Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

Патрик Херхольд: «Декарбонизация зависит не только от прорывных открытий»

Фото: из архива BCG
Фото: из архива BCG
Управляющий директор и партнер Центра климатических инициатив BCG Патрик Херхольд о том, как компаниям достичь углеродной нейтральности и о том, какие риски влечет отказ от следования экологическим трендам
Патрик Херхольд — управляющий директор и партнер Центра климатических инициатив BCG, эксперт в вопросах изменения климата. В сферу его профессиональной деятельности входит оказание помощи правительствам в установлении целевых показателей выбросов, в разработке нормативных положений и экологической политики, а также консультирование крупных корпораций, производителей оборудования и бизнес-ассоциаций по вопросам декарбонизации.

Совместное исследование Всемирного экономического форума (ВЭФ) и компании BCG «Проблема углеродной нейтральности: возможность декарбонизации цепочки поставок» (январь 2021 г.) рассматривает восемь производственно-сбытовых цепочек, на которые приходится более 50% мировых выбросов, и анализирует затраты и рычаги для декарбонизации в них:

  • продукты питания
  • строительство
  • мода
  • товары повседневного спроса
  • электроника
  • автомобили
  • профессиональные услуги
  • грузовые перевозки

Авторы работы утверждают, что полная декарбонизация поставщиков из наиболее массовых категорий товаров поможет резко улучшить, если не решить, климатическую ситуацию в мире, при этом цены на товары для конечного покупателя вырастут всего на 1–4%.

— Накануне Давосского форума-2021, проходившего в конце января, ваша компания опубликовала большой отчет «Проблема углеродной нейтральности: возможность декарбонизации цепочки поставок». Можете вкратце рассказать о главных выводах этого исследования?

— Мы создали эту работу совместно с ВЭФ, опросив более 40 бизнес-лидеров, которые помогли сформировать предложения по сокращению выбросов CO2, а также проведя анализ выбросов 320 компаний и сформировав прогнозные модели по ключевым цепочкам поставок. Так мы получили девять шагов для того, чтобы компании могли правильно декарбонизировать свои цепочки поставок.

Да, пока еще мало кто из бизнеса воспринимает процесс декарбонизации как большое путешествие, которое бы включало не только их прямые выбросы, но и косвенные выбросы, это касается даже тех, кто хорошо подготовлен к тому, чтобы встать на «зеленый путь». Надеемся, что наш доклад поможет бизнесу основательно подготовиться к такому ответственному путешествию.
 

Девять основных шагов,
рекомендованные руководителям компаний для решения проблемы углеродных выбросов в рамках своей цепочки поставок

Обеспечение прозрачности

Шаг 1. Определите ваш базовый уровень CO2 и расскажите о нем вашим поставщикам.

Шаг 2. Сформулируйте амбициозные цели по сокращению CO2 и обязательно отчитывайтесь об их выполнении.

Оптимизация углеродного следа

Шаг 3. Измените дизайн ваших продуктов согласно принципам устойчивости.

Шаг 4. Переосмыслите вашу цепочку поставок или подберите поставщиков, которые будут разделять ваши цели в движении к устойчивому развитию.

Вовлечение поставщиков

Шаг 5. Включите уровни выбросов CO2 в свои стандарты и отслеживайте их строгое соблюдение.

Шаг 6. Работайте с поставщиками над сокращением их выбросов.

Создание экосистем

Шаг 7. Участвуйте в инициативах и обменивайтесь опытом.

Шаг 8. Объединяйтесь с покупателями, чтобы укрепить обязательства на стороне спроса.

Создание возможностей внутри компании

Шаг 9. Сделайте снижение углеродного следа одной из ваших корпоративных целей, создайте соответствующие управляющие структуры и внедрите корпоративные стимулы, чтобы расширить возможности вашей организации по этому направлению.


 

«Поддерживать ли производителей, разрушающих планету?»

— Управляющий директор ВЭФ Доминик Вогрей отметил, что для сокращения выбросов от поставок необходимо обеспечить правильное взаимодействие между правительствами и компаниями. Каким должно быть это взаимодействие?

— Я думаю, что самым здоровым сценарием станет тот, когда государство будет спрашивать и ставить цели компаниям, а бизнес заявлять, что ему для достижения этих целей нужно. В некоторых сегментах, например, в производстве стали или цемента, гораздо сложнее снизить количество вредных выбросов. Для этого нужны крупные инвестиции и серьезные инфраструктурные изменения, поэтому без вмешательства государства тут не обойтись.

Хорошо, что все больше и больше правительств понимают, что вклад в декарбонизацию производств будет иметь позитивный экономический эффект. Я считаю, это отличный кейс, когда правительства объединяются ради общей цели. Например, ряд стран Северной Европы, а именно Дания, Исландия, Норвегия, Финляндия и Швеция входят в Программу сотрудничества Северных стран в области окружающей среды и климата. Программа предполагает, что этот регион станет главным мотиватором, способствующим развитию идей устойчивого развития среди населения, и будет оказывать финансовую поддержку самым разным экологически важным проектам в странах Центральной и Восточной Европы, включая Россию.

— Какая из индустрий, по-вашему, наиболее восприимчива к декарбонизации своих цепочек поставок?

— Около 40% выбросов в рамках восьми основных цепочек поставок, которые мы проанализировали, можно сократить за счет мер, приводящих к снижению затрат или с затратами менее 10 евро на тонну эквивалента CO2.

Среди тех, кто может уже сегодня начать работать со своими поставщиками, — это пищевая промышленность и упаковка. Потребители уже сейчас требуют, чтобы в упаковке товаров было меньше пластика и больше перерабатываемых материалов. А вот цементной, сталелитейной, тежелой и химической промышленностям, логистике точно придется «попотеть»: зависимость от ископаемого топлива тут очень высока. Да, это многомиллиардные инвестиции, но они все принесут огромный вклад в наше будущее и, главное, могут в итоге сыграть на руку самим компаниям, которые могут сформировать дополнительное конкурентное преимущество.

— Вы предполагаете, что в результате декарбонизации мировой логистики цены на товары вырастут примерно на 1-4%. Что я как потребитель получу помимо повышения цен?

— Вопрос не только в том, сколько вы будете платить за продукты и товары, а в том, какие товары вы хотите покупать, хотите ли поддерживать тех производителей, которые разрушают нашу планету? Я, конечно, утрирую сейчас, не стоит все делить на черное и белое. Но вопрос личного выбора — действительно ключевой. Повлиять на выбор покупателя можно так, как это делают в Европе: товаропроизводителям диктуют такие условия продаж и маркировки, при которых покупатель при покупке будет всегда предупрежден о возможных рисках и влиянии на экологию и здоровье того или иного товара.

Я согласен с тем, что сегодня повышение цены даже на 1% смогут позволить далеко не все. Но тренд в этом отношении точно движется в позитивном направлении. Люди все чаще готовы заплатить больше, но купить сыр, в котором они уверены, что он был создан в экологичных условиях и с заботой о коровах, чем тот, который был создан непонятно где и непонятно как.

— Можем ли мы представить такую ситуацию, когда в магазинах появятся ценники с уточнением уровня CO2, выделенного при производстве продукта?

— Это можно заметить уже сегодня. Посмотрите рекламу автомобилей: часто в ней будет написано не только ее мощность и разгон до сотни, но и сколько выбросов выделяет машина при поездках и количество выбросов при ее производстве.

Я предполагаю, что в долгосрочной перспективе у нас появится некий общий индекс устойчивости, где все параметры ESG и не только о выбросах при производстве и используемых «вредных» технологиях, будут обозначены на упаковке, этикетке или ценнике. Это поможет сделать покупателю правильный выбор, а бизнесу оставаться конкурентоспособным, следуя новым правилам игры.

«Экологические проблемы станут вопросами конкуренции»

— Есть ли сегодня государства, которым нужно в приоритете заняться декарбонизацией цепочек поставок? Какая страна или регион может стать лидером в этом?

— Сила и одновременно самая серьезная проблема декарбонизации в том, что это вызов для всего мира. В этом процессе европейские страны пока находятся немного впереди за счет принятия политики постепенного отказа от используемого углеводородного топлива и постепенного перехода на возобновляемые источники. Далее места распределяются так: Канада, США, а потом уже азиатские страны.

Я думаю, для отстающих в этом движении стран давление других правительств, развитие регуляторной среды и даже самостоятельные решения отдельных компаний будут иметь мотивационный эффект, под который придется подстраиваться. Допустим, американский автоконцерн декларирует снижение выбросов CO2 соответственно он начинает активное производство машин в более легком корпусе и с применением стали, которая производится с низким уровнем выбросов CO2, те при ее выплавке применяется природный газ или атомная энергия вместо угля. Это значит, что производители стали для этих авто, которые могут находиться в Индии или в какой-нибудь другой азиатской стране, будут вынуждены согласиться с такими условиями и изменят уже свои производственные стандарты.

— Есть ли компании, которые к декарбонизации еще не готовы или в принципе не будут к ней готовы?

— Здесь вопрос не в «если», а в «когда». Дело в том, что климатический сдвиг на нашей планете продолжится: пожары и потопы будут учащаться, уровень моря поднимется еще выше. Поэтому для бизнеса глобальные экологические проблемы уже не станут вопросами цены. Они станут вопросами конкуренции и места на рынке.

Когда-нибудь ваша компания получит письмо от партнера, в котором будет написано: «Давайте вместе обсудим наш путь к экологическому производству и декарбонизации. Можем ли мы рассчитывать на вас?» И на такое письмо вам придется отвечать честно.

— Отказ будет означать проигрыш?

— Скорее, поиск возможностей для сотрудничества и диалога, в том числе с привлечением усилий со стороны вашего правительства.

Когда я начинал свою работу в климатическом секторе (Патрик Херхольд руководил разработкой долгосрочной стратегии нулевых выбросов для немецкой промышленности, которая после использовалась для разработки европейской и национальной политики. — РБК) я был большим скептиком. Думал, что компании никогда не подпишутся на позитивные экологические изменения и будут сразу протестовать. Теперь же я вижу, как бизнес-интерес к теме превышает даже государственный. Почему так? Потому что они видят реальные экономические риски.

Я прекрасно понимаю, что для полной декарбонизации цепочек поставок уйдут годы, и, например, переделать сектор того же производства стали — это невероятно амбициозная задача, стоящая миллиарды и которая займет десятки лет.

Возможно, движение по декарбонизации пойдет не совсем так или не в те сроки, как мы с вами того хотим. Но старт ему мы уже дали.

«Нарисовать мир безуглеродного будущего несложно»

— Сколько времени может потребоваться на то, что бизнесу реализовать все девять шагов, которые вы рекомендуете сделать? Нужно делать их в комплексе или последовательно?

— Я думаю, что это может занять достаточно времени, но компании могут начать поступательно. Нужно подходить к каждому шагу постепенно. Сперва, как мы и говорим, нужно получить ясное представление о количестве углеродных выбросов на основе данных по конкретным поставщикам и сформулировать амбициозные цели по их сокращению. Ну, а после уже можно переходить шаг за шагом и к другим процессам.

Важно уделить внимание поиску замен элементам вашего производства. Я думаю, что этот процесс скоро станет более распространенным и систематичным. Хороший пример — Tesla Motors, которые сразу запланировали использовать для своих автомобилей более легкие и экологически дружелюбные сплавы и материалы.

— В вашем докладе отмечено, что декарбонизация — это в том числе и технологический вызов. Могут ли нынешние технологии с ним справиться или нам потребуются новые?

— Я бы сказал, что все технологии у нас уже есть, и посоветовал бы не делать ставку на несуществующие решение. Да, у нас могут случиться прорывные открытия, но от ожиданий новых технологий декарбонизация не зависит. А вот от наших действий — да. Я уверен, что 80% декарбонизации цепочек поставок человечество может достичь существующими средствами.

— Каким будет безуглеродный мир?

— Нарисовать мир безуглеродного будущего несложно: автомобили без выбросов, качественные товары, можно более безопасно растить детей… Сложнее дать ответ на вопрос, что нам нужно делать, чтобы наши фантазии стали реальностью? Чтобы оказаться в таком мире, мы должны быть очень смелыми и упорно трудиться. Верю, что у человечества на руках все карты, чтобы такой мир получилось создать.

Обновлено 15.04.2021
Главная Лента Подписаться Поделиться
Закрыть