Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

ПМЭФ-2021: самые яркие и важные цитаты форума

Фото: Владислав Шатило / РБК
Фото: Владислав Шатило / РБК
В подборке РБК Трендов — самые яркие цитаты первого постпандемийного форума в Петербурге о будущем технологий и нашего общества

Будущее электронной коммерции

Татьяна Бакальчук, гендиректор Wildberries

«Как показал 2020 год, очень сложно что-то загадывать. Ты что-то запланируешь, а потом прилетит «черный лебедь» или стая «черных лебедей», и ты должен перестраиваться.

Еще до этого, два года назад, мы занялись поддержкой малого бизнеса: снижали комиссию, запускали обучающие курсы. Как результат, за полгода с конца 2020 по середину 2021 года число наших продавцов удвоилось до 200 тыс. И очень интересно анализировать, кто же выбился в лидеры роста. Это никакие не известные бренды, а полный «ноунейм». И стратегии развития бренда у них нет, а называются они... в общем, люди ничего не знают про маркетинг. Но шьют простые вещи, причем здесь, в России».

Владимир Ильичев, замглавы Минэкономразвития России

«Один из самых обсуждаемых вопросов здесь — налогообложение отрасли и введение цифрового налога. По моему мнению, рано или поздно весь мир придет к необходимости обложения налогом цифровой передачи — как это назвать — товаров, услуг, технологий и так далее».

Андрей Слепнев, член коллегии (министр) по торговле Евразийской экономической комиссии

«Конечно, традиционные правила мировой торговли имеют к e-commerce слабое отношение. Представим, лет через 15 мы с вами решили купить кроссовки. Как это будет происходить? Покупаем приложение, закачиваем ее в свой 3D-принтер, который стоит где-нибудь на балконе, заливаем туда кашу и идем спать. Утром просыпаемся — кроссовки готовы!

Отсюда возникают вопросы о том, что в международной торговле будут значить пошлины, техническое регулирование, права интеллектуальной собственности и многое другое».

Алексей Иванов, директор Института права и развития ВШЭ — Сколково

«E-commerce демократизирует отрасль, вводя в бизнес большое количество новых игроков: мелких поставщиков малых предприятий и самих потребителей, которые лучше транслируют спрос. Но как и любая рыночная среда, она склонна к монополизации, и худшее, что может произойти, мы сейчас видим на примере Китая и Alibaba — контроль спроса. То есть, платформы аккумулируют энергию рынка и фактически начинают этот рынок формировать.

Алгоритмы, таргетированная реклама, приоритизация в выдаче предложений и многое другое — сейчас мы видим это не только в Китае. Схожие вопросы возникают и к Amazon, есть ряд кейсов и в Европе.

Образ 2025 года — это борьба с той рыночной силой цифровых платформ электронной коммерции, которую мы получили как раз через демократизацию торговли. Вообще, это нормальная логика развития капитализма: изначальный выброс рыночной энергии аккумулируется несколькими мощнейшими игроками, которые затем вырастают настолько, что устанавливают свои правила, изменить которые государство и общество почти не в состоянии».

Фото:Pexels
Что такое e-commerce и как устроена онлайн-торговля

Креативные индустрии

Сергей Капков, директор Центра исследований экономики культуры, городского развития и креативных индустрий экономфака МГУ

«Креативные кластеры для Москвы — это новая промышленная политика города. Посмотрите на советские предприятия: тот же ЗиЛ уже не актуален, а территории после него остались большие. И туда пришли новые люди, которые создают новую экономику. Вопрос в том, чтобы и в регионах, хотя бы в 15 городах-миллионниках, создавались эти кластеры, которые можно потом масштабировать по всей стране. Если на местах не создавать условий, амбициозные и образованные люди уедут в Москву. Власти в регионах должны это понимать.

Надо обсуждать не креативные индустрии, надо обсуждать креативную экономику, в которой прибавочная стоимость формируется интеллектом и творчеством людей».

Илья Чукалин, гендиректор Фонда президентских грантов

«В городах много инициативных людей, которые хотят, чтобы их малая родина развивалась, молодежь не уезжала в Москву. И они берутся за проекты, улучшающие в городе самочувствие, назовем это так. Потому что когда у тебя все уныло, и вдруг появляется что-то яркое, хотя бы несколько муралов на трехэтажных домах, самочувствие в городе уже лучше, и это очень важный эффект.

У нас в фонде есть методика оценки социального эффекта таких проектов. Мы попробовали мерить результаты в том числе тем, сколько бы это стоило, если бы это были не активисты, а госпрограмма. Оказалось, что люфт очень большой. Есть примеры восстановления культурного наследия в рамках как раз формирования этих пространств. Как правило, это проекты регионального значения, средств на них из бюджета вообще не выделяется. В итоге мы видим, что приведение объектов в приличное состояние и создание кластеров на их базе стоило совершенно небольших денег. Если бы это делало государство, это бы заняло пять лет, а расходы были бы в десятки раз больше».

Фото:Олег Яковлев / РБК
Новое восприятие пространства: семь трендов в общественной и личной среде

«Зеленые» технологии

Николай Шульгинов, министр энергетики России

«Есть такие прогнозы как увеличение к 2050 году спросу на электроэнергию в 2–2,5 раза. За такими амбициозными планами и прогнозами в тени остаются вопросы, которые требуют решения и которые хотелось вынести на краткое обсуждение. Дело в том, что генерация ВИЭ (возобновляемых источников энергии. — РБК Тренды) нестабильна и носит непредсказуемый или малопредсказуемый характер и использовать ее в управлении режимом энергосистемы в реальном времени, конечно, невозможно. Для интеграции ВИЭ в энергосистему нужно масштабное сетевое строительство. По оценкам, этот объем строительства должен быть в два раза выше к 2040 году, чем то, что построили на сегодня за 130 лет».

Фото:PA Wire / ТАСС
Когда Россия заменит уголь и газ энергией солнца и ветра

Социальная ответственность бизнеса

Александр Семин, режиссер и креативный продюсер социальных проектов

«Раньше бренды избирали своей основной целью продажи, но теперь они активно включаются в социальную повестку и пытаются не просто продать свой продукт, но и участвовать в изменении мира. Например, Volvo переформатировала свой основной рекламный посыл о безопасности пассажиров, сделав упор на безопасность своих автомобилей еще и для планеты, выпустив электромобили. Или Heineken, которые теперь разрушают в своей рекламе гендерные стереотипы, рассказывая о том, что многие девушки любят пиво, а мужчины — изысканные коктейли. Это в итоге наглядно демонстрирует эволюцию общества потребления к обществу участия».

Сергей Капков, директор Центра исследований экономики культуры, городского развития и креативных индустрий экономфака МГУ

«Все люди хотят быть хорошими, но не все готовы тратить на добрые дела много времени. Поэтому уберизация благотворительности — это важный тренд, и те, кто его успел подхватить, показывают колоссальные успехи. Яркий пример — приложение «Помощь» Никиты Кукушкина. С одной стороны, он решает проблему помощи пожилым людям, которая волнует очень многих людей, а с другой стороны — делает ее легкой, в один клик».

Ян Яновский, соучредитель фонда «Друзья»

«Очень важно выстроить прочный мост между НКО и бизнесом. То, что мы сегодня находимся на ПМЭФ и обсуждаем эту тему — показатель того, что этот мост уже есть. Но это дорога с двусторонним движением — фонды должны научиться упаковывать свои предложения для бизнеса, а также презентовать свой опыт государству. Для этого мы основали Московскую школу профессиональной филантропии — здесь мы учим лидеров НКО взаимодействовать с партнерами и представителями власти, профессионально выстраивать внутренние процессы, стратегию и, конечно же, коммуникации. Если фонды не будут становиться системными и устойчивыми, то никакой креатив тут не поможет».

Фото:Shutterstock
«Быть в помощь»: как бренды выстраивают свою социальную роль

Обновлено 07.06.2021
Главная Лента Подписаться Поделиться
Закрыть