Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

Как стать Илоном Маском и зарабатывать только на том, что тебе по кайфу

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

Основатель проекта Schole, агентства бренд-консалтинга Kosmos и тренд-форкастер Альберт Шарафутдинов снова штурмует рынок образования. В прошлом году он обещал уроки критического мышления, умеренного эпикурейства, поиска себя и самопрезентации. Сейчас, в разгар идейного штиля и страха перед будущим, он запускает школу Asymmetry, которая создана в формате буткемпа для поколения Z, и обещает за год перепрошить студента под грядущие бизнес-задачи. Альберт рассказал РБК Тренды, в чем инновационность подхода bootcamp и как это разрушит фундаментальное образование. А еще — о том, как заработать на безумной идее, кто такой trendspotter, что ждет нас после карантинного стресс-теста — ну, и, конечно, как стать Илоном Маском за один год.

Почему традиционное образование больше не поможет

Я перестал верить с традиционное образование в 15 лет. Как-то в школе я слишком творчески подошел к заданию, после чего пятерых ребят вместе со мной учителя вытравили из школы. Они не поняли, когда мы, выступая на Дне гимназиста, попытались шутливо обыграть дыры в системе и формальность подхода к ученикам. Образование — каким мы и показали его — оказалось неприкосновенной святыней.

Мы ушли, но я был уверен — мы не плохие, у нас слишком много энергии для узких школьных шаблонов, а учителя, чтобы не усложнять задачу, попросту избавляются от тех, с кем им трудно.

После этого я не пошел в вуз, хотя корочка все же есть — я экстерном сдал университетские экзамены, чтобы порадовать маму.

Я всегда подходил к вопросу обучения по-другому. Появлялась задача и нужда в знаниях — и с этой целью я искал экспертов, изучал дисциплины, которые были необходимы в данный момент. Так я углубился в маркетинг, менеджмент и эффективные коммуникации, увлекся лидерством и полюбил коучинг. Я увидел совсем другие, более эффективные подходы, и нашел ролевые модели для подтверждения своих гипотез. Открылся очевидный и огромный разрыв между тем, что происходит в мире, и тем — как и чему учат людей в университетах. В LAM в 2016 году мы сделали форсайт по образованию и ИИ, и в рамках него — обучающий кейс. И подкрепили все это статистикой. Меня результаты искренне поразили — я буквально испытал потрясение и понял: дальше будет еще хуже.

Профессиональный взор в будущее: что такое форсайт и как им пользоваться

В итоге я основал агентство KOSMOS и начал заниматься экспериментами в области образования. Мой предыдущий проект Schole, запущенный в прошлом году, был первой материализацией собранного опыта и идей, своего рода образовательным mvp с классным брендингом, историей, людьми и форматами.

Почему учеба после работы — это миф

Главный вывод, который я сделал после Schole: я не хочу больше заниматься миллениалами и тем более учить их. Миллениалы выгорели, им нужно не образование само по себе, а факт его наличия. Они выдохлись, потеряли веру и интерес, не могли справиться с тем, что образование — реальный процесс, где нужна концентрация и усилие. Да, у миллениалов все плохо, но так будет до того момента, пока они не поймут, что нельзя за несколько вечеров стать Илоном Маском.

Разделять обучение и работу нельзя, обучение должно стать частью их работы и быть интегрированным в повседневный режим.

Я хотел бы заняться миллениалами в будущем, просто сейчас невозможно учить их в привычной модели, когда они еще не осознали, что обучение должно бесшовно сосуществовать с работой.

«После работы не хочется»: почему в России мало занимаются саморазвитием Фото: Debby Hudson / Unsplash

Смысл учебы в том, чтобы сломать привычные фреймы, режимы, привычки и шаблоны, научить кататься по другим рельсам. Если ты хочешь настоящей трансформации — нужно полностью отдаться процессу изменений. Неважно, сколько времени это займет, главное — полностью вытащить тебя из текущего контекста и погрузить в новый. Сама индустрия быстрого образования превратилась в продажу мечты и зарабатывание денег, а вовсе не в миссию по изменению человека, его мышления и жизни для того, чтобы достичь цели и самореализоваться.

Изучая образовательные онлайн-платформы, я был поражен тому, насколько они бессмысленны. Тебе не хочется сразу стать их частью, он не излучают для тебя позитивных эмоций, в них нет души и теплого человеческого отношения, которое возможно в менторстве.

Я решил привнести в инновационный мир культуру, тепло и немного иррациональности, и это сильно отличает наш новый проект от других образчиков онлайн-курсов.

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

В Asymmetry мы разработали годичную программу в формате bootcamp — аналитики сейчас много говорят о таком подходе как о прорывной инновации, которая способна изменить рынок высшего образования. Один из наших экспертов Ричард Прайс — аналитик и научный сотрудник Christensen Institute, который основал Клейтон Кристенсен — создал концепцию disruptive innovation и методологию Jobs to Be Done. Пожалуй, он главный мировой эксперт по формату bootcamp, недавно в Forbes вышла его статья о том, как эта модель разрушает рынок высшего образования.

За год учебы в bootcamp ребята могут получить полную «перепрошивку», чтобы изменить свою жизнь и увидеть возможности, которые открываются перед людьми с определенным типом мышления, пониманием бизнес-магии и технологий. Результаты убедят многих, что года для выхода в профессиональный мир вполне достаточно — вместо пяти лет в аудиториях, навязывания однотипной оптики и чудовищной бюрократии. Я пришел к выводу, что сейчас — время Z, и нужно что-то делать для ребят, которые знают, чего хотят и готовы пожертвовать для этого всем.

Кто такие — люди поколения Z

С «зетами» я столкнулся четыре года назад, когда еще работал в Look At Media, мы делали первые попытки прикоснуться к новой культуре, изучали старшеклассников и первокурсников, которые дышат в спину миллениалам и готовы отобрать у них работу. Было и без того понятно, что Z по-дугому одеваются, говорят, думают — хотелось их изучить и понять, к тому же инновационные бренды хотели построить с Z коммуникацию и ориентировать на них свои продукты.

Вопрос «почему они другие» непростой. Интернет и глобализация — может быть, дело в том, что они с рождения подключены к миру и не ограничены местечковой культурой. То количество информации, которое они обрабатывают, это когнитивная нагрузка нового уровня. Поэтому в 18 лет Z отстаивают права планеты и человечества. Эти ребята невероятно меня вдохновляют своей смелостью — поэтому свой нынешний проект Asymmetry я сделал для них. У ребят есть тревога в отношении будущего, они не просто думают о том, как заработать и что купить, их реально беспокоит судьбы мира, и я помогу им прийти к цели.

Bootcamp — что это такое

Первый буткемп был основан, а 1997 году в Кремниевой долине, сейчас этот формат становится очень популярным для тех, кто хочет учиться с прицелом на работу или бизнес в сфере технологий. Это короткие (12 — 15 недель) программы, где студенты обучаются как хард, так и софт скиллам. Буткемпы предлагают практическое обучение в сфере инноваций, дают навыки общения на рабочем месте и решения реальных проблем. На краткосрочных программах как правило преподают инсайдеры из индустрии. Поскольку технологии и дизайн меняются в одночасье, наличие опытных инструкторов с недавним, реальным опытом — очевидное преимущество буткемпов.

Буткемпы в отличие от фундаментального образования более адаптируемы и могут меняться в соответствии с потребностями рынка труда. Гибкость делает формат привлекательным для постоянно растущего количества работодателей именно потому, что в условиях постоянных цифровых изменений и роста количества инновационных проектов, программы позволяют студентам получать знания, востребованные и применимые прямо сейчас. Кроме того, у всех выпускников буткемпов есть портфолио — это может быть дизайн, кодинг или собственный бизнес-проект — при найме в первую очередь обращаются к нему. На данный момент в мире около 30 млн рабочих мест, где работодатели отказались от требований по наличию диплома вуза.

Источник

В отличие от миллениалов, которые потеряли способность к самомотивации, проблема Z в тайм-менеджменте. Они отчаянно хотят иметь свое дело и весь свой лайфстайл выстроить вокруг того, чем им по-настоящему хочется заниматься. Это уже огромная энергия, которой так не хватает миллениалам, здесь нужно только дать инструменты и видение перспектив. В каком-то смысле в Asymmetry я свел желание людей создавать вещи, меняющие мир, и при этом отвечать на запросы рынка, видеть бреши, которые ты сможешь эффективно залатать через свой проект или ведя проект в какой-то компании.

Почему гибкие навыки важнее диплома

Враг, с которым я постоянно борюсь, это невежество, которое проявляется в шаблонных решениях, где нет места анализу и допущениям. Для меня «фундаментальные» знания — это когда тебе дают инструмент и говорят: «сделай 1, 2, 3». У тебя получается, ты увидел результат и думаешь, что дальше «1, 2, 3» тоже сработает — а вот и нет. Реалии меняются каждый день, и проблема в том, что тебе не объяснили — как адаптировать к новому контексту «1, 2, 3», хотя это ключ к выживанию сегодня.

Мир нельзя описать как что-то устоявшееся, в нем в принципе не задумано ничего постоянного, кроме изменений, а сейчас это вообще череда стремительно меняющихся картинок. Человеку нужно пересобираться под новые ценности и задачи — а это разговор только про гибкие навыки, над-мета-навыки. Крупные компании это понимают, поэтому практически на любых входных интервью ты обязан демонстрировать когнитивные способности, умение жить вне шаблонов и адаптивное мышление.

Гид по soft skills: как развивать ключевые навыки будущего

Например, у меня был опыт, когда я сам себе создал роль и профессию trendspotter — это эксперт, который охотится за трендами и делает прогноз того, что станет «классным» в ближайшее время. По сути — бесценные знания для брендов, и я увидел эту потребность на рынке. Когда я в 2013 году начинал работать в новой роли, никто в России (пожалуй, кроме Коли Хлопова, который называл себя trendwatcher) ничем похожим не занимался. В 2014 году я основал в LAM лабораторию de: coding — и это было ответом рынку и брендам, которые столкнулись с тем, что им нужно менять свои стратегии в новом культурном контексте. Это влияет на поведение людей, а значит — ломает их взаимоотношения с продуктом.

Ключом к реализации твоей идеи и хард-скиллов всегда является мышление. Только если ты умеешь думать, договариваться, рассуждать, анализировать, аргументировать свою позицию, сможешь хакнуть бизнес-реалии.

Взять нынешнюю ситуацию: не буду в очередной раз говорить, что это полная ж... Те люди, которые привыкли работать только по одной понятной им схеме, оказались не готовы все это принять и проглотить. Ответная реакция — тревога, депрессия, невроз, бездействие. Другие, более адаптированные и критически мыслящие, начнут задавать себе вопросы типа: ок, контекст изменился, где образовались новые дыры? Что я могу сделать для людей, чтобы удовлетворить новые потребности?

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

У всех на виду кейсы, когда какая-нибудь марка streetwear одежды перешла на конвейерный выпуск масок и поймала хайп. Или ивент-агентства, такие как plus1_event, нашли способ организовывать онлайн-праздники в Zoom. Для меня это как раз про адаптацию. Меняется контекст — поменяйся сам, главное — не отдаться эмоциям.

Кто такие визионеры и что они делают

Визионерство — это тот же консалтинг, основанный на знаниях и статистике, вместе с глубоким пониманием культурного контекста. Визионерская позиция строится на сопоставлении фактов — истории, развития индустрии, практик, экспериментов в лабораториях и современных философских систем. Философы — те самые «фрики», которые критикуют действительность и сеют идеи, меняющие мир. Обладая чутьем к формирующимся ценностям и инструментами, легко строить бизнес-гипотезы и их реализовывать. Главная задача визионера как специалиста по будущему — убедить тех, кто не обладает способностью видеть что-то за пределами стереотипических фреймов.

Зачем? Чтобы добыть деньги на реализацию своей «безумной» идеи.

Мне очень нравится проект Impossible Food, который делает биохимик из Стэнфорда Патрик Браун. Это абсолютно визионерская история, когда во время учебного отпуска человеку пришла в голову идея, как избавить планету от самой главной проблемы — разрушения окружающей среды. Патрик хочет пригласить нас в мир, где не будут убивать животных и загрязнять воздух, а вместо этого — есть вкусный и полезный белок.

Основатель Impossible Foods Пэт Браун — о перспективах замены мяса Фото: Bloomberg

Меня вдохновляет Мирослава Дума и ее фэшн-проект the Pangaia, родившийся в лаборатории инновационных материалов. Теперь мы можем носить пуховики из «одуванчиков», одежду, требующую минимум энергозатрат при производстве и легко утилизируемую. Ведь можно жить в мире, где нет безумного перепроизводства и потребления ради потребления, но есть одежда, сделанная и купленная с заботой об экологии.

Как продается будущее

Заблуждение думать, что для реализации миссии нужно непременно быть отщепенцем. Это люди, такие же как мы, просто они смеют утверждать: я не согласен, у меня есть энергия и желание изменить общепринятый уклад, и я могу найти на это средства. Если ты можешь вдохновить своей идеей инвесторов — то мир станет лучше, а ты — будущий миллиардер.

Как заработать доверие инвестора: советы от вице-президента Goldman Sachs

Я хочу, чтобы такие люди могли поверить в себя и свои идеи. В Asymmetry мы будем развивать их креативное мышление, расширять границы допустимого, смотреть на вещи под другим углом. Сделать по-настоящему что-то нужное и классное — на самом деле несложно. За сломом парадигм важно попасть к правильным менторам, в определенную культуру, где можно прототипировать и где поверят в тебя, какие бы безумные штуки ты не делал. Даже неудачный ответ рынка на твой проект — это очень классный кейс, на котором ты можешь проработать ошибки и сделать идеальный продукт.

Бизнес-модель всегда проверяется на прототипе — студент может конкретно разобраться с ценностями, которые предлагает в рамках проекта, в чем суть продукта, кто клиент, какие каналы можно использовать для его привлечения, а потом — как подтолкнуть его к возвращению. В конечном итоге студент полностью видит судьбу своего проекта и понимает, как и на чем зарабатывать. Экономика проекта вовсе не требует двух дипломов Гарварда, здесь просто нужны концентрация, структура и контроль. Наша задача — показать весь рабочий набор, который в конечном итоге сложится в гибкую систему для начинающего предпринимателя. При этом в процессе работы с идеей ждет масса творчества и вдохновения.

Где пригодится новая «прошивка»

Мы не обещаем конкретных профессий, как в вузе, потому что студент вправе выбирать свой трек сам. Но скорее всего «выпускник» станет предпринимателем, в том числе корпоративным. Сейчас в компаниях появляются инкубаторы и инновационные департаменты, которые как раз занимаются развитием «безумных» проектов и где крайне нужны люди с новым мышлением и бизнес-скиллами. После Asymmetry можно пойти в продуктовый отдел в продакт-оунеры или аналитики. Если есть смелость и классная идея, в которую поверили инвесторы — ты будешь учиться быстрее и травматичнее, но это тоже путь «зетов».

Собственно, и преподавателей мы подбирали исходя из принципа «хотелось бы у них поучиться». Лично мне понятно, что 95% экспертов мне не интересны, но 5% дадут именно то, что нужно. Конечно, здесь работает и некая магия совместимости и вдохновения. Здесь ты можешь встретить человека, который обладает уникальным набором скиллов именно для тебя и станет ролевой моделью. Большая часть наших экспертов — русскоговорящие, но многие уехали за рубеж работать в Долине и конкурировать на глобальном рынке. Их истории успеха символичны — например, ты можешь учиться у Катерины Романовой (Kateryna Romanova), которая окончила «Стрелку» и теперь работает в студии IDEO, откуда вышло дизайн-мышление. Такого человека просто интересно спросить: расскажи про свой опыт, про методы потом!

Влияй и властвуй: итальянский университет научит «инфлюенсерству» Фото: Wenyang CY / Unsplash

Зачем «вот это все» и как заработать на кризисе

Сейчас общество поделилось не только на переболевших и находящихся в ожидании, но и на тех, кому по кайфу дома, и других — которые сходят с ума без социальных пространств, в том числе офисов. Ситуация прямо скажем жуткая, но это тот самый стресс-тест, который выявляет реальное положение дел, истинные ценности и жизнеспособные идеи. Практики, которыми традиционно занималась креативная индустрия, ситуация с карантином в одночасье вытолкнула в массовую культуру. Воркаут, домашнее творчество, кофе-брейки с коллегами в Slack, рейвы в Zoom и цифровой туризм — в хаосе зарождаются потребности, которые могут стать причиной возникновения новых компаний в скором будущем.

Лично мне карантинная история помогает легитимизировать онлайн-обучение, которое до этого было стигматизировано как что-то дешевое, поверхностное, однодневное. Кроме того, сейчас даже самые упертые работодатели смирились с удаленкой, и это поможет выровнять зарплатный баланс между офисными сотрудниками и WFH (Working From Home). В целом любой кризис — про остановку и осмысление.

Дайджест образования № 3: будущее без офисов и эффективность удаленки

Почему, к примеру, наше внимание стало топливом для техно-гигантов вроде Google, можно ли так жить дальше, или время — принять ответственность на себя?

В программе Asymmetry есть модуль, который посвящен вниманию и самоанализу. Сейчас внимание — самый ценный ресурс, где оно находится в данный момент — там и наша энергия. Человеческое внимание сейчас блуждает, им управляют соцсети, мы живем в тоталитарном цифровом мире, и одной из своих главных задач я ставлю возвращение внимания и управление им для нашего блага. Почему это так важно? Потому, что если ты не управляешь вниманием, то не управляешь жизнью, где любые поступки продиктованы конкретными сосредоточенным желанием. Наша задача — вернув внимание, изменить результаты и качество жизни.

Меня поразила статистика разводов в Китае — люди стали чаще проводить время в семье, что вскрыло массу проблем, которые все время откладывались на потом, но вынудили принимать решения сейчас, потому как больше невозможно это терпеть. Всех нас ждет глобальный катарсис — либо мы изменим себя осознанно, либо эволюция сделает это за нас.


Больше информации и новостей о трендах образования в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь.

Следующий материал: