Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

Зачем платить за воздух: выживет ли авторское право в цифровой экономике

Фото:jurgenfr / Shutterstock, Tingey Injury Law Firm / Unsplash
Фото: jurgenfr / Shutterstock, Tingey Injury Law Firm / Unsplash
Авторские права навечно или Creative Commons — РБК Тренды разобрались, почему идея интеллектуальной собственности противоречит цифровой экономике, и что с этим делать

С момента массового распространения широкополосного интернета споры вокруг эффективности механизмов авторского права не утихают. Авторы контента, а если точнее, его правообладатели, оказались перед лицом неожиданной уязвимости — уязвимости перед примитивной операцией «копипаста». И если бизнес сумел адаптироваться к этим трансформациям и научился монетизировать даже бесплатный контент, то правоприменительная практика так и осталась консервативной и реакционной.

С самого начала звучали призывы просто ужесточить закон о копирайте. В США более всех «отличился» Джек Валенти, бывший президент Американской ассоциации кинокомпаний, который заявил, что права на авторский продукт должны истекать на один день раньше, чем вечность. В итоге срок копирайта увеличили с 50 до 70 лет со дня смерти автора и приняли Digital Millenium Copyright Act — суровый закон, который позволил преследовать нарушителей не только за копирование авторского контента, но и за производство и распространение технологий для обхода цифровой защиты авторских прав.

Это вызвало цунами новых исков на многомиллионные суммы и спровоцировало целые патентные войны. Только в 2010 году Американская ассоциация издателей музыкальных произведений (NMPA) выдвинула иск против файлообменника LimeWire с требованием выплатить ей сумму в размере 75 триллионов долларов.

Тем же путем пошла Европа, где, несмотря на многолетние протесты, была принята директива о защите авторского права в интернете. Теперь, если пользователь интернет-платформы размещает у себя авторский контент, то собственники платформы обязаны отчислять правообладателю денежные выплаты. Причем в теории претензия к платформе может быть выдвинута даже за опубликованный мем, если правообладатель сочтет, что это нарушает его права. А о том, с каким рвением следит за распространением своего контента, например, тот же Disney, хорошо известно.

Все это способствовало сиюминутной защите правообладателей, но не привело к разрешению сути проблемы. Оказалось, что цифровизация стала не просто зеркалом обычной реальности, где нормы авторского права работают по аналогии с offline. Она сформировала совершенно новые способы социального взаимодействия. Новые пути распространения и генерации информации. Наконец, она создала совершенно новую экономическую модель, для которой существующие правовые нормы во многом оказались непригодны.

Внутренний конфликт: неконкурентные блага в цифровой экономике

Американский экономист и лауреат Нобелевской премии Пол Ромер еще на заре информационного капитализма выделил его ключевое отличие от капитализма традиционного. В исследовании «Endogenous Technological Change», которое было опубликовано в 1990 году, он показал: если традиционная экономика основана на производстве материальных вещей и оказании услуг, то цифровая экономика создает информационные продукты, которые априори лишены материальных характеристик.

Речь идет о том, что вещь совсем не то же самое, что файл. У файла нулевые предельные издержки, а у любой вещи такие издержки есть всегда. Более того, вещь, в отличие от файла, стареет, она занимает определенное место в пространстве, у нее есть четко очерченные физические границы и так далее. Иными словами: то, что работает для материального объекта, совсем необязательно будет так же применимо к объекту нематериальному.

«В экономике есть традиционное разграничение благ на конкурентные и неконкурентные. Конкурентные — это блага, которые стали «моими». Скажем, если я ем яблоко, никто другой больше не может его есть. Неконкурентные блага — это блага, которые потребляются совместно. Например, воздух или общественная безопасность. И вскоре оказалось, что и цифровые блага в рамках цифровой экономики являются неконкурентными. Но вместо того, чтобы распределять их свободно, на них по старинке стали налагать права собственности. Это и создало внутренний конфликт» — объясняет Иван Каменев, кандидат экономических наук, научный сотрудник Федерального исследовательского центра «Информатика и управление» РАН.

Фактически, цифровой капитализм привел к тому, что традиционное «владение» любой информацией, попавшей в интернет, оказывается под вопросом. Этот продукт не обладает стандартными материальными характеристиками и подчиняется другим экономическим законам, а значит и другим принципам рентабельности: ценным становится не одноразовое приобретение, а регулярный и свободный обмен.

Именно здесь и вскрывается неэффективность существующей системы авторского права. Ведь эти нормы не совпадает как с логикой цифровых технологий, так и с основаниями цифрового капитализма как такового.

«Например, в том же Тик-Токе используются фрагменты музыкальных произведений. Очевидно, что договариваться с каждым правообладателем отдельно о том, чтобы использовать десятисекундный кусочек его песни — это просто нереальные трансакционные издержки, — замечает Алина Акиншина, генеральный директор компании «Онлайн Патент». — Поэтому становится ясно, что чем больше создается контента, тем проще и пластичнее должны быть механизмы защиты авторских прав».

Почему авторское право не работает в сетевых сообществах

Другое революционное изменение, к которому традиционная интеллектуальная собственность также оказалась непригодна, произошло уже на уровне социального взаимодействия в сети. Одним из первых эту трансформацию описал Йохай Бенклер, бывший профессор права в Йельском университете. В книге The Wealth of Networks он пришел к выводу, что сетевая экономика создает новый тип «творческого общества».

Благодаря дешевым и мощным технологиям средства производства цифровых продуктов оказались в руках миллионов людей. Сегодня почти каждый может начать вести свой блог, создать фильм, написать музыку — и при этом собрать огромную аудиторию, минуя традиционных посредников.

Это привело к появлению нерыночных механизмов, которые заработали в экономике, основанной на «солидарности»: «Теперь намного больше ценностей может создаваться индивидами, которые взаимодействуют друг с другом в социальном плане, в качестве социальных существ, а не в качестве участников рынка, взаимодействующих посредством ценовой системы».

Детальное описание характеристик этого нового цифрового общества есть в докладе «Авторское право в Интернете», подготовленном сотрудниками Института проблем правоприменения. Они отмечают, что регулярный обмен авторскими произведениями в сети происходит потому, что пользователи образуют специфическое «сетевое сообщество», которому свойственны такие практики:

  • осуществлять обмен в форме дарения, а не продажи
  • контактировать только с лично знакомыми людьми
  • выстраивать диалог на основе предпочтений внеэкономического характера: например, на основании симпатии или сходства вкусов
  • в основе взаимодействия придерживаться принципа «безопасность прежде всего»

Такие характеристики противоречат принципам интеллектуальной собственности — и в том, как циркулирует контент, и в том, какое к нему сформировалось отношение. Цифровые технологии вызвали переоценку ценностей, наделив информацию безграничной свободой и построив на этой основе новый, горизонтальный тип коммуникации.

Еще в XIX веке Пьер Жозеф Прудон в своем сочинении «Литературные майораты» поставил идею интеллектуальной собственности под сомнение именно потому, что она противоречит как экономической, так и юридической логике. Философ считал, что с экономической точки зрения продукт, созданный автором, может быть оплачен только один раз, после чего он должен быть отчужден в пользу общества. Ведь тот же литературный труд — это нематериальный продукт и не может защищаться правом обычной собственности по аналогии. А с юридической точки зрения само понятие интеллектуальной собственности просто абсурдно, ведь автор создает свое творение не в вакууме, а опираясь на культуру и традиции общества, в котором живет. «Они [авторы] увидели, выразили то, что уже было в мысли общества», — писал Прудон.

 

«Для индустриальной эпохи было характерно производство материальных объектов и концентрация капитала в определенных «узлах»: цехах, заводах, студиях, — резюмирует Яков Лазарев, старший консультант практики интеллектуальной собственности и информационных технологий Юридической компании «Каменская & партнеры». — Революционность нашего времени в том, что эти постулаты теряют свою актуальность. Для производства контента сейчас практически не нужны дополнительные ресурсы. Материальность объектов — тоже под вопросом, как и грань между идеей и ее реализацией. Любой может взять телефон, снять видео и тем самым создать контент, объект прав».

Как можно реформировать авторское право

Профессиональные юристы, критикующие авторское право, уже давно предлагают самые разные способы его реформирования. Например, судья Верховного суда в США Стефан Бейер полагает, что можно вернуться к средневековой практике, когда сами авторские права законодательством не охранялись, но авторы получали единоразовое вознаграждение.

Ричард Столмен, основатель движения свободного ПО, стоит на более радикальной позиции и считает, что институт интеллектуальной собственности просто себя изжил. В одной статье он отметил, что авторское право не является чем-то естественным. Его необходимо рассматривать как сделку между авторами и обществом, где «общество поступается определенными свободами в обмен на большее количество опубликованных произведений, доступных ему».

Например, в век печатного станка простой читатель не мог скопировать книгу. Это мог сделать только издатель. И общество «уступало издателям свободу копировать книги»в обмен на доступ к копиям. Но сегодня, когда копирование осуществляется практически мгновенно, эта сделка должна быть пересмотрена просто потому, что почти каждый член общества с легкостью и выгодой для себя может делать копии.

Лоуренс Лессиг, профессор права в Гарвардском университете, предлагает смотреть на авторское право с позиции ценностей свободной культуры, а не «собственнического фундаментализма». Лессинга не устраивали аргументы ни сторонников максимального копирайта («все права защищены»), ни тех, кто выступает за его полный демонтаж («никакие права не защищены») — поэтому он основал организацию Creative Commons.

Цель Creative Commons — создание прослойки осмысленного копирайта поверх доминирующих ныне крайностей. Лицензии Creative Commons позволяют свободнее пользоваться цифровым продуктом, причем степень этой свободы может определить сам автор контента. Лессиг считает, что такой подход критичен для научно-технологического и социального развития — будущее за беспрепятственным распространением информации.

Тем не менее, эксперты полагают, что в обозримом будущем ни государства, ни крупные компании не пойдут на радикальное изменение принципов авторских прав. На это указал, в частности, и юрист Яков Лазарев: «Да, есть «первые ласточки», которых можно увидеть уже сейчас. Например, сервисы и инструменты, адекватные реализации и защите прав в интернете: антипиратское законодательство, сервисы по фиксированию содержания сайта и автоматизированному поиску нарушений в интернете. Создаются и публичные реестры авторских прав, в том числе на технологии блокчейн. Но сам переход к новой концепции авторских прав, если и произойдет, то скорее в виде медленной и максимально безболезненной трансформации».

Следующий материал: