Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

Бремя страстей климатических: как связаны потепление, войны и миграция

Фото: Unsplash
Фото: Unsplash
Правда ли, что повышение температуры «нагревает» и человеческие отношения, заставляя людей воевать друг с другом и покидать родину? РБК Тренды разобрались, есть ли связь между изменением климата, конфликтами и миграцией

Ранее мы рассказывали об экологической миграции населения. Из первого текста вы узнаете, почему климатических переселенцев с каждым годом становится больше и в каких регионах эта тенденция проявляется особенно остро. Второй материал объясняет, как миграция отразится на городах будущего и с какими трудностями мегаполисы сталкиваются уже сегодня.

Почва для конфликтов становится плодороднее

Американский исследовательский университет Нотр-Дам ежегодно составляет рейтинг ND-GAIN, показывающий насколько хорошо страны подготовлены к изменению климата. В пятерке лидеров несколько лет держатся Норвегия, Новая Зеландия, Финляндия, Дания и Швеция. Топ-5 самых уязвимых государств: Чад, ЦАР, Сомали, Эритрея и ДР Конго. При этом жителям наименее адаптированных стран мешают не только обостряющиеся климатические условия, но и вооруженные конфликты. В 2020 году в 12 из 20 отстающих государств наблюдались военные столкновения.

В последнее время появляется все больше сообщений о том, что «закипающий» климат повышает градус напряжения и в человеческих отношениях. Например, работа международной группы ученых показала: 23% конфликтов, случившихся с 1980 по 2010 годы в этнически неоднородных странах, начинались в месяцы с погодными бедствиями. Также существует мнение, что изменение климата создает благоприятную среду для процветания таких террористических организаций как ИГИЛ, Боко харам и Талибан. Однако связь между потеплением и войнами сложнее, чем кажется на первый взгляд.

Исследование «поведения» более 40 африканских стран за период 1981–1999 гг. показало — колебание количества осадков способствует возникновению конфликтов через воздействие на показатель ВВП на душу населения. А метаанализ 60 исследований (проведенных по разным регионам в разное время) подтвердил, что риск столкновений существенно возрастает, если погода не соответствует территориальной норме. Повышение температуры или усиление дождей увеличивает частоту проявления бытовой агрессии на 4%, межгрупповых конфликтов — на 14%. Еще один метаанализ сообщил об аналогичных результатах и подчеркнул, что климат — не единственная и не основная конфликтообразующая причина. Потепление способствует эскалации напряженности по-разному: от дестабилизации сельского хозяйства и экономической производительности, что приводит к демографическому давлению (когда населению требуется больше ресурсов, чем у них есть), до воздействия на психологию людей.

А потому утверждать, что меняющиеся погодные условия напрямую ведут к столкновениям — не совсем корректно. Автоматической корреляции между двумя этими факторами не существует. Но ученые согласны с тем, что изменение климата косвенно увеличивает риск возникновения конфликтов, обостряя уже существующие политические, экономические и социальные проблемы отдельных регионов и создавая новые трудности. К стрессовым триггерам, которые могут «запустить» конфликт, относятся: напряженность при распределении ресурсов, нестабильное государственное управление, бедность, преступность, неравенство, экономические риски, а также прошлые «неотработанные» случаи недовольств и конфликтов. Ухудшение окружающей среды (засухи, наводнения, волны жары и пр.) лишь умножает подобные угрозы.

При этом климатические изменения воздействуют на страны по-разному: нестабильные в социально-экономическом плане государства более уязвимы — они хуже справляются с последствиями потепления и конфликтами. В мирной среде с прочными социальными институтами, обеспечивающими защиту населения, грамотное распределение ресурсов, инклюзивное развитие граждан и пр., климатические катаклизмы не вызывают насильственных столкновений.

Выходит, с одной стороны — климат усугубляет существующие проблемы, которые приводят к возникновению конфликтов, с другой — эти самые столкновения не позволяют странам приспособиться к новым погодным условиям. Вооруженные стычки наносят ущерб системам (инфраструктуре базовых услуг, механизмам госуправления и пр.), слаженная и непрерывная работа которых необходима для адаптации государств к изменению окружающей среды.

На климатическом фронте без перемен

Война не только забирает жизни мирных граждан и сказывается на их физическом и психическом здоровье, но и вызывает «обратное развитие» политических, социальных и экономических институтов страны. Усугубляется бедность, неравенство, люди теряют свои дома и средства к существованию, доступ к пище и воде в условиях конфликта может быть ограничен, а система здравоохранения и другие социальные структуры и вовсе разрушены.

Кроме того столкновения наносят серьезный ущерб окружающей среде. Во время военных действия органы власти не в состоянии охранять еще и природные ресурсы. Этот ущерб становится заметен не сразу. Зараженная почва, уничтоженные сельхоз поля и культуры, отравленная вода, «облысевшие» леса — вот ещё одна сторона конфликтов. К этому стоит добавить повреждение «опасной» инфраструктуры (нефтяные установки или крупные промышленные объекты), которая может стать источником выбросов больших объемов токсичных веществ и парниковых газов в атмосферу. Например, жители полуострова Фао (Ирак) связывают свои проблемы с водой и сельским хозяйством с военными действиями — несколько миллионов финиковых пальм исчезло во время столкновений.

Потепление несправедливо — в первую очередь от него страдают развивающиеся, бедные страны с хрупкой экономикой. Их вклад в изменение климата незначителен, в отличие от крупных держав. То же касается и вооруженных конфликтов — сегодня они затрагивают тех людей, чья жизнь и без того сложна в «раскаленных» климатом и междоусобными распрями регионах. Особенно сильно при этом страдают маргинализованные группы населения с низким социально-экономическим статусом, в частности — женщины и дети, которым чаще всего не хватает средств и связей для адаптации к новым условиям.

Также исследования, изучающие связь между изменчивостью климата и насилием, показывают, что увеличение или уменьшение количества осадков в ресурсозависимых странах (чья экономика зависит от сельского хозяйства), увеличивает риск появления локальных межобщинных конфликтов. Особенно это наблюдается там, где природа уже истощена, а власти не в силах разрешить напряженность. Изменение пастбищных маршрутов и методов ведения сельского хозяйства отрицательно сказывается на малых общинах, вынужденных конкурировать между собой за землю, воду и другие ресурсы.

Формула напряженности

Наложение климатических рисков на социальные конфликты действительно повышает уязвимость отдельных сообществ. Но если добавить к этому уравнению третью переменную — миграционные потоки, то предсказать сценарии будущего станет еще сложнее. Как минимум потому, что миграция — явление, возникающее из множества факторов. Обычно люди ищут новое место жительства из-за комплекса причин, а экологическая или климатическая нестабильность — лишь одна из них.

Более конкретная связь прослеживается между военными действиями и массовым переселением в другие регионы в соображениях безопасности. По данным международного Центра исследования миграции (IDMC) в 2020 году из-за конфликтов и насилия около 10 миллионов человек стали «внутренними» мигрантами — то есть люди покидали свои дома, но при этом не выезжали за международные границы, а оставались на родине. Из них 7.5 миллионов бежали от вооруженных столкновений.

Однако не все конфликты приводят к миграции. Сами по себе столкновения, вырванные из контекста, также как и климат, влияют на миграцию косвенно — через потерю дохода, разрыв социальных отношений и институциональную несостоятельность стран. Решаясь на переезд, люди оценивают все переменные в каждом конкретном случае. Но бывает и так, уехать из опасных мест невозможно — особо бедное население оказывается в ловушке. Им не хватает средств ни на передвижение, ни на обустройство на новом месте.

Приток мигрантов влияет на разные регионы по-разному — даже внутри одной страны. Все зависит от конкуренции за природные и экономические ресурсы, этнической и социально-экономической напряженности, нагрузки на инфраструктуру и сферу услуг. В некоторых районах новые «голодные рты» действительно могут обострить имеющиеся дефициты и старые недовольства. Существует мнение, что в государствах, граничащих со странами, где идет гражданская война, вероятность возникновения конфликта повышается. Беженцы расширяют «социальную сеть» воинствующих сторон, способствуя распространению их идеологии. Но более подготовленные государства наоборот смогут извлечь выгоду из непростой ситуации с переселенцами, создавая инклюзивную среду для «новеньких» и привлекая их к работе. Способность правительств формировать миграционные потоки в соответствии с национальными интересами будет иметь решающее значение.

Дело всех и каждого

Обычно специалисты анализируют, как потепление, войны и переселение влияют друг на друга по трем отдельным направлениям:

  • изменение климата и миграция;
  • изменение климата и конфликты;
  • конфликты и миграция.

Исследований, которые устанавливали бы связь между тремя компонентами этого сложного пазла одновременно и убедительно выявляли бы их причинную закономерность, практически нет. Однако в 2018 году международный коллектив ученых опубликовал результаты подобного исследования. Оценив заявления о предоставлении убежища в 157 странах за 2006-2015 годы, они пришли к следующим выводам:

  • вооруженный конфликт имеет тенденцию быть постоянным: в странах, где до исследуемого периода уже погибло много людей, вероятность повторения конфликта выше;
  • в странах со «средним» уровнем демократии риск возникновения конфликтов больше, по сравнению с полностью демократическими или даже автократическими государствами;
  • эмпирических данных, подтверждающих существование прочной связи между климатическими потрясениями, конфликтами и поисками убежища за весь период 2006–2015 годов, не выявлено;
  • причинно-следственные связи между тремя этими факторами наблюдаются лишь в период 2010–2012 годов, когда в глобальной динамике преобладали беженцы из стран Северной Африки и Ближнего Востока (Ливии, Египта, Судана и Сирии), которых накрыла «арабская весна» и политические преобразования;
  • выявленную связь между климатическими потрясениями, конфликтами и последующими миграционными потоками исследователи интерпретируют как местное и специфическое явление, применимое к конкретным географическому контексту и периоду времени.

Изменение климата добавляет «перчинку» к вопросам миграции и возникновения конфликтов. Его точные последствия предсказать трудно — потепление оставит свой след на каждой стране, причем его воздействие может быть неоднородным внутри одного государства, что добавляет сложностей к адаптации. В условиях быстро шагающей глобализации стоит задуматься, что теперь наша безопасность связана с безопасностью других — тех самых жителей неблагополучных регионов, о ком не принято думать в сытых мегаполисах развитых держав. Дефицит пресной воды, волны жары, деградация почв, эрозия, опустынивание, наводнения и штормы не признают границ на политической карте. А отчаявшиеся климатические мигранты могут стать большой проблемой даже для хорошо подготовленных к климатическим катаклизмам государств.

Обновлено 19.08.2021
Главная Лента Подписаться Поделиться
Закрыть