Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

Солдаты удачи: что такое ЧВК и для чего нужны личные армии

Фото: Joe Raedle / Getty Images
Фото: Joe Raedle / Getty Images
Собственную армию может заказать любой, были бы деньги. Частные военные компании — это полноценный бизнес с миллиардными бюджетами. ЧВК воюют, охраняют посольства и месторождения, защищают важных персон. И нарушают закон

ЧВК — ваша личная армия

Кто они — герои, наемники или альтернатива регулярной армии? В каждой стране свое отношение к бойцам частных военных компаний (ЧВК). В США и Великобритании это обычная работа, не хуже других. Американцы и британцы — крупнейшие игроки на рынке: частные военно-охранные услуги — это серьезный легальный бизнес, приносящий многомиллиардный доход.

С тех пор как прямая угроза глобальной войны отступила, основными боевыми полигонами стали более слабые страны и ведущиеся там гибридные (не классические, полускрытые) войны. Регулярные армии в таких ситуациях малоэффективны, а мобильные ЧВК — наоборот.

В разгар конфликта в Ираке, в 2006 году, США наняли примерно 100 тыс. частных сотрудников, что было немногим меньше числа переброшенных туда солдат регулярной армии. После окончания активных боевых действий изменились и цифры, и пропорции. Бостонский университет приводит такие данные: в 2019 году на Ближнем Востоке военных спецов было 53 тыс., а военнослужащих регулярной армии — 35 тыс. В 2020 году в одном Афганистане на 9,8 тыс. американских солдат приходилось больше 26 тыс. контрактников. Сегодня, по некоторым оценкам, в частных военных структурах по всему миру работает до 625 тыс. человек.

Американские спецназовцы тренируют афганских солдат в Кабуле, 2002 год
Американские спецназовцы тренируют афганских солдат в Кабуле, 2002 год (Фото: Scott Nelson / Getty Images)

К 2030 году общий объем рынка частных военных и охранных услуг может составить $457,3 млрд. Сами корпорации предпочитают называть своих сотрудников военными подрядчиками и нанимают на эти должности бывших военных, ветеранов боевых действий, спецназовцев, узких военспецов.

Им доверяют охрану политиков и других важных персон, обеспечение безопасности посольств в неспокойных странах, конвоирование заключенных, защиту кораблей от пиратов, сопровождение ценных грузов. А еще войну. 10% военных подрядчиков получают оружие и официальное право нажать на спусковой крючок. Все это означает, что в XXI веке война переходит на аутсорс.

Первой частной военной компанией принято считать Watch Guard International (WGI). Это «гражданская ветвь SAS» (Специальной десантной службы), созданная в Британии в 1967 году ветеранами спецслужб Дэвидом Стирлингом и Джоном Вудхаусом. В последний год конфликта в Южной Аравии (1963-1967 годы) WGI обучала солдат, доставляла провизию, защищала тыл — по сути, занималась любой военной работой, кроме прямого участия в боевых действиях. В своей последней колониальной войне Британия проиграла, потеряла около 200 своих граждан и вывела войска из Йемена осенью 1967 года. Несмотря на это, работой Watch Guard International английское правительство осталось довольно.

Дэвид Стирлинг с патрулем SAS в Северной Африке во время Второй мировой войны
Дэвид Стирлинг с патрулем SAS в Северной Африке во время Второй мировой войны (Фото: wikipedia.org)

Шкурный интерес или сколько стоит наемник

Первые большие деньги военные подрядчики получили в 1998 году, когда за $831 млн частная военная компания Vinnell Corp. взялась охранять нефтяные вышки и обучать солдат Саудовской Аравии.

Контракты от государств — самые крупные. Например, знаменитой американской Academi (более известна под своим предыдущем названием Blackwater) правительственные подряды приносят около 90% всей прибыли. В 2005 году после урагана «Катрина» ее бойцы охраняли правительственные здания за $240 тыс. в день. Годом ранее контракт на охранные услуги в Ираке, Афганистане, Боснии и Израиле позволил компании заработать $488 млн.

Обращаясь к «частникам», правительства решают как минимум две важные задачи:

  • не подвергают риску своих солдат;
  • официально не участвуют в тех конфликтах, где не хотят «светиться».

Правда, и об идейности таких бойцов говорить всерьез не приходится. Подрядчики сегодня воюют на стороне тех, кто платит.

Другие потребители военно-охранных услуг — крупные коммерческие структуры. Активную заинтересованность наемниками корпорации начали проявлять в начале 2000-х годов, когда их бизнес-интересы нуждались в защите в «очагах нестабильности». Услугами военных подрядчиков, например, американской DynCorp, даже пользовалась ООН. Зато от предложения других частных военных — например, южно-африканской Executive Outcomes — организация отказалась. В 1994 году за $120 млн компания обещала решить вопрос геноцида в Руанде. ООН на соглашение не пошла, в результате этнического конфликта в Руанде были убиты до 20% населения страны.

Военные подрядчики не имеют статуса военнослужащих, а значит, не могут претендовать на соответствующие государственные льготы, выплаты, пособия и пенсии
Военные подрядчики не имеют статуса военнослужащих, а значит, не могут претендовать на соответствующие государственные льготы, выплаты, пособия и пенсии

Что касается малого и среднего бизнеса — оплата военспецов такой фирме вряд ли будет по карману. За охрану крупного нефтяного месторождения сотрудник ЧВК получает до $6 тыс. в месяц. В Америке нанимают на работу контрактников, обещая от $300 до $750 в день или от $9 тыс. до $22,5 тыс. в месяц. Если работа выполняется близко к зоне боевых действий, то оплата посуточная — до $1,2 тыс. ежедневно. Для сравнения — рядовым американской армии положено жалование $1,5 тыс. в месяц, капитанам — $5 тыс.

Есть ли в России официальные наемники

Любой бизнес подчиняется юрисдикции той страны, в которой существует. В России военные частники формально вне закона. Наемничество запрещено статьей 359 УК РФ, ЧВК считаются незаконными организациями. Частичную декриминализацию ЧВК еще в начале 2018 года предлагал министр иностранных дел Сергей Лавров — с целью защиты прав россиян за рубежом.

Когда наемники приезжают в воюющее государство, отследить их крайне непросто. В такой стране чаще всего законы исполняются плохо, правоохранительные органы лишь номинальны, порядок отсутствует. Поэтому даже если сотрудников ЧВК задержат, фактически наказать их не получается. На сегодняшний день официальная позиция российских властей, озвученная пресс-секретарем президента Дмитрием Песковым, заключается в том, что в российском законодательстве понятие ЧВК как таковое отсутствует, но допускается существование частных охранных предприятий.

Многих фирм юридически не существует и судить о существовании таких теневых структур можно лишь косвенно. Как, например, о деятельности российской ЧВК Вагнера (название произошло от позывного основателя, бывшего бойца ГРУ Дмитрия «Вагнера» Уткина). Впервые о существовании «группы Вагнера» стало известно из материала петербургского издания «Фонтанка» осенью 2015 года, первое крупное расследование деятельности ЧВК Вагнера подготовили журналисты РБК в августе 2016 года. Русская служба BBC News перечисляет страны, где предположительно воевали «вагнеровцы»: Сирия, Судан, Центральная Африка, Украина, Ливия.

О частных русских военных заявляла Украина: якобы с ними в боях столкнулась украинская армия в Донбассе. Со второй половины 2015 года бойцы компании были замечены в Сирии и дважды участвовали в штурме Пальмиры в 2016 и 2017 годах. В 2019 году их предположительно привлекали для борьбы с повстанцами в Мозамбике, причем за услуги платили природным газом.

Фото из личного архива Марата Габидуллина, автора мемуаров о своей работе в ЧВК Вагнера
Фото из личного архива Марата Габидуллина, автора мемуаров о своей работе в ЧВК Вагнера

Зарубежные СМИ, в частности, немецкие Deutsche Welle и Bild, проводят целые расследования деятельности «группы Вагнера». В бундесвере подсчитали количество сотрудников — около 2,5 тыс. человек (фактически, полнокровная бригада). По выражению аналитиков центра Carnegie, «вагнеровцы» — это «тайная сила Кремля».

В 2016 году на протокольной видеосъемке с кремлевского спецприема для военных, отличившихся особым героизмом, корреспонденты «Фонтанки» опознали Уткина. С июня 2017 года он находится под санкциями США.

Последний крупный скандал с участием «группы Вагнера» — задержание 32 российских граждан белорусскими спецслужбами в канун выборов президента Белоруссии летом 2020 года. По версии республиканского КГБ, они как раз являлись «боевиками» ЧВК Вагнера. Две недели спустя по ходатайству генпрокурора России они были отпущены и вернулись в Россию. По словам Пескова, задержанные россияне в действительности были сотрудниками частной охранной фирмы и никакую противозаконную деятельность не вели.

Помимо «группы Вагнера», российской ЧВК также называют «РСБ-Групп» Олега Криницына. Компания занимается военным консалтингом и аналитикой, охраной сухогрузов и административных зданий, а также помогает в разминировании объектов инфраструктуры по всему миру.

Самые мощные ЧВК

Сегодня в мире существуют сотни частных военных компаний, история крупнейших из них — это ретроспектива всей отрасли. РБК Тренды подготовили справку о самых заметных из них.

Academi (бывшая Blackwater, входит в состав корпорации Constellis, США)

  • год создания — 1997;
  • основатель — бывший «морской котик» Эрик Принс;
  • количество сотрудников — 20 тыс.

Въезд на территорию тренировочного лагеря Blackwater в Иллинойсе, 2007 год
Въезд на территорию тренировочного лагеря Blackwater в Иллинойсе, 2007 год (Фото: Scott Olson / Getty Images)

«Мы идем туда, куда другие не хотят. Мы делаем то, что другие не могут» — этот девиз размещен на главной странице официального сайта. Blackwater — это, пожалуй, самая известная частная военная компания в мире. Не в последнюю очередь благодаря им военные подрядчики ассоциируются с этакими безбашенными авантюристами-наемниками.

Blackwater сменила вывеску после череды скандалов. В 2007 году на площади Нисур в Багдаде они якобы угодили в засаду и начали стрелять. В результате погибли 14 мирных жителей, включая двоих детей, еще 20 были ранены. Госдепартамент США открестился, заявив, что виноваты военные подрядчики и огонь они открыли без согласования.

В ходе последующих слушаний приводились такие цифры: Blackwater участвовали в 195 перестрелках в Ираке, в 163 случаях подрядчики первыми открывали огонь, не помогая раненым и не считая погибших. В 2009 году правительство Ирака запретило работу Blackwater в стране, а Госдеп США временно приостановил с ними сотрудничество. Виновные в расстреле мирных жителей были осуждены, но в декабре 2020 года американский президент Дональд Трамп их помиловал, и подрядчики вышли на свободу.

В том же году Эрик Принс собирался открыть новую ЧВК на Украине, запустить там завод боеприпасов и даже основать авиаконцерн. Планам помешало поражение Дональда Трампа на выборах: Принс так и не успел задействовать свои связи в администрации республиканцев.

G4S (ранее Group 4 Securicor, Великобритания)

  • год создания — 2004;
  • основатель — бывший агент ФБР Джордж Уокенхут;
  • количество сотрудников — 533 тыс.

Основной профиль многонациональной британской ЧВК G4S — охранные мероприятия. Эти подрядчики привлекаются в основном к охране банков, транспортировке заключенных, перевозке ценных грузов. По заказу правительства они обеспечивают безопасность официальных делегаций. В боевых столкновениях не участвуют (по крайней мере, замечены на поле боя они не были).

В 2012 году G4S стала крупнейшим европейским и африканским частным работодателем. Акции компании торгуются на Лондонской фондовой бирже.

В 2020 году правозащитники обвинили компанию в создании современных форм рабства, когда работников из Южной Азии и Восточной Африки заставляли платить до £1 775, чтобы получить работу в G4S. Чтобы не попасть в долговую кабалу, многие будущие охранники вынуждены были продать свои земельные участки на родине.

DynCorp (США)

  • год создания — 1946 (в современном виде в 1987);
  • основатели — группа пилотов Второй мировой войны;
  • количество сотрудников — 14 тыс.

В виде частной военной компании DynCorp появилась в 1987 году, хотя возникла гораздо раньше — через год после окончания Второй мировой войны. В то время она обслуживала ВВС США, предоставляла механиков, техников, служащих аэропортов. Уже потом ее спецы работали во многих горячих точках: Колумбии, Сомали, Боснии, Анголе, Кувейте, Гаити, Судане, Либерии и в других местах, где присутствовали США. В Афганистане подрядчики десять лет (с 2004 по 2014 год) охраняли президента страны Хамида Карзая, на которого постоянно совершались покушения.

DynCorp готовит военных разведчиков, учит солдат и военных логистов, обслуживает армейские базы, тушит лесные пожары
DynCorp готовит военных разведчиков, учит солдат и военных логистов, обслуживает армейские базы, тушит лесные пожары

Бойцы DynCorp замешаны во многих темных историях: от нецелевого использования денежных средств до наркоторговли и детской проституции. Human Rights Watch приводили доказательства продажи босниек в сексуальное рабство, в The Washington Post была опубликована история афганского подростка, нанятого наемниками для исполнения эротического танца, наконец куда-то пропал $1 млрд, выделенный на подготовку иракской полиции. Отчитаться за него DynCorp так и не смог. Однако поскольку основной заказчик DynCorp — ЦРУ, никаких серьезных уголовных дел возбуждено не было.

Aegis Defense Services (Великобритания)

  • год создания — 2002;
  • основатель — бывший шотландский охранник Тим Спайсер;
  • количество сотрудников — 5 тыс.

Aegis Defense Services работает с ООН, правительством США и нефтяными компаниями. И тут не обошлось без скандалов. В 2005 году видео, на котором подрядчики ADS стреляют в мирных граждан в Ираке, стало причиной двух расследований. В американском Госдепартаменте тогда заявили, что в опубликованных кадрах ничего не указывает на участие подрядчиков из ADS.

Конвой Aegis Defense Services едет через пустыню
Конвой Aegis Defense Services едет через пустыню

Частная война будущего

Частные военные компании изменяют представления о войне. Они допрашивают заключенных, ходят в разведку, обучают солдат и сражаются — делают все то, что раньше выполняли регулярные армии. Правозащитники говорят о приватизации войны, когда боевые действия переходят в частные руки. Но человечество, вероятно, так не почувствует большой разницы от того, кто ведет войну — наемники или правительственные войска. Война никогда не меняется.

Обновлено 15.07.2021
Главная Лента Подписаться Поделиться
Закрыть