Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

Чего ждать на рынке труда: HR-тренды до 2050 года

Фото: Shutterstock
Фото: Shutterstock
Пандемия коронавируса стала поворотным моментом для рынка труда. Какие тренды стоит учитывать работодателям и соискателям, и чего ожидать в будущем — в материале РБК Трендов

Пандемия дала возможность переосмыслить то, как мы организуем работу и что ценим как работники и работодатели. После нее многие продолжат сильно экономить и по-другому планировать выход на пенсию, а также переходить к работодателям с лучшими программами страхования здоровья и гибким рабочим временем. Какие еще тренды можно ожидать на горизонте ближайших 30 лет?

Краткосрочные тренды: 2021-2030 годы

Крупнейшая онлайн-платформа по поиску работы Glassdoor опубликовала тренды 2021 года:

  • Офисы останутся пустыми. Компании существенно выигрывают от снижения затрат на недвижимость и возможности нанимать сотрудников без привязки к локации. Гибкий график работы — недорогой способ удержать сотрудников с необходимостью ухода за детьми или престарелыми родителями. После пандемии 70% сотрудников Glassdoor хотят иметь гибридную занятость — удаленно с посещением офиса по необходимости.
  • Расовое разнообразие, справедливость и инклюзивность — тренд в найме персонала, который еще быстрее развился благодаря движению Black Lives Matter и усилится в 2021 году.
  • Пересмотр зарплаты удаленщиков. Миллионы людей переехали в регионы, ведь для работы из дома не нужно продолжать снимать дорогое жилье в столице. Это меняет конкурентную среду и оплату труда. Например, ИТ-разработчики, уезжающие из Сан-Франциско и Нью-Йорка, столкнутся с корректировкой заработной платы от -5% до -30% в зависимости от того, куда они переезжают.
  • Брендовый офис — больше не основа корпоративной культуры. Дизайн, внешний вид и ощущение солидной штаб-квартиры потеряли свою актуальность во время пандемии. Корпоративная культура больше не связана с офисом. Онлайн-отзывы сотрудников о работе стали играть главную роль в HR-бренде работодателя. В 2021 году преуспеют компании, использующие данные о настроении сотрудников в качестве бизнес-аналитики. Наибольшее значение для удовлетворенности сотрудников теперь имеют три фактора, и ни один из которых не зависит от офиса — это убедительная миссия компании, «прозрачные» решения эмпатичных руководителей, четкая, понятная траектория карьерного роста. А наиболее важный бонус к зарплате — медицинская страховка.
  • Многие профессии станут невостребованными. Данные Glassdoor показывают: в США в 2020 году максимально «просело» предложение вакансий в сферах обслуживания, образования, административных офисных должностей, ролей в торговле и сфере «отложенного» здравоохранения. Не было спроса и на такие специальности как отоларинголог, офтальмолог, ивент-менеджер, повар, стилист и даже университетский профессор.

Милана Джиджоева, собственник и генеральный директор HR-компании «Сотер», Санкт-Петербург:

«Наш анализ показывает, что в прошлом году максимально просели вакансии в финтехе, туризме, развлечениях — до 20% к 2019 году. Пандемия сильно изменила запрос на компетенции — нужны те, кто умеет управлять изменениями, быстро трансформировать бизнес и подбирать оптимальные технологии для этого. Эта тенденция сохранится еще минимум год.

Еще один тренд — спрос на коммуникативные навыки во всех сферах: взаимодействие с партнерами, клиентами, сотрудниками. Например, количество вакансий PR-директора, хоть и упало, но не так сильно как в прошлый кризис — их количество во время пандемии сократилось всего на 7%, тогда как падение в 2015-м составило 20%. Требования к специалисту включают в себя создание экосистемы множества каналов взаимодействия».

Денис Баринов, руководитель Kaspersky Academy, АО «Лаборатория Касперского», Москва:

«В области цифровой безопасности и в близких к ней сферах на горизонте пяти-десяти лет, вероятно, сформируется сегмент биоинженеров, специализирующихся на тестировании и обеспечении безопасности вживляемых устройств. Например, специалист по тестированию вживляемых компонентов (биохакер), специалист по безопасности нейроинтерфейсов, биотехнолог-кибербезопасник. Как показало совместное исследование «Лаборатории Касперского» и группы функциональной нейрохирургии Оксфордского университета, новая сфера высокотехнологичной медицины уже уязвима к киберугрозам из-за особенностей работы самих стимулирующих устройств и используемого на них программного обеспечения.

Будет расти спрос на профессионалов, которые смогут разрабатывать алгоритмы регулярной верификации принятых искусственным интеллектом решений, а также системы корректировки или приостановления исполнения алгоритмов. Иными словами, потребуются специалисты по киберэтике, которые будут помогать осуществлять корректную работу беспилотных автомобилей и других устройств, где задействовано машинное обучение, компьютерное зрение и другие подобные технологии.

Фото:Фото: Chris McGrath / Getty Images
Социальная экономика Семь смертных грехов искусственного интеллекта

Наконец, потребуются люди, которые будут защищать цифровую личность человека. Профессия «консультант по безопасности личного профиля» уже внесена в «Атлас новых профессий». С учетом растущего количества утечек и стоимости данных пользователей на черном рынке, такая профессия будет все более востребованной. Только в конце прошлого года мы выяснили, во сколько сегодня оценивается информация о человеке на черном рынке: востребованы, например, селфи с документами, такими как паспорта или водительские права (до $40-60 за документ), информация с банковской карты (до $20), а также аккаунты в развлекательных или стриминговых сервисах, таких как Netflix, Twitch или Pornhub (до $8 за один аккаунт)».

Среднесрочные тренды: 2030-2050 годы

HR-специалист и стратег в области привлечения талантов Шеннон Гайдос в рамках своего информационного проекта The 2050 Project указывает на четыре тренда, которые (кроме развития технологий) повлияют на ближайшее будущее рынка труда:

  1. Старение населения. Согласно прогнозам экспертов, беспрецедентное старение людей повлияет финансово и структурно на рынок труда в развитых странах. По данным ООН (World Population Prospects), к 2050 году каждый шестой человек в мире будет старше 65 лет (16%), из них каждый четвертый — это житель Европы и Северной Америки. Потребности в уходе за пожилыми существенно вырастут. Количество «сэндвичей» (люди, которые одновременно заботятся о детях студенческого возраста и о родителях) будет расти по мере увеличения продолжительности жизни. Это все повлияет и на то, как люди работают, и на инновации, количество персонала в сфере ухода. Компаниям придется учитывать льготы по уходу в политике занятости.
  2. Школьные программы глобально отстают от технологий. 65% сегодняшних школьников будут заняты на работе, которой еще не существует. Этот тренд полностью разрушит традиционную модель окончания университета и последующей работы в той же сфере на протяжении десятилетия. Будущему трудовому поколению придется непрерывно обучаться.
  3. Обучение в университете утратит свою ценность уже в ближайшее время. Ожидается, что после 2025 года традиционное обучение в университете сократится из-за снижения требований к образованию во многих компаниях. Фактически, такие организации, как Google и Facebook, уже пересмотрели должностные инструкции, убрав требования к получению высшего образования.
  4. Трудовая пенсия или Worktirement. Старение населения планеты опередит переход ведущих стран к ИИ-экономике, и есть риск, что пенсионные системы захлебнутся. Кризис пенсионных накоплений означает, что «трудовая пенсия» грозит заменить пенсию по возрасту, то есть по финансовым причинам вы никогда не сможете выйти на пенсию и будете жить от зарплаты до зарплаты.

Евгений Виноградов, заместитель руководителя проекта «Атлас новых профессий», Московская школа управления СКОЛКОВО:

«Мы все больше движемся к полному слиянию работы, отдыха и обучения. Через пару десятилетий можно ожидать, что концепция lifelong learning — обучения в течение всей жизни — победит окончательно. При этом учиться придется вне отрыва от производства, на практических задачах, поскольку уровень junior, начинающих специалистов, уже сейчас поглощается автоматами — еще летом 2020 года была создана программа, которая самостоятельно пишет код других программ по комментариям. То есть человек, пройдя обучение и приступая к рабочим задачам, должен быть квалифицированным как минимум на том уровне, который сейчас соответствует довольно опытному специалисту — middle, что неизбежно приводит нас к тому, что все более востребованными будут неавтоматизируемые профессии, помогающие этому самому непрерывному обучению — менторы, наставники, игропрактики, и так далее.

Кроме того, в ближайшие 20-30 лет уже появится некий аналог мира, пусть даже и не обязательно с VR-очками, из книги «Первому игроку приготовиться», внутри которого человек сможет перемещаться между работой, где он будет что-то делать в офисных приложениях, отдыхом, где он сможет развлекаться в онлайн-кинотеатрах, играх или в Clubhouse, и большой семьей, физически раскиданной по разным городам и странам. И все это он будет делать, постоянно обучаясь новому, если хочет оставаться на плаву».

Павел Лукша, профессор практики Московской школы управления СКОЛКОВО, эксперт Центра трансформации образования СКОЛКОВО (SEDeC). Основатель инициативы Global Education Futures:

«На горизонте десяти и более лет российскую экономику в конкурентных (в первую очередь, потребительских) секторах ждет «большая перестройка». Цифровизация и автоматизация — это условия конкурентного выживания компаний, но они отнюдь не означают, что «вкалывать» будут одни роботы. Наоборот, роль людей в такой экономике только возрастает — вместе с этим возрастают и требования к работникам. Нас ожидают:

  • Человекоцентричная экономика. Сдвиг в моделях потребления: от потребительского товара к потребительскому опыту, в том числе к «соучастию», внимание к эмоциональному состоянию клиентов и работников, которые с ними взаимодействуют. В «экономике опыта» самой важной ценностью является формирование и удержание отношений (с потребителями и сообществами).
  • Переход от кадров к талантам. Время «массовой уникальности»: уникальные навыки и творческие способности, как основной источник создания ценности, внимание к развитию таланта (в том числе к собственной мотивации людей) как главный резерв производительности труда.
  • «Экономика слежения». Поведение работников и потребителей в цифровой среде становится «прозрачным» для организаций. Это может приводить как к манипуляциям и диктатуре, так и к расширению возможностей для реализации.
  • Непрерывное образование как норма.
  • Экономика команд: самую большую ценность создают «сыгранные» команды, умеющие эффективно решать проблемы. Все больше развиваются форматы «воспитания» команд и командного хантинга. В образовании детей и взрослых все больше внимания уделяется навыкам коммуникации и кооперации.

Долгосрочные тренды: 2035-2050 годы

В статье про искусственный интеллект Стэнфордской энциклопедии философии авторы прогнозируют, что, кроме автоматизации, ИИ преуспеет в создании неких модифицированных существ. Робототехника и такие существа, созданные с учетом наших потребностей, будут масштабно задействованы для работ, которые в настоящее время выполняются людьми.

Долгосрочные тренды также связывают с переходом стран на этап ИИ-экономики. По прогнозам ученых, технология искусственного интеллекта может усугубить неравенство людей по всему миру.

Фото:Suwin / Shutterstock
Индустрия 4.0 Бухгалтеры и журналисты: кого еще скоро могут заменить роботы

Так, венчурный инвестор Александр Перес Касарес считает, что уже происходит разделение общества на три категории:

  1. новаторов;
  2. потребителей;
  3. «технологически безработных».

Благодаря рыночной системе новаторы, такие как Илон Маск, Трэвис Каланик и другие, смогут получить основную часть богатства, создаваемого инновационными технологиями, включая искусственный интеллект, что позволит им стать еще богаче. Потребители, то есть все общество, в целом выиграют от повышения производительности и снижения стоимости товаров. Но люди, чья работа будет автоматизирована, столкнутся с безработицей. «Технологически безработные» потеряют способность получать доход, что создаст еще большее неравенство в обществе, в котором суммарные доходы увеличиваются.

Долгосрочное решение неравенства будет заключаться не только, например, в налогообложении, но и в создании соответствующей системы образования и моральной готовности людей к непрерывному обучению в течение всей жизни.

Обновлено 15.03.2021
Главная Лента Подписаться Поделиться
Закрыть