгранный в рамках треугольника: притяжение, конфликт и примирение. Сцены и герои постоянно меняются, смешиваются и растворяются, передавая тревожное и противоречивое состояние героини. 

Среди других участников отметим:

  • психоделическую работу SoundSelf: Technodelic («Самозвучание: Техноделика») Робина Арнотта (США):

  • «VR-экспедицию» 1st step — From the Earth to the Moon («Первый шаг — От Земли до Луны») Йорга и Марии Куртьял из Германии:

  • интерактивный мультквест The Room VR: A dark matter («Комната VR: Темная материя») британца Марка Хэмилтона.

  • VR-игру Blind spot («Слепое пятно») Ху Чжанъяна (Китай) для Sony PS:

интерактивный мультфильм Gravidade VR/Gravity VR («Гравитация VR») Фабито Рихтера и Амира Адмони (Бразилия и Перу):

  • Here («Здесь») Лисандера Эштона (США, Великобритания): байопик по графическому роману Ричарда МакГира, где в маленькому углу комнаты живут миллиарды персонажей. С каждым из них можно взаимодействовать.

  • Great Hoax: The Moon landing («Великий заговор: Высадка на Луну») Джона Су и Марко Лококо (Тайвань, Аргентина) — игровая анимация на тему высадки «Аполлона-11» на Луне в 1969 году. Ее создали в аргентинской студии 3DAR, которая в прошлом году представила главный VR-хит — Gloomy Eyes.

  • Beat («Сердцебиение») Кисуке Ито (Япония): интерактивная история о роботе, которому зритель может отдать свое сердце и учиться вместе с ним общению с другими. У автора уже есть успешный VR-фильм — «Перо», номинант и победитель нескольких фестивалей и конкурсов.

  • Mirror: The Signal («Зеркало: Сигнал») француза Пьера Зандровича: 9-минутная история об исследовательнице, потерпевшей крушение на неизвестной планете.

  • Recoding Entropia («Перекодирование энтропии») Франсуа Вотье (Франция): третья работа режиссера, посвященная эволюции. Это геометрическая абстракция, в которой автор перенес «жизнь биологического мира в мир минералов», экспериментируя с формой жизни, противоположной хаосу — энтропией.

VR-программу Венецианского международного кинофестиваля покажут в 15 городах мира, включая Москву.

VR пришел на смену 3D?

Еще в начале нулевых, когда 3D только появилось, его действительно воспринимали как аттракцион. Поворотным моментом стал «Аватар» Джеймса Кэмерона, снятый в 2009 ujle. Это был первый полнометражный фильм, полностью снятый в 3D и собравший рекордную кассу в кинопрокате.

Фильм был построен на прорывных технологиях: захват движения и мимики актеров, чтобы превратить их в цифровых аватаров, особое освещение. Над съемками впервые работали оператор виртуальной камеры и художник цифровой среды. Технология все еще была очень дорогой, но стало понятно, что за ней стоит нечто большее, чем спецэффекты.

Позже виртуальную камеру используют в фильме «Изгой один» Гарета Эдвардса (2016): когда оператор управлял камерой с помощью VR-контроллеров HTC Vive и Ipad, транслируя изображение на любой монитор.

Но в 3D пытались снимать и раньше, в середине ХХ века. Но тогда рынок еще не был готов к такой технологии, и она быстро сошла на нет.

Вслед за Кэмероном в 3D стали появляться серьезные авторские фильмы: «Пещера забытых снов» Вернера Херцога, «Хранитель времени» Мартина Скорсезе, «Прощай, речь» Жан-Люка Годара, «Любовь» Гаспара Ноэ. А в 2013 году тот же Венецианский кинофестиваль впервые открывался фильмом, снятым в 3D: это была «Гравитация» Альфонса Куарона.

Однако потом интерес постепенно угас: снимать в 3D сложное авторское кино слишком затратно и часто бессмысленно. Широкого проката у таких фильмов, как правило, нет, а смотреть их дома сможет далеко не каждый. Зато комиксы и блокбастеры в 3D заметно выигрывают в зрелищности, а широкий семейный прокат окупает все затраты.

«Пираты Карибского моря. На странных берегах»

С VR все было примерно так же. Поначалу этот формат чаще использовали для игр, чем для фильмов. Настоящий прорыв случился в 2017-м, когда VR-фильмы впервые номинировали на «Оскар» и включили в программу Венецианского фестиваля.

Анимационный VR-фильм «Перл» Патрика Осборна — номинант «Оскара»

Фестиваль независимого кино «Сандэнс» в 2017 году показал сразу несколько VR-фильмов, посвященных проблемам мировой экологии:

Фильм «В поисках кораллов»

Виртуальную реальность начали использовать для образовательного кино:

Фильм «Эрмитаж. Погружение в историю»

А также — для коротких роликов, созданных на основе фильмов в 2D:

«Дюнкерк»

«Оно»

Примерно в то же время на VR обращают внимание «большие» режиссеры. Алехандро Иньярриту снял первый VR-фильм, который показали на Каннском фестивале. Это черно-белая короткометражка о мексиканских беженцах, которую зрителям показывали в огромном павильоне, засыпанном песком. В конце их арестовывали. Целью режиссера было привлечь внимание к проблемам беженцев и мексиканскому кризису.

«Плоть и песок» Алехандро Иньярриту

Как VR меняет кино?

Как видно из программы фестиваля, VR-проекты — это, чаще всего, небольшие анимационные фильмы до 30 минут, часто в виде игр для ПК или приставки. Со стороны это пока больше похоже на развлечение и аттракцион.

The Key Селина Трикара — победитель прошлого Венецианского фестиваля в номинации Лучший иммерсивный VR-проект

Тем не менее, в VR-фильмах есть интересный сюжет, живые персонажи, художественная анимация. Здесь — богатое поле для авторских экспериментов, особенно в плане интерактива. Зритель не только полностью погружается в происходящее, но и может сам влиять на ход событий. Это придает VR особую зрелищность и многократно усиливает впечатления, даже если фильм длится всего восемь минут.

«Вторжение» — короткометражный VR-фильм о двух пришельцах, которые хотят завоевать Землю. Лауреат премии «Эмми»

Иногда режиссеры идут еще дальше (как с фильмом Иньярриту), превращая сам показ в иммерсивное зрелище и перфоманс. Впервые со времен «Прибытия поезда» у кино есть шанс добиться максимально реалистичного эффекта, который перевернет сознание зрителя.

Режиссеры и раньше прибегали к новым технологиям, чтобы создать новый киноязык. В фильме «Трон» 1982 года Стивен Лисбергер впервые использовал компьютерную графику, чтобы раскрыть мир компьютера изнутри. Для этого актеры снимались в пустых павильонах, а позже к ним дорисовывали графические сцены. Операторам было очень сложно правильно настроить фокус, а аниматорам — оживить множество объектов. Перед создателями VR-фильмов тоже стоят технические и художественные проблемы, которые они только учатся решать.

В этом плане VR-фильмы иногда оказываются ближе к театру, чем к кино. Режиссеру важнее выстроить мизансцену, чтобы управлять эмоциями зрителя, то есть драматургией.

«В кругу семьи» — фильм Линары Багаутдиновой, который выглядит как интерактивный спектакль, где можно следить за разными сценами. Фильм вышел в финал Lichter Filmfest

VR-проекты — отличный шанс для небольших независимых студий заявить о себе: международных фестивалей, где показывают VR, пока не так уж много, и каждый победитель — в центре внимания.

Gloomy Eyes аргентинской студии 3DAR — победитель Венецианского фестиваля 2019 года в номинации Best VR Experience. Главного героя озвучил Колин Фарелл

Станет ли VR в кино массовым?

Не факт — у формата есть и ощутимые минусы. Например, зависимость от недешевого оборудования — мощных ПК или приставок, VR-шлемов и джойстиков. Такое не посмотришь в обычном кинотеатре (в отличие от фильмов в 3D). При этом многие VR-шлемы не способны работать с задержкой менее 20 миллисекунд. Поэтому их долгое использование вызывает тошноту и головные боли.

Второй минус — это то, что в VR-шлеме или очках ты оказываешься один, даже если смотришь кино в компании. Сложнее делиться впечатлениями по ходу фильма, ведь для этого нужно поставить на паузу, снять очки или шлем. Это важный момент для тех, кто смотрит кино с друзьями и близкими.

Наконец, когда зритель смотрит фильм в формате 360о, ему сложно фокусироваться на всех деталях. У режиссера пока нет инструмента, который бы помог выделить главное в каждой сцене. Зато можно пересматривать интерактивные VR-фильмы по несколько раз, чтобы каждый раз обращать внимание на новые детали и развивать сюжет в новом направлении.

В российском кинофильме «История одного шута» режиссер пытается расставить для зрителя акценты

В середине 1950-х годов изобретатель Мортон Хейлиг предсказывал, что «кино будущего будет не визуальным искусством, а искусством осознания». Возможно, все эти эксперименты с VR в кино ничем не кончатся. И тогда виртуальную реальность, как и 3D, будут использовать только создатели аттракционов и блокбастеров. Но, возможно, это выльется в нечто большее: новый вид искусства на стыке кино, видеоигр и иммерсивного театра.


Подписывайтесь также на Telegram-канал РБК Тренды и будьте в курсе актуальных тенденций и прогнозов о будущем технологий, эко-номики, образования и инноваций.

Следующий материал: