Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

Мы в ответе за тех, кого обучили: нужны ли нейросетям права

Фото: Shutterstock
Фото: Shutterstock
Искусственный интеллект умеет писать картины, создавать музыку и управлять беспилотниками. РБК Тренды разобрались, нужно ли защищать произведения нейросетей авторским правом и на ком лежит ответственность за действия ИИ

На что способен искусственный интеллект

Термин «искусственный интеллект» появился в 1956 году, когда американский информатик Джон Маккарти предложил первое определение: это способность компьютера или робота выполнять творческие функции, традиционно ассоциируемые с человеком или другим разумным существом. Начиная с 2016 года, после того как компьютерная программа AlphaGo обыграла в го чемпиона мира Ли Седоля, искусственным интеллектом стали называть любые системы, где использовались родственные технологии — например, машинное обучение или виртуальные агенты.

Не так давно возникли термины «слабый ИИ» (Narrow AI), «сильный ИИ» (General AI) и «супер-ИИ» (Super AI):

  • Сильный искусственный интеллект, в отличие от привычного слабого, не узкоспециализированный — ему под силу выполнять любые задачи, которые может решить человек. Он способен к самообучению и работе в условиях полной неопределенности. Именно такой ИИ мы чаще всего видим в научно-фантастических фильмах.
  • Супер-ИИ превзойдет людей во всех аспектах — ему будет доступно творческое мышление и жизненная мудрость. Именно такой искусственный интеллект, по мнению Илона Маска, в конце концов приведет к вымиранию человечества.
  • На сегодняшний же день в распоряжении человечества есть только слабый искусственный интеллект, способный выполнять сложные, но узкие задачи, и не обладающий сознанием. Ни в одном законодательстве мира нет законов относительно ИИ, потому что он не обладает правосубъектностью — свободой воли и способностью нести ответственность, рассказывает Мария Дорошенко, генеральный директор консалтинговой компании LegalPics. По мнению Александра Крайнова, директора по развитию технологий искусственного интеллекта «Яндекса», регулировать технологии бессмысленно — это просто математические формулы.

Можем ли мы потерять контроль над технологиями

Эксперты рассматривают искусственный интеллект в качестве «топлива развития цивилизации», сродни атомной энергетике. Многие визионеры, в частности Рэй Курцвейл, предсказывают в будущем слияние человека и искусственного интеллекта, в результате чего мы станем биороботами, сможем победить старение и болезни и будем жить вечно. С другой стороны, есть ряд технопессимистов и технореалистов: так, писатель Николас Карр считает, что проникновение технологии слишком глубоко в нашу жизнь может подорвать основы культуры и человечество незаметно для себя окажется под управлением машин.

Фото:Claudio Lavenia / Getty Images
Индустрия 4.0 Технологии — добро или зло? Мнения Илона Маска, Юваля Ноя Харари и других

Чтобы не допустить злоупотребления возможностями ИИ, важно договориться, как не потерять контроль. Например, регулировать саму технологию распознавания лиц нет необходимости — при этом нужно регулировать ее применение. Если собрать информацию, которая касается здоровья — количество пройденных шагов, пульс, голос, покупки в аптеках и магазинах, — можно вывести медицину на новый уровень. Искусственный интеллект вместе с врачами сможет давать прогнозы и составлять индивидуальные способы лечения, но люди должны договориться, готовы ли они пожертвовать приватностью этих данных.

США и Китай — лидеры по количеству патентных заявок на изобретения в сфере искусственного интеллекта. При этом, по статистике Всемирной организации по интеллектуальной собственности, большая часть патентов подается частными компаниями, а крупнейшее патентование у компании IBM. Как правило, программное обеспечение охраняется в режиме авторского права: сохраняется часть кода, в базе фиксируются авторские права на нее. Запатентовать что-то сейчас достаточно сложно — софтверные патенты получают за счет привязки ПО к какому-то оборудованию или механизму. Все научные достижения в области искусственного интеллекта или машинного обучения публичные: их можно найти в виде статей на топовых конференциях вместе с ссылками на открытые датасеты, на основе которых получили результат.

Правила интеллектуальной собственности нейросетей пока не сформулированы: почти всегда права на производные от деятельности ИИ принадлежат разработчику самой технологии. Но есть и прецеденты, когда патент получил искусственный интеллект. В 2019 году патентное ведомство ЮАР выдало первый в мире подобный патент системе DABUS, имитирующей мыслительную деятельность человека. Нейросеть создала контейнер для пищи, основанный на фрактальной геометрии и обладающий улучшенными характеристиками по сравнению со стандартными контейнерами.

Затем в 2021 году федеральный суд Австралии постановил, что искусственный интеллект может считаться изобретателем при регистрации права интеллектуальной собственности. Это стало возможным из-за того, что изобретатель в австралийском законодательстве обозначается словом «агент» — то есть, по мнению суда, это не обязательно человек. Вероятно, этот случай спровоцирует более активное обсуждение вопроса интеллектуальной собственности нейросетей, но о том, что ИИ повсеместно станет субъектом патентного права, говорить рано. Ведущие державы в области интеллектуальной собственности, такие как США, ЕС и Великобритания, законодательно признают, что обладателем патента может быть только человек.

Фото:Pexels
Индустрия 4.0 Австралийский суд подтвердил право нейросети на получение патента

Ученый Константин Воронцов считает, что аббревиатуру ИИ стоит расшифровывать не как «искусственный интеллект», а как «имитация интеллекта», поскольку сейчас нейросети значительно уступают человеку по возможностям. Например, чтобы обучить GPT-3, одну из самых популярных нейронных сетей, требуется около $12 млн. Основатель Apple Стив Возняк придумал «кофейный тест», который проверяет способность ИИ справиться со следующей задачей: войти в случайный дом, найти кофемашину, приготовить кофе и разлить его по чашкам. Пока ни один из существующих роботов не смог его пройти.

Человек сильнее нейросетей с точки зрения вычислительной мощности и энергоэффективности. Мы можем обучаться и проводить сложные вычисления в то время как для того, чтобы ИИ показал схожий результат, нужно подключить отдельную подстанцию. У человека хорошо развит механизм transport learning — возможность эффективно решать абсолютно новые задачи, применяя знания из других областей.

Ответственность за искусственный интеллект должна нести эксплуатирующая организация — тот, кто использует, например, беспилотный автомобиль. Прямо сейчас разработчик и тот, кто использует беспилотник, — это одно и то же лицо. Но важно разобраться, на каком уровне произошла ошибка — разработчиков ИИ или разработчиков самого каркаса автомобиля. Дальнейшее развитие ИИ вызывает опасения не о том, что машины уничтожат человечество, а о том, как изменится правовой уклад: начнут возникать прецеденты, судебные разбирательства, перекладывание ответственности и т.д. Как правило, пионеры технологии вынуждены платить большую цену за свои изобретения.

Обновлено 09.12.2021
Главная Лента Подписаться Поделиться
Закрыть