Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

«Черный лебедь» — что это и как к нему подготовиться

Фото: Shutterstock
Фото: Shutterstock
О «черном лебеде» начинают говорить каждый раз, когда в мире происходит какое-то глобальное событие, которого никто не ожидал. Разбираемся, что стоит за этим термином и можно ли предсказать, когда будет следующий
1

Что такое «черный лебедь»?

«Черный лебедь» — это событие, которое изначально кажется редким и труднопрогнозируемым, но постфактум часто оказывается вполне логичным, исходя из сложившейся ситуации.

Сам термин восходит к латинизму rara avis in terris, nigroque simillima cygno, который переводится как «редкая птица на земле, подобная черному лебедю». Так говорили о чем-то очень редком, почти невозможном. Дело в том, что до конца XVII века считалось, что лебеди бывают только белыми, пока голландские исследователи впервые не обнаружили черного лебедя в Западной Австралии.

Впервые теорию озвучил американский математик и экономист Нассим Талеб в 2004 году в своей книге «Одураченные случайностью», а в 2007 году ввел и сам термин — в книге «Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости».

Читайте также: Пустые офисы и проблема госдолга: пять прогнозов Нассима Талеба.

Талеб, в частности, предложил три главных критерия, по которым событие можно отнести к «черным лебедям»:

  1. неожиданность, в том числе для экспертов;
  2. значительные последствия;
  3. появление рационального обоснования после того, как оно случилось.

Яркие примеры таких событий, по мнению Талеба, — Первая мировая война (начавшаяся с убийства Франца Фердинанда Гаврилой Принципом), распад СССР, теракт 11 сентября 2001 года и мировой финансовый кризис 2008 года.

2

Почему они возникают?

Вот главные ошибки, которые не позволяют нам вовремя предугадать появление «черных лебедей»:

  1. Эффект «пузыря» — люди склонны больше доверять информации и мнениям, которые распространены в их окружении или среди тех, кого они считают авторитетом. При этом все, что противоречит этому, игнорируется;
  2. Злоупотребление математическими методами в реальной жизни. Например, теорию игр часто используют, чтобы спрогнозировать вероятность выигрыша в лотерею или карты. На практике все гораздо сложнее, и учитывать нужно даже те факторы, о которых мы не знаем;
  3. Применение ретроспективного анализа: когда будущие события пытаются предсказать на основе прошлых. Как и в предыдущем пункте, главная ошибка здесь — считать, что мы знаем достаточно, чтобы строить прогнозы и что все будет развиваться по одному и тому же сценарию.
3

Пандемия COVID-19 — тоже «черный лебедь»?

Такое мнение очень распространено. К примеру, в ходе конференции Ideas Lab в Брюсселе была озвучена мысль, что коронавирус продемонстрировал хрупкость глобального мира и неспособность государств действовать эффективно и слаженно. В итоге мы оказались изолированы и разделены границами, экономика погрузилась в хаос, а ВОЗ выступала с запоздалыми и противоречивыми рекомендациями. Как и положено настоящему «черному лебедю», пандемия оказалась неожиданной для мирового сообщества (если не считать предсказаний Билла Гейтса, к которым никто не прислушался) и привела к глобальным последствиям.

4

Как «черные лебеди» влияют на нашу жизнь

В 2007 году, одновременно с выходом своей книги, Талеб опубликовал статью в The New York Times, где объяснил влияние «черных лебедей» на наши базовые представления о мире:

«Одно-единственное наблюдение может опровергнуть всеобщее убеждение, основанное на тысячелетних наблюдениях за миллионами белых лебедей. Все, что вам нужно — это одна-единственная (и, как говорят, довольно некрасивая) черная птичка».

Другими словами, такие события в корне переворачивают нашу картину мира, доказывая, что всё, на чем она базируется — довольно ненадежная и даже иллюзорная конструкция.

Этот тезис порождает недоверие к любым экспертным оценкам и прогнозам, которые базируются на общеизвестных принципах и формулах. По мнению Талеба, прогнозам для инвестиций можно доверять не больше, чем астрологии. Первый же «черный лебедь» может обрушить рынок или, наоборот, привести к взрывному росту тех или иных активов, и никто не сможет к этому подготовиться:

«Мы прогнозируем спрос на нефть на 30 лет вперед, не понимая, что не можем знать, какими он будет следующим летом. Совокупные ошибки в политических и экономических прогнозах столь чудовищны, что при взгляде на их списки мне хочется ущипнуть себя, чтобы убедиться, что я не сплю».

В качестве подтверждения своим тезисам Талеб приводит события 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке. Тогда никто не оценил объективно все возможные риски просто потому, что такое развитие событий казалось самым невероятным. Взрыв в самом центре Нью-Йорка — самый рискованный и трудновыполнимый. Именно за счет неожиданности террористическая операция удалась.

Теорию «черных лебедей» Талеб распространяет и на известных личностей, которых не оценили при жизни — таких как Эдгар Аллан По или Артюр Рембо. По его мнению, если бы мы отказались от привычных логических установок, то успели бы вовремя распознать их талант, опередивший время.

5

Можно ли предсказать появление «черных лебедей»?

  • В первую очередь Талеб предлагает пересмотреть традиционные источники знаний, с помощью которых мы формируем представления о мире и ключевых событиях, начиная со СМИ. Журналисты часто фокусируются на том, что точно заинтересует их аудиторию, игнорируя то, что кажется им скучным или несущественным. Это создает у нас искаженную и необъективную картину.
  • Чтобы оценить, насколько реальность расходится с нашими представлениями, Талеб предлагает вспомнить все яркие события в течение вашей жизни и оценить, насколько они были предсказуемыми для вас. При этом чем неожиданнее события, тем больший эффект они оказывают.
  • Он также советует присмотреться к тем фактам, которых вы не знали, но которые заметно повлияли на ход вещей. Именно неизвестное, скрытое от нас, по Талебу, влияет на происходящее больше всего и приводит, в том числе, к появлению «черных лебедей». Мы же обычно, принимая решения, сосредотачиваемся только на известных фактах. Например, в 1930-е годы французы возвели Линию Мажино — защитные укрепления там, где 20 годами ранее уже было совершено немецкое вторжение. Через несколько лет Гитлер легко обошел его и вторгся с другой стороны.
  • Нассим Талеб призывает отвлечься от того, что мы считаем нормой, и сосредоточиться на самом необычном и исключительном. Чтобы опередить всех, нужно рассмотреть самые маловероятные сценарии и предложить самые неожиданные идеи: «Вопреки утверждениям обществоведов, почти все важные открытия и технические изобретения не являлись результатом стратегического планирования — они были всего лишь «черными лебедями». Ученые и бизнесмены должны как можно меньше полагаться на планирование и как можно больше импровизировать, стараясь не упустить подвернувшийся шанс».

Возвращаясь к событиям 11 сентября, Талеб утверждает, что теракты можно было предотвратить. Для этого достаточно было установить пуленепробиваемые двери в самолетах, которые бы надежно запирались изнутри и снаружи. Однако вряд ли авиакомпании пошли бы на эти дорогие меры без реальной угрозы. В итоге постфактум власти усилили требования безопасности в высотных зданиях и ужесточили проверку пассажиров в аэропорту.

«Черный лебедь» и эффект бабочки

Эффект бабочки — явление в рамках теории, согласно которой даже незначительное воздействие на элемент той или иной хаотичной системы может привести к огромным и непредсказуемым последствиям. Самая яркая иллюстрация — одноименный фильм, где незначительные события в прошлом полностью меняли будущее героев.

Трейлер «Эффекта бабочки», 2004 год

С теорией «черного лебедя» эффект бабочки объединяет то, что в обоих случаях речь идет о непредсказуемых, но очень значительных событиях. Однако эффект бабочки применяют, в основном, в естественных науках, когда говорят о природных системах, где любое малозаметное явление может возникнуть непредсказуемо и существенно повлиять на всю систему в целом. Например, в метеорологии, где внезапные погодные явления могут привести к изменению климата или стихийным бедствиям.

6

Какие «черные лебеди» ждут нас в ближайшем будущем?

Еще в 2017 году в интервью РБК Талеб предсказал наиболее вероятные события, которые станут новыми «черными лебедями»:

  • Эпидемии

«СМИ недооценивают эту опасность и редко поднимают шумиху вокруг научных публикаций о том, что резистентность бактерий к антибиотикам растет или о том, что появляются новые штаммы вирусов».

В 2020 году, в интервью РБК Pro, он добавил, что высокая смертность от COVID-19 — прямое следствие того, что многие недооценили эпидемию даже тогда, когда угроза стала вполне очевидной. По его мнению, снятие карантина еще не означает, что мы можем вернуться к нормальной жизни: последствия останутся с нами надолго.

  • Неолуддизм

Этим термином называют сопротивление роботизации — по аналогии с движением луддитов, которые в начале XIX века ломали ткацкие машины, опасаясь за свои рабочие места. В широком смысле неолуддизм — обострение ультраконсервативных настроений в противовес бурному развитию технологий и распространению научного знания. Особенно ярко, по мнению Талеба, этот тренд будет заметен в исламских государствах.

При этом Талеб не верит, что новые технологии перевернут наше будущее: их эффект во многом преувеличен и заметен лишь в отдельных областях: «Из всех технологий, которые обещают перевернуть мир, я верю разве что в новую энергетику. Просто потому, что сам ей пользуюсь. Мой дом полностью автономный и работает на солнечной энергии, а езжу я на Tesla».

Обновлено 08.06.2021
Главная Лента Подписаться Поделиться
Закрыть