Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

На пути к глобальному миру: как медиа задают ценности

Фото: Unsplash
Фото: Unsplash
О том, как медиаиндустрия работает с ценностями и запросами потребителей и как автоматизация влияет на трансформацию парадигмы

На финальной встрече в рамках конференции TV2B Петр Шепин, коммерческий директор «Первого канала», специалист по Латинской Америке и историк, и Александр Нечаев, заместитель генерального директора «ВГТРК», программный директор канала «Россия-1», философ, обсудили, как происходит формирование новых экономических ценностей, при чем здесь экономика впечатлений и почему медиа в России уникальны.

Новая парадигма: почему глобальный мир — это утопия

Изменение ценностей — это слишком большой шаг, который кажется почти невозможным в краткосрочной перспективе: история показывает, что ценности меняются только через несколько поколений. Совершить подобный скачок может помочь технологический прогресс. Необходимо углубиться в изучение и разработку искусственного интеллекта, сделав его равным человеку, превратить мысли людей в алгоритмы, которые можно будет хранить в банке данных.

Тем не менее, на короткие сроки ценности могут не только претерпевать изменения, но даже смещаться в противоположную сторону. Сейчас, говорит Александр Нечаев, такое происходит в США: там общество постепенно переходит от индивидуализма и капитализма к справедливому разделению прав и капитала.

В любом случае, современный мир диктует свои правила: ценность приобретает любое мнение, авторитетность постепенно стирается. Нечаев сравнил трансформацию медиа с реформацией Католической церкви, на основе которого сформировалось протестантство. Тогда, согласно тезисам Мартина Лютера, в процессе общения между индивидом и высшим существом не должно быть посредника — сакрализованная каста священников была больше не нужна. Такой взгляд полностью поменял парадигму: оказалось, что человек — хозяин своей судьбы, а хорошей жизни не стоит стесняться. Конечно, в современном мире все обстоит немного иначе, но все-таки посредника между адресатом медиасообщения и его создателем, вроде обозревателя или журналиста, практически нет. Петр Шепин добавил, что, как и в XVI—XVII веках, современное общество атомизировано, и в конечном итоге это приведет к его пересборке.

В начале 2000-х годов люди надеялась на изменение ценностей в сторону потребления и глобального мира. Казалось, что границы между странами сотрутся, а автоматические переводчики нивелируют проблему коммуникации. Но произошел обратный процесс: чем больше люди сталкивались с простым потреблением, тем сильнее становилось их желание определить себя через иные способы идентификации, вроде этнических, конфессиональных, государственных и гендерных в том числе. В то же время нельзя исключать из внимания разрыв в цивилизационном развитии стран, который тормозит появление глобального мира.

Корпоратократия: чем опасна монополизация медиарынка

Может показаться, что современный мир действует по законам корпоратократии. Крупные компании накапливают большое количество материалов и ресурсов, в том числе человеческих, и создают контент, с помощью которого захватывают внимание пользователей. Корпорации становятся больше, покупая другие компании, которые производят контент и работая над расширением уже вместе с ними. Например, Amazon объявил о покупке кинокомпании Metro-Goldwyn-Mayer, владеющей франшизой Джеймса Бонда. В связи с этим правительства устанавливают определенные рамки национальных и интересов, а антимонопольные ведомства следят за тем, чтобы рынок оставался конкурентным.

Монополизация информационного рынка может быть опасной. Как только одна компания занимает доминирующую позицию, именно она начинает формировать повестку, создавая «пузырь», из которого людям, потребляющим контент, достаточно сложно выбраться.

В любом случае, никто не знает, как формируется лента новостей, и эта неизвестность — хорошая почва для конспирологов. Когда люди начинают доверять недавно появившимся социальным сетям точно так же, как крупным каналам с большой историей, появляются новые, опасные, инструменты манипуляции. Конечно, это связано и с развитием технологий, позволяющих задействовать дипфейки, нейросеть, синтез речи зачастую в целях создать какой-то конфликт.

Помимо этого, Нечаев считает, что экстерриториальные медийные компании создают среду, в которой процветает унификация: один продукт становится доступен всем. В такой ситуации у людей возникает обратная реакция, происходит толчок к культурному протекционизму. Страны начинают заниматься защитой своих ценностей, культурной самобытности и ментального кода.

Вопрос доверия: почему телевидение остается востребованным

Александр рассказал, что телевидение в России — это площадка, которая за счет контента объединяет жителей многонациональной и большой страны. То есть, телевидение здесь отвечает за формирование общего культурного информационного пространства.

В общем понимании телевидение все еще остается привычным источником информации, который объясняет наглядно и доступно. Это стало особенно заметно в период пандемии 2020 года. Телевидение не только дает картинку и историю, но объясняет, интерпретирует и рассказывает, как дальше с этим жить. Более того, в рамках телевидения действует сильное законодательство, которое регулирует то, что пойдет в эфир. Именно поэтому в ближайшем будущем профессия журналиста или обозревателя никуда не исчезнет — людям все еще нужен человек, которому они будут доверять, считает Александр.

Экономика впечатлений: как реклама работает в России

Слово «реклама» произошло от латинского «reclamo», означающего «громко орать». История глагола связана с тем, что чтобы обратить внимание на свой товар, древним римлянам приходилось привлекать покупателей криком: кто громче описывал преимущества того, что лежит на прилавке, тот получал прибыль. Сейчас никто уже не кричит в классическом понимании, но установка контакт с потребителем все равно считается основной потребностью производителей товаров и услуг. Современному человеку важно, чтобы то, что он получает, органично вписывалось в его повседневность, мировоззрение и соответствовало образу его мышления. То есть, на первый план выходит имидж.

Персонализация становится основным инструментом рекламы. То же происходит со всей медиасредой: контентмейкеры стремятся сформировать свой язык, найти тот самый способ коммуникации с клиентом. Но здесь у России свой путь: как считают эксперты, в нашей стране автоматизация почти невозможна — люди в любом случае будут собираться своими группами, и чем сильнее вызов, тем больше стремление образовать коммьюнити, следовать замыслу.

Проблема инвестиций: уроки ушедших стартапов

Большинство инвестиций в медиа происходят без гарантии на возврат, а все из-за того, что влияние на популярность продукта оказывает аудитория. MeSpace и Clubhouse оказались слабыми проектами для борьбы в цифровом пространстве. Хотя, как считает Шепин, Clubhouse все-таки принес свой вклад в представление об утилизации контента: не обаятельно сохранять информацию в медиапространстве, можно дать ей возможность исчезнуть навсегда. Александр же считает, что в любом случае данные, которые попадают в сеть, остаются там навсегда.

Обновлено 24.09.2021
Главная Лента Подписаться Поделиться
Закрыть