Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

Лихие девяностые: от справедливости по понятиям к сильному государству

Фото:Егор Алеев / ТАСС
Фото: Егор Алеев / ТАСС
Пандемия вселила в россиян неуверенность, знакомую еще с «лихих 90-х». В это время в стране произошли радикальные перемены в экономике и социальной структуре, серьезно изменившие жизнь населения и понятие справедливости

Во время пандемии в обществе вырос запрос на справедливость — но понимаем ли мы, что это такое? РБК Тренды и инвестиционная компания А1 разбираются в истории понятия справедливости: какой ее видели наши предки, а какой видим мы? Что может сделать наше общество более справедливыми? Возможна ли справедливость в бизнесе, и если да, как она может выглядеть?

Свобода, торговля, возможности для всех: переход к рыночной экономике

В конце 1991 года Россия была на грани экономической катастрофы: прилавки магазинов пустовали, денег для закупки продовольствия за рубежом не хватало — надвигался голод. Старая система управления государством уже не работала. Президент России Борис Ельцин и вице-премьер правительства Егор Гайдар взялись за проведение спасительных реформ, которые должны были в короткие сроки привести страну к рыночной экономике. Общество ожидало от реформ избавления от дефектов социалистического устройства. Люди надеялись на новую справедливость: всеобщий свободный доступ к богатствам страны, создание новых рабочих мест, переход к обществу возможностей. Однако реальность не оправдала ожиданий.

«В деньгах сила, брат»: предпринимательство в 1990-е

В результате реформ начала 1990-х в свободной продаже появились товары, которые советский человек не мог приобрести ни за какие деньги. Вслед за дефицитом ушло в прошлое социалистическое неравенство, основанное на доступе к недостижимым ранее благам. Но одновременно с этим стремительно выросло неравенство по доходам: росли цены, бедность стала обычным явлением, появились и первые миллионеры. Россияне, еще державшиеся за советские представления о справедливом вознаграждении за труд, столкнулись с реальностью, где огромные состояния — это результат не честной упорной работы, а махинаций. Одним из центральных явлений 1990-х стало «силовое предпринимательство». Пришло время справедливости «по понятиям».

Фото: Николай Малышев / ТАСС
Фото: Николай Малышев / ТАСС

«Кусочек родины»: ваучерная приватизация

Летом 1992 года была принята государственная программа приватизации, вводились ваучеры. Они позиционировались как возможность для каждого участвовать в приватизации госимущества. Но власти не сумели объяснить населению суть реформы, и многие россияне не представляли, что делать с ваучерами, и эти бумаги стали продавать. В руках спекулянтов несколько тысяч таких финансовых документов представляли собой огромную сумму. Ваучерная приватизация привела к резкому обогащению узкой группы лиц. Передел фабрик и заводов сопровождался криминальными разборками и зарождением класса олигархов. В обществе появилось представление о нелегитимности большого дохода, недоверие к «верхушке бизнеса» и тесно связанной с ней власти.

«Черный август» 1998: дефолт

17 августа 1998 года в России назвали «черным» понедельником. В этот день правительство страны признало неспособность государства совершать выплаты и по внутренним, и по внешним долгам. Был объявлен технический дефолт, национальная валюта девальвировалась, курс рубля к доллару США рухнул. Резко упал уровень жизни, среди россиян началась паника. «Невидимая рука» рынка не смогла привнести в общество справедливость, урегулирование распределения богатств и уничтожение социального неравенства. Общество больше не устраивала ненадежная сила денег, и появился запрос на новую силу — в правде, олицетворенной сильным государством.


Подписывайтесь также на Telegram-канал РБК Тренды и будьте в курсе актуальных тенденций и прогнозов о будущем технологий, эко-номики, образования и инноваций.

Следующий материал: