Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

Технологии — добро или зло? Мнения Илона Маска, Юваля Ноя Харари и других

Фото: Claudio Lavenia / Getty Images
Фото: Claudio Lavenia / Getty Images
Насколько ученые, предприниматели и CEO крупных компаний одобряют стремительное развитие технологий, каким видят наше будущее и как относятся к приватности собственных данных?

Технооптимисты

  • Рэй Курцвейл, технический директор Google, футуролог

«Искусственный интеллект — это не инопланетное вторжение с Марса, это результат человеческой изобретательности. Я верю, что технологии в конечном итоге будут интегрированы в наши тело и мозг, смогут помогать нашему здоровью.

Например, мы подключим наш неокортекс к облаку, сделаем себя умнее и создадим новые типы знаний, до этого нам неизвестные. Это мое видение будущего, нашего сценария развития к 2030 году.

Мы делаем машины умнее, и они помогают нам расширять свои возможности. В слиянии человечества с искусственным интеллектом нет ничего радикального: это происходит прямо сейчас. Сегодня в мире не существует единого искусственного интеллекта, но есть около 3 млрд телефонов, которые также им являются» [1].

  • Питер Диамандис, CEO Zero Gravity Corporation

«Каждая мощная технология, которую мы когда-либо создавали, используется и для блага, и во вред. Но посмотрите на данные за длительный период: насколько снизились затраты на производство продуктов питания в расчете на одного человека, насколько увеличилась продолжительность жизни.

Я не говорю, что при разработке новых технологий не будет никаких проблем, но, в целом, они делают мир лучше. Для меня речь идет о том, чтобы улучшить жизнь миллиардов людей, которые находятся в сложной жизненной ситуации, на грани выживания.

К 2030 году владение машиной останется в прошлом. Вы превратите свой гараж в свободную спальню, а подъездную дорожку — в розарий. После завтрака утром вы пройдете к входной двери вашего дома: искусственный интеллект будет знать ваше расписание, увидит, как вы двигаетесь и подготовит автономный электрический автомобиль. Так как вы не выспались прошлой ночью, на заднем сидении для вас будет разложена кровать — чтобы вы могли избавиться от недосыпа по дороге на работу» [2].

  • Митио Каку, американский физик-теоретик, популяризатор науки и футуролог

«Выгоды от использования технологий для общества всегда будут заметнее угроз. Я уверен, что цифровая трансформация поможет устранить противоречия современного капитализма, справиться с его неэффективностью, избавиться от присутствия в экономике посредников, которые не вносят никакой реальной ценности ни в бизнес-процессы, ни в цепочку между производителем и потребителем.

С помощью цифровых технологий люди в каком-то смысле смогут достичь бессмертия. Можно будет, скажем, собрать все, что мы знаем об известном умершем человеке, и сделать на основе этой информации его цифровую личность, дополнив ее реалистичным голографическим образом. Еще проще будет сделать цифровую личность для ныне живущего человека, считав информацию с его мозга и создав виртуального двойника» [3].

  • Илон Маск, предприниматель, основатель Tesla и SpaceX

«Меня интересуют вещи, которые меняют мир или которые влияют на будущее, и чудесные, новые технологии, которые видишь и задаешься вопросом: "Вау, как это вообще случилось? Как это возможно?» [4].

  • Джефф Безос, основатель и CEO Amazon

«Когда дело касается космоса, я использую свои ресурсы, чтобы следующее поколение людей смогло совершить динамичный предпринимательский прорыв в этой области. Я думаю, что это возможно, и верю, что знаю, как создать эту инфраструктуру. Я хочу, чтобы тысячи предпринимателей могли делать удивительные вещи в космосе: для этого нужно значительно снизить стоимость доступа за пределы Земли» [5].

Фото:Joe Raedle / Getty Images
Экономика инноваций Что изменится в Сети после запуска спутников Илона Маска и Джеффа Безоса

«Три самые важные вещи в розничной торговле — это локация, локация и еще раз локация. Три самых важных вещи для нашего потребительского бизнеса — это технологии, технологии и технологии» [6].

  • Михаил Кокорич, основатель и CEO Momentus Space

«Я однозначно считаю себя технооптимистом. На мой взгляд, технологии в средней и долгосрочной перспективе идут по пути улучшения человеческой жизни и общественной системы, несмотря на проблемы, связанные с приватностью и потенциальным вредом — например, если говорить о геноциде уйгуров в Китае.

В моей жизни технологии занимают большое место, потому что по сути ты живешь в Интернете, в виртуальном мире. Как бы ты ни защищал свои личные данные, все равно они достаточно публичные и их невозможно полностью спрятать».

  • Руслан Фазлыев, основатель e-commerce-платформ ECWID и X-Cart

«Вся история человечества — история технооптимизма. То, что я в 40 лет по-прежнему считаюсь молодым человеком, возможно благодаря технологиям. То, как мы сейчас общаемся — тоже следствие технологий. Сегодня мы можем получить любой товар за один день, не выходя из дома — раньше о таком и мечтать не смели, а сейчас технологии работают и каждый день совершенствуются, сберегая наш временной ресурс и давая небывалый выбор.

Личные данные важны, и я, конечно, за то, чтобы их максимально беречь. Но эффективность и скорость важнее, чем призрачная защита личных данных, которые в любом случае уязвимы. Если можно ускорить какой-то процесс, я без проблем делюсь своей личной информацией. Корпорациям вроде Большой четверки GAFA (Google, Amazon, Facebook, Apple), мне кажется, доверить свои данные можно.

Фото:Mandel Ngan / Reuters
Индустрия 4.0 Скользкая четверка: главное из показаний CEO Big Tech конгрессу США

Я против современных законов о защите персональных данных. Требования постоянного согласия на их передачу заставляют пользователя проводить часы жизни за кликанием на соглашения с cookie-файлами и использованием личных данных. Это замедляет рабочий процесс, но по факту никак не помогает и вряд ли по-настоящему убережет от их утечки. Вырабатывается слепота на диалоги одобрения. Такие механизмы защиты личных данных безграмотны и бесполезны, они лишь мешают работе пользователя в интернете. Нужны хорошие общие умолчания, которые пользователь мог бы дать всем сайтам и одобрял бы лишь исключения».

  • Елена Бехтина, CEO "Делимобиля"

«Конечно, я технооптимист. Я считаю, что технологии и digital очень сильно упрощают нашу жизнь, повышая ее эффективность. Честно говоря, я не вижу угроз будущего, в котором машины захватят мир. Я считаю, что технологии несут нам огромные возможности. На мой взгляд, будущее за нейронными сетями, большими данными, искусственным интеллектом и интернетом вещей.

Я готова делиться своими неперсонифицированными данными, чтобы получать лучшие услуги и удовольствие от их потребления. В современных технологиях больше добра, чем рисков. Они позволяют адаптировать огромный выбор услуг и товаров под запросы каждого конкретного человека, сэкономив ему массу времени».

Технореалисты и технопессимисты

  • Франциск, Папа Римский

«Интернет можно использовать для построения здорового и открытого для совместного использования общества. Социальные сети могут содействовать благополучию общества, но они могут также привести к поляризации и разделению отдельных людей и групп. То есть, современная коммуникация — дар Божий, который влечет за собой большую ответственность» [7].

«Если бы технологический прогресс стал врагом общего блага, то это привело бы к регрессу — к форме варварства, продиктованной властью сильнейшего. Общее благо не может быть отделено от конкретного блага каждого человека» [8].

  • Юваль Ной Харари, писатель-футуролог

«Автоматизация скоро уничтожит миллионы специальностей. Конечно, на их место придут новые профессии, но пока неизвестно, получится ли у людей достаточно быстро освоить необходимые навыки».

Фото:World Economic Forum
Футурология Футуролог Харари назвал три главные угрозы человечеству в 21 веке

«Я не пытаюсь остановить ход технологического прогресса. Вместо этого я стараюсь бежать быстрее. Если Amazon знает тебя лучше, чем ты сам, то игра окончена» [9].

«Искусственный интеллект пугает многих людей, потому что они не верят в то, что он останется послушным. Научная фантастика во многом определяет возможность того, что у компьютеров или роботов появится сознание — и вскоре они попытаются убить всех людей. На самом деле, нет особых причин полагать, что ИИ будет развивать сознание по мере своего совершенствования. Мы должны бояться ИИ как раз потому, что он, вероятно, всегда будет повиноваться людям и никогда не будет бунтовать. Это не похожий ни на что другое инструмент и оружие; он наверняка позволит и без того могущественным существам еще больше закрепить свою власть» [10].

  • Николас Карр, американский писатель, преподаватель Калифорнийского университета

«Если мы не будем осторожны, автоматизация умственного труда, изменяя природу и направленность интеллектуальной деятельности, может в конечном итоге разрушить одну из основ самой культуры — наше желание познавать мир.

Когда непостижимая технология становится невидимой, нужно насторожиться. В этот момент ее предположения и намерения проникают в наши собственные желания и действия. Мы больше не знаем, помогает ли нам программное обеспечение, или же оно контролирует нас. Мы за рулем, но мы не можем быть уверены, кто за рулем на самом деле» [11].

  • Шерри Теркл, социальный психолог профессор Массачусетского технологического института

«Сейчас мы достигли «роботизированного момента»: это точка, в которой мы передаем роботам важные человеческие отношения, в частности, взаимодействие в детстве и в пожилом возрасте. Мы переживаем из-за синдрома Аспергера и из-за того, как мы общаемся с живыми людьми. На мой взгляд, любители технологий просто играют с огнем» [12].

«Я не против технологий, я — за разговор. Тем не менее, сейчас многие из нас «одиноки вместе»: обособлены друг от друга за счет технологий» [13].

  • Дмитрий Чуйко, сооснователь Whoosh

«Я скорее технореалист. Не гонюсь за новыми технологиями, если они не решают конкретную задачу. В этом случае интересно попробовать, но использовать технологию я начинаю, если она решает какую-то конкретную задачу. Например, так я протестировал очки Google, но не нашел им применения, и пользоваться ими не стал.

Я понимаю, как работают технологии, работающие с данными, поэтому не переживаю за свою личную информацию. Есть определенная цифровая гигиена — набор правил, который защищает: те же отличающиеся пароли на разные площадках».

  • Джарон Ланье, футуролог, ученый в области биометрии и визуализации данных

«Подход к цифровой культуре, который я ненавижу, действительно превратит все книги мира в одну, как предлагал Кевин Келли. Это может начаться уже в следующем десятилетии. Сначала Google и другие компании отсканируют книги в облако в рамках Манхэттенского проекта по оцифровке культуры (Manhattan Project of cultural digitization).

Если доступ к книгам в облаке будет осуществляться через пользовательские интерфейсы, то мы будем видеть перед собой только одну книгу. Текст будет разделяться на фрагменты, в которых будет затемняться контекст и авторство.

Так происходит уже сейчас с большинством контента, который мы потребляем: часто мы не знаем, откуда взялся цитируемый фрагмент новости, кто написал комментарий или кто снял видео. Продолжение этой тенденции сделает нас похожими на средневековые религиозные империи или на Северную Корею — общество с одной книгой» [14].


Подписывайтесь также на Telegram-канал РБК Тренды и будьте в курсе актуальных тенденций и прогнозов о будущем технологий, эко-номики, образования и инноваций.

Обновлено 09.12.2020
Главная Лента Подписаться Поделиться
Закрыть