Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

Голубая мечта «зеленых»: Удастся ли сохранить Землю для будущих поколений

Последние пять лет стали самыми жаркими в истории наблюдений, уровень парниковых газов ежегодно бьет рекорды. По мнению многих ученых, если не решить экологическую проблему, последствия могут быть катастрофическими

Живя в России — даже в самых уязвимых с точки зрения воздействия климатических изменений местах страны (на Дальнем Востоке, в Арктике, в горных районах и Санкт-Петербурге) — и не занимаясь профессионально экологией, очень сложно оценить масштаб возможной угрозы. СМИ все чаще и чаще обращаются к этой проблеме, но тональность их сообщений крайне осторожна. Контрастно на этом фоне выглядит эмоциональность выступления шведской экоактивистки Греты Тунберг перед мировыми лидерами, восклицающей: «How dare you!» («Как вы смеете!»)

Кто такая Грета Тунберг?

Грета Тунберг — 16-летняя шведская школьница, эко-активистка, выступающая за активные меры по борьбе с изменениями климата и полное соблюдение условий Парижского соглашения по климату. Известна пятничными пикетами, названными Fridaysforfuture («Пятницы ради будущего») и проводимыми вместо посещения уроков. Ее примеру последовали школьники из многих стран мира.

«В основном все крупнейшие развитые страны занимают откровенно эгоистическую позицию. Они произносят красивые речи в ООН, притворяются ярко-зелеными, на деле являясь лишь немного зеленоватыми. Крик Греты — это крик ребенка, указывающего на то, что «король голый», — считает Алексей Кокорин, директор программы «Климат и энергетика» Всемирного фонда дикой природы (WWF), лауреат Нобелевской премии мира в составе Межправительственной группы экспертов по проблеме изменения климата (МГЭИК). Тон, выбранный Тунберг, шокирующим или некорректным ему не кажется.

Скорость потепления Мирового океана измерили в атомных бомбах Фото:groovelock / Flickr

История вопроса

Всерьез идею о глобальном антропогенном влиянии на климат мировое сообщество начало затрагивать с 80-х годов прошлого века.

Основные этапы обсуждений:

  • в 1988-м по инициативе Всемирной метеорологической организации (ВМО) и Организации ООН по охране окружающей среды (ЮНЕП) была создана МГЭИК;

  • в 1994 году появилась Рамочная конвенция ООН об изменении климата (РКИК);

  • спустя три года принят Киотский протокол. Согласно его условиям, 38 развитых стран и Евросоюз в целом в 2008–2012 годах должны были иметь выбросы не больше, чем определенный процент от их же выбросов 1990 года. При этом объемы выбросов каждая страна определяла для себя сама — в итоге общее снижение получилось на 5%.

Достигнуть общего объема снижения к концу 2012 года удалось, хотя индивидуальные обязательства по Киотскому протоколу выполнили не все страны: США уже через три года после принятия соглашения отказались от участия в нем. Американцы аргументировали это тем, что для выполнения обязательств им придется предпринять существенно большие усилия, нежели всем другим странам, так как динамика выбросов в США существенно отличалась, например, от европейской или японской. С такой же проблемой столкнулась и Канада, но из протокола она вышла намного позже — в 2012 году.

Холодильник разморозился: как тают ледники Гренландии Фото:Felipe Dana / AP

К тому моменту стало очевидно, что формат борьбы с климатическими изменениями надо менять.

Страны, на которые в 1990-х приходилось относительно небольшое количество выбросов, переживали бурный рост. Сейчас и Китай, и Индия, не обремененные никакими обязательствами по Киотскому соглашению, входят в топ-5 главных источников выбросов парниковых газов. К лидирующим позициям в этом «рейтинге» стремятся и другие развивающиеся страны.

  • В декабре 2015 года в парижском пригороде Ле-Бурже было подписано новое климатическое соглашение ООН. Оно не носило юридически обязывающий характер. Но страны декламировали свое стремление к тому, чтобы не позволять средней температуре на планете расти выше двух градусов по Цельсию по отношению к показателям доиндустриальной эпохи, а по возможности снизить ее до полутора градусов. Для помощи наиболее уязвимым странам был создан Зеленый климатический фонд (позднее была утверждена общая сумма взносов в $100 млрд в год).

«Потепление на полтора градуса (как было заявлено в климатическом соглашении) — это голубая мечта эколога, вряд ли достижение такой цели реально, ведь один градус из этого мы уже прошли. Для этого нужно немедленно начать предпринимать радикальные действия, на которые страны пока не готовы. Однако есть основания ожидать, что и наихудший вариант — повышение температуры на 4,5 градуса — не реализуется. Если различные страны до 2030 года будут действовать так же, как они действуют сейчас, а дальше начнут постепенно снижать выбросы, вероятнее всего, температура вырастет примерно на 3–3,5 градуса. Низменные места затопит, а где-то будут такие засухи, что сельское хозяйство окажется абсолютно нерентабельным. Еще больше проблем может принести учащение и сила опасных природных явлений. Никто до конца пока не осознает всех рисков».

— Алексей Кокорин, директор программы «Климат и энергетика» WWF, лауреат Нобелевской премии мира.

Как говорят в WWF, дефицит пресной воды в тропических и субтропических странах и последствия исчезновения горных ледников «неплохо просчитываются». Гораздо хуже обстоит дело с прогнозом частоты и силы опасных явлений — мощных осадков, волн жары, штормовых ветров, метелей, ураганов и т.д.

Перед лицом этих угроз именно слабые развивающиеся страны наиболее уязвимы.

Маленькие островные государства, например, Сейшелы и Мальдивы, к концу нынешнего века могут полностью уйти под воду. При этом сами они существенно повлиять на проблему не могут — в масштабах планеты их выбросы минимальны.

Для развитых же государств нынешний экономический рост по-прежнему гораздо важнее потенциального климатического ущерба.

Шаги для улучшения экологической ситуации на планете во многих случаях нужны радикальные, и людей, в реальности готовых их поддержать, пока недостаточно.

Например, массовое протестное движение во Франции, известное под названием «Желтые жилеты», началось из-за повышения цен на топливо. Руководство страны объяснило необходимость этого повышения именно экологическими мотивами, стремлением пересадить как можно больше французов с личных автомобилей на общественный транспорт. Понимания эта мера у большинства населения — даже тех, кто охотно сортирует мусор и выключает свет, выходя из комнаты, — не встретила. Почему?

  1. из-за недостаточной развитости системы общественного транспорта вне больших городов,

  2. из-за нежелания простых людей платить за просчеты огромных корпораций,

  3. из-за общего недовольства нынешним руководством страны.

Автомобили с двигателем внутреннего сгорания при этом далеко не главный источник выбросов на планете. Более существенную угрозу представляет угольная энергетика и крупные лесные пожары, подобные тем, что были зафиксированы в этом году в Индонезии, Бразилии, Сибири.

Причины пожаров в основном носят антропогенный характер — желание скрыть незаконные вырубки леса, неосторожность в обращении с огнем, дефорестация (расчистка лесных территорий под сельское хозяйство, выпас скота, развитие добывающих предприятий). Подобные неосторожные расчистки не только не порицаются местным руководством, наоборот, в ряде случаев встречают у него поддержку: нынешний президент Бразилии Жаир Болсонару призывает активнее осваивать территорию Амазонии, обещает положить конец «шиитскому активизму экологов», а потом обвиняет в поджогах голливудского актера и экоактивиста Леонардо ДиКаприо и спонсируемые им НКО.

Логика климата: почему глобальное потепление победят не экоактивисты Фото:Nick Oxford / Reuters

Президент США Дональд Трамп также не входит в число активных сторонников борьбы с глобальным потеплением. Он с иронией отзывается и о климатическом кризисе, и о деятельности экоактивистов. Более того, летом 2017 года Трамп объявил о выходе США — второй после Китая по объему выбросов страны в мире — из Парижского соглашения. Согласно изначально взятым на себя обязательствам Америка должна была к 2030 году сократить выброс парниковых газов на 26–28% от уровня 2005 года, а также до 2020 года выделить $3 млрд на помощь бедным странам. Трамп объяснил свое решение желанием «защитить Америку и ее граждан», так как, по подсчетам National Economic Research Associates, выполнение обязательств по климатическому соглашению приведет к потере к 2025 году 2,7 млн рабочих мест. Особенно недоволен президент США был тем, что Китаю разрешили не сокращать выбросы еще на протяжении 13 лет.

«Все необходимые технологии у нас уже есть, общественная озабоченность растет повсеместно. Главное недостающее звено — политическая воля, которая должна назначить «цену» на углерод, остановить субсидирование ископаемого топлива, изменить систему налогообложения, организовав переход от налогов на доходы в сторону налогов на углерод, облагая налогами не людей, а загрязнения».

— Антониу Гутерриш, генеральный секретарь ООН.

Политики и бизнес во многих регионах живут в рамках устоявшегося уклада, считает руководитель департамента мировой экономики, заведующий лаборатории экономики изменения климата ВШЭ Игорь Макаров. «Например, страны — экспортеры ископаемого топлива, включая Россию, не заинтересованы в том, чтобы этот уклад менялся. Радикальные шаги могут нанести ущерб текущему экономическому укладу, в котором этим странам вполне комфортно. Инвестиции в «зеленую» экономику, сокращение выбросов нужно делать прямо сейчас, результаты же, то есть сокращение ущерба, будут заметны только через десятилетия», — добавил он.

По словам собеседника РБК, стимулов для таких долгосрочных инвестиций, особенно у бизнеса, довольно мало. «Но я думаю, что со временем интенсивность «зеленой» трансформации будет нарастать, «зеленые» технологии будут развиваться, становиться дешевле и доступнее, — полагает Макаров. — Тем более что требования со стороны населения, особенно в развитых странах, нарастают. Политики вынуждены к ним прислушиваться».

Кому грозит затопление

Около 1 млрд человек в мире живут сейчас в районах, лежащих не более чем на 10 м выше уровня моря. В ближайшие десятилетия многим, возможно, придется покинуть свои дома, сообщал ранее РБК со ссылкой на исследование, опубликованное в журнале Nature. Его авторы утверждают, что даже в случае принятия немедленных мер для сокращения выброса в атмосферу парниковых газов уровень Мирового океана к концу 21 века поднимется примерно на 50 см (в 20 веке — на 11–16 см).

По подсчетам ученых, уже к 2050 году районы, где проживают примерно 300 млн человек, окажутся ниже уровня среднегодового прибрежного паводка. Это означает, что им не реже раза в год будет угрожать сильнейшее наводнение. Согласно тому же прогнозу, к 2100 году территории, где живут 200 млн человек, могут оказаться ниже уровня моря.

Наибольшая угроза, согласно выводам ученых, нависла над густонаселенными прибрежными районами восьми азиатских стран, где проживают около 150 млн человек:

  • Китая,

  • Бангладеш,

  • Индии,

  • Вьетнама,

  • Индонезии,

  • Таиланда,

  • Филиппин,

  • Японии.

Однако с серьезными проблемами, как следует из оценки Climate Central, придется столкнуться и другим государствам.

В 19 странах мира, в частности в Великобритании, Бразилии, Египте, Нигерии, к 2100 году могут оказаться затопленными и непригодными для жизни районы, где проживают по 1 млн человек.

Малым островным государствам, согласно прогнозу ученых, и вовсе угрожает гибель. По оценке экспертов, на Маршалловых островах три четверти, а на Мальдивах треть населения живут в местах, которые в ближайшие 80 лет могут скрыться под водой.

Следующий материал: