Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

Анна Серебряникова: «Наша задача по 5G — переход от запретов к работе»

Фото:Андрей Любимов / РБК
Фото: Андрей Любимов / РБК
Каковы перспективы внедрения связи пятого поколения в России и сможет ли диалог бизнес-сообщества и государства ускорить этот процесс

Ни для кого уже не секрет, что для развития высоких технологий требуется связь нового поколения, скорость которой в сотни раз выше существующей в настоящее время. И если для нужд простого обывателя в большинстве случаев LTE пока еще достаточно, то экономика России без 5G обречена на глубокое отставание. Такое мнение высказала в интервью РБК Анна Серебряникова, член совета директоров ПАО «МегаФон», президент Ассоциации участников рынка больших данных, руководитель рабочей группы «Информационная инфраструктура» АНО «Цифровая экономика».

Что такое 5G?

5G — это новое поколение мобильной связи с высокоскоростным интернетом и мгновенным откликом сети. Технология 5G обеспечивает не только большие скорости при обмене данными, но и минимальную задержку в передаче сигнала — всего 1—2 мс. Это позволяет реализовывать принципиально новые решения и услуги, которые не могли бы работать в сетях LTE — от передачи потокового видео до беспилотного транспорта, телемедицины, цифровой логистики и полностью роботизированных производств.

— Чтобы запустить связь пятого поколения в России мобильным операторам нужны частоты в диапазоне 3,4—3,8 ГГц, которые сейчас занимают силовые ведомства и не спешат передавать их гражданским. Недавно стало известно, что намеченные на 2020 год аукционы на частоты для сетей 5G могут быть отменены. Вместо этого операторам предлагается развивать новый стандарт в уже имеющихся у них диапазонах. Можете объяснить, почему именно диапазон 3,4—3,8 ГГц принципиален для развития 5G?

— В первую очередь хочу сказать, что в инфраструктуре проект 5G — это, наверное, самый важный продукт коллаборации государства и крупнейших игроков бизнеса. Поэтому то, что он буксует, очень грустно. И самое сложно разрешимое противоречие именно в диапазоне 3,4—3,8 ГГц. Данная полоса радиочастот признана участниками рынка приоритетной как наиболее широко распространенная во всем мире, с максимально развитой экосистемой оборудования.

Есть еще миллиметровый диапазон, но сам по себе он является комплементарным и пригоден только для последних метров доставки сигнала, так как проникающая способность радиосигнала в миллиметрах существенно ниже. Есть диапазон 700 МГц, выданный операторам в лицензиях еще в 2011 году, но его нельзя использовать по причине того, что эти частоты до последнего времени были заняты телевещанием. На тему применения этих частот мы ведем дискуссию, и я очень надеюсь, что она увенчается успехом. Теоретически, для 5G есть еще диапазон 4,8—4,9 ГГц, который нам предлагают, но здесь встает вопрос экономической целесообразности: смартфоны этого диапазона будут представлены ограниченным числом моделей, частотного ресурса мало для крупных операторов. К тому же, в этом диапазоне не запустить 5G на территориях, где проживает 25% населения России, в том числе в Санкт-Петербурге, Калининграде, Сочи и Владивостоке, и потребуется существенно больше базовых станций, поэтому сеть в этом диапазоне будет дороже.

Геворк Вермишян: «5G — это вызов, и мы его приняли» Фото:Юрий Чичков для РБК

Экономические затраты, связанные с внедрением нового поколения стандарта сотовой связи, также будут напрямую влиять на сроки запуска услуг 5G. Использование любого диапазона потребует серьезного технического оснащения, дорогостоящего внедрения, при этом именно диапазон 3,4—3,8 ГГц мы, как представители телекоммуникационного бизнеса, считаем самым перспективным и именно его нужно развивать в приоритетном порядке.

Отсутствие доступа операторов связи к данному частотному диапазону грозит техническим отставанием для России. Но мы не можем остановить прогресс. Сейчас требования и у людей, и у бизнеса такие, чтобы все происходило в режиме реального времени. 5G — это другой уровень пользовательского опыта — раз. Более дешевая стоимость передачи одного мегабайта в сетях — два, то есть это повышение эффективности работы бизнеса. Мы очень надеемся, что данный диалог будет продолжен и будет найден механизм, позволяющий использовать данный диапазон частот. Бизнес не может разрешить данную проблему без участия государства.

— Поможет ли решить проблему объединение усилий бизнес-сообщества и государства? 5G как раз в фокусе рабочей группы, которую вы возглавляете. На что направлена работа группы в первую очередь?

— Работа по программе «Цифровая экономика РФ» — это особый механизм, в который вовлечены многие участники, в том числе центры компетенций и рабочие группы организации «Цифровая экономика», которые взяли на себя обязательства выстроить диалог между крупными технологическими корпорациями, экспертным сообществом и органами власти для развития цифровой экономики в нашей стране. При этом бизнес-сообщество зачастую определяет повестку и направление этого развития. А что значит для нас развитие цифровой экономики? Это, в первую очередь, рост ВВП, рост качества жизни людей и, в последнюю очередь, выгода для компаний и корпораций. Именно такой подход разделяют все руководители программы и именно так она задумывалась. Мы совместно думаем над тем, какие стимулы нам нужно создать для того, чтобы цифровая экономика развивалась. Потому что просто за государственный счет развить цифровую экономику — это неправильно и не эффективно. Поэтому и были созданы рабочие группы — чтобы как можно больше участников-представителей бизнеса были вовлечены в создание новой цифровой реальности.

Сколько денег нужно для развития цифровой экономики

— Может ли 5G прийти в Россию с ограничениями?

— Вопрос дефицита частот неоднократно вставал в России на пути развертывания предыдущих поколений связи: так, при внедрении 3G и 4G мы сталкивались с трудностями, ведь существенная часть спектра частот исторически не предназначалась в России для гражданского использования. Нюансов много, но операторы давно умеют с ними и жить, и работать, и договариваться так, чтобы не мешать военным службам.

И первоочередная задача по 5G на 2020 год — переход от запретов к точечной работе: проведению исследований, определению территорий пилотов, договоренности, по крайней мере, о стадии эксперимента. Все взаимодействие должно происходить в рамках согласованных процедур и регламентов участников дискуссии. Тут опять мы возвращаемся к формату и ценности диалога в рамках рабочей группы. Есть концепция развития 5G, в разработке которой бизнес-сообщество принимало активное участие. Концепция очень взвешенная, в ней изложены верные факты и учтено мнение экспертов отрасли. Мы полгода ее согласовывали и очень рассчитываем, что сможем прийти к консенсусу в названных вопросах.

— Каковы перспективы развития экономики, если все же нам не удастся в ближайшее время развернуть сети нового поколения?

— На практике вне этих частот показатели отечественной цифровой экономики не смогут достичь максимальных результатов. Мы просто не сможем быстро внедрять инновационные решения. А в мире через несколько лет с развитием высокоскоростной связи трудно будет назвать область, где она не найдет применения: добыча полезных ископаемых, сельское хозяйство, производство, беспилотный транспорт, переработка, строительство, торговля, недвижимость, банкинг и многое другое. Так, везде, где существует риск для здоровья, — опасные производства, работа в условиях крайне низких температур или, например, работа механизмов в шахтах, появятся вертикальные решения на базе 5G. Ну и, как я уже говорила, повышение эффективности работы бизнеса.

Что касается граждан, то для каждого человека 5G — это качественное улучшение пользовательского опыта: например, интернет вещей (Internet of Things, IoT. — РБК) или умный дом и все связанные с ним системы, медиа-контент, виртуальная и дополненная реальность со своих домашних гаджетов.

Как работает 5G и как это изменит нашу жизнь?

— Может ли развиваться интернет вещей без 5G?

— Согласно отчетам экспертов, уже в этом году в мире будет от 26 млрд до 40 млрд устройств с выходом в интернет, а интернет вещей, предположительно, проникнет в 95% всех устройств, используемых дома или в офисе. Конечно, здесь роль 5G достаточно высока. Тем не менее, все зависит от того, о каких вещах мы говорим. Сегодня существует большое разнообразие технологий в интернете вещей, и спектр их применения широко диверсифицирован: от тележек в магазинах до замены людей на роботов в сложных и опасных производствах. То есть, интернет вещей — это и автономный транспорт, и аналитические инструменты, и искусственный интеллект.

Большие и умные: в каких отраслях пригодится интернет вещей

Для обычных граждан интернет вещей тоже перспективная область. Это и умные холодильники с телевизорами, и умный дом, и все системы, с этим связанные, и экономия электроэнергии, тепла, затрат на содержание своих объектов недвижимости. И это все, в общем, будет стимулироваться развитием сети нового поколения.

— Мы сейчас говорим о высокоскоростной связи, но во многих уголках России и с обычной связью проблемы. Что делает в этом направлении ваша рабочая группа?

— Здесь стоит поднять вопрос про обеспечение связью социально значимых объектов, что как раз иллюстрирует ситуацию, когда бизнес сам не может пойти в малые населенные пункты и обеспечить связь в школах, фельдшерско-акушерских пунктах, муниципальных образованиях. Нужна ли там связь? Конечно, нужна. И тут важно участие государства. Чтобы создать цифровую среду там, куда бизнес за свой счет не придет, разыгрываются госконтракты на обеспечение связью социально-значимых объектов. Государство создает спрос для корпораций, а граждане получают единые высокие стандарты связи независимо от территории проживания. В этом, собственно, и есть цель рабочей группы — находить способы для создания равных цифровых условий и обеспечивать качество жизни в малых населенных пунктах с точки зрения доступа и к госуслугам, и к цифровым сервисам, и к любому контенту, как и в больших городах.

— Существует проект переезда всех государственных цифровых сервисов в единое облако. Для чего это нужно бизнесу и простым гражданам?

— Государственная единая облачная платформа (ГЕОП) — это очень амбициозный проект и важная инициатива для бизнеса и государства. Для компаний-лидеров цифровой экономики создание такой платформы открывает новые рынки и стимулирует инновации как в области госуправления, так и в области самой технологии облачного хранения и обработки данных. Для государства важно эффективное использование центров обработки данных и систем хранения данных, а также хранение всей информации в едином пространстве. Рабочая группа уже урегулировала все разногласия по проекту, в этом году эксперименты должны завершиться и государство перейдет к внедрению этой системы. Что касается граждан, то это большой шаг к цифровизации госуслуг: сервисы становятся понятнее, лучше и доступнее.

Фредерик Ваносчуйзе: «Без 5G цифровая экономика окажется под угрозой»

Все вышеперечисленные проекты и инициативы служат нашей глобальной цели — укрепление конкурентных позиций России как цифровой страны. Это станет возможным только при условии конструктивного диалога и слаженных действий ведущих отечественных цифровых компаний и государства на площадке «Цифровой экономики».