Читайте РБК без баннеров

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

Сильвиу Попович — РБК: «Из огромного количества мусора получится золото»

Фото: Владислав Шатило / РБК
Фото: Владислав Шатило / РБК
Главный исполнительный директор «PepsiCo Европа» Сильвиу Попович — о том, что такое социальная ответственность бизнеса и зачем компаниям стоит развернуться в сторону «зеленой» экономики
Время на чтение: 15–18 минут

Сильвиу Попович отвечает за бизнес PepsiCo в Европе. Ранее он возглавлял PepsiCo в России, на Украине и в странах СНГ. До 2013 года Попович занимал должность генерального директора «Вимм-Билль-Данн Продукты Питания».

К 2050 году количество отходов во всем мире вырастет в два раза. Такими данными поделились эксперты Всемирного банка. При этом Россия поставила перед собой масштабную цель — отправлять на сортировку 100% отходов. Сейчас же 90% мусора отправляется на свалки.

— Вы участвовали в панельной сессии «Формирование экономики замкнутого цикла в России. Как экологическая повестка изменит производство и потребление» в рамках ПМЭФ-2021 вместе с представителями власти. Как считаете, бизнес и власть разговаривают на одном языке?

Этот форум всегда был великолепной возможностью для того, чтобы бизнес и государство встречались и разговаривали обо всех проблемах. Диалог получился реально очень хорошим. Я участвую в форуме пятый или шестой раз. После ПМЭФ мы всегда прогрессируем. Но этот год был особенным: тематика изменилась. Например, раньше обсуждения вопросов экологии и устойчивого развития не проходили на таком высоком уровне.

— Да, повестка вышла на государственный уровень.

Это большой шаг вперед. И мы очень рады, что сейчас на это обращают внимание. У нас много планов по изменениям в России. Мы считаем, что любая ответственная компания обязана учитывать влияние, которое она оказывает на природу и общество. Любое производство должно не только минимально влиять на окружающую среду, но и положительно влиять на общество.

«Сейчас же все изменилось: мы занимаемся бизнесом и устойчивым развитием. Теперь это интегрированный подход»

— Ваша компания давно и плотно в «зеленой» повестке. Что значит «ответственность компании»?

Для нас устойчивое развитие (sustainability) это не что-то новое. Но сегодня требуется больше усилий в этом направлении, чем когда-либо. В рамках стратегии устойчивого развития мы развиваем три направления:

  1. Positive agriculture (устойчивое земледелие) — вести сельское хозяйство так, чтобы не нарушать экологическое равновесие.
  2. Positive supply chain (устойчивая цепочка поставок) — производить продукцию этичным и ответственным способом.
  3. Positive choices (правильный выбор) — помогать потребителям сделать лучший выбор для них самих и для будущего планеты.

Изменения рецептуры нашей продукции, подходов к упаковке и к самой работе наших предприятий все это об устойчивом развитии. К примеру, сейчас у нас есть обязательство по снижению уровня выбросов парниковых газов на 40% к 2030 году, а к 2040 году мы должны стать углеродно-нейтральными. И эти изменения очень важны. Раньше компании в первую очередь делали бизнес. В рамках предприятия существовал отдельный департамент, который занимался проектами в области устойчивого развития. Сейчас же все изменилось: мы занимаемся и бизнесом, и устойчивым развитием в равной степени. Теперь это интегрированный подход. Мы понимаем, что устойчивое развитие потребует серьезных финансовых вложений, но эти инвестиции принесут компании пользу в долгосрочной перспективе.

Фото:Iva Rajovic / Unsplash
Зеленая экономика Что такое устойчивое развитие?

— Если говорить об инвестициях, изменил ли коронавирус планы компании?

Да. COVID-19 стал причиной масштабного кризиса во всем мире. Но если для профилактики новой коронавирусной инфекции вакцину создали, то для сохранения окружающей среды вакцины не существует. Вот она — большая разница. Если человечество не предпримет никаких серьезных шагов, то через 20, 30, 50 лет станет причиной большой катастрофы. COVID-19 помог осознать этот факт и ускорил процесс по переходу к устойчивому развитию. Я очень рад, что сейчас так много энтузиазма, инвестиций и внимания к этой теме.

— Ваша компания как-то пересматривала объем инвестиций на 2020 и 2021 годы? Если пандемия стала неким толчком для того, чтобы больше и плотнее смотреть в сторону «зеленой» экономики, корректировали ли планы?

Инвестируем больше, чем планировали до этого. Недавно мы объявили, что к 2022 году в девяти странах Европы при производстве бренда Pepsi будут использованы бутылки, созданные из 100% переработанного пластика (rPET). Увеличив инвестиции, мы уже в нескольких странах разливаем бренды Tropicana, Naked и Lipton в упаковку из 100% rPET.

Сильвиу Попович
Сильвиу Попович (Фото: Владислав Шатило / РБК)

— К 2025 году компания планирует полностью перейти на перерабатываемую или биоразлагаемую упаковку. Как далеко вы сейчас от этих целей в Европе и в России?

Ситуация различается от страны к стране и зависит от многих факторов. Но точно могу сказать, что к 2025 году мы достигнем поставленной цели. В Европе уже сейчас более 80% нашей упаковки являются перерабатываемыми, компостируемыми или биоразлагаемыми. В России этот уровень пока ниже — порядка 70%. Есть сложности, и нужно будет найти решения. К примеру, есть сложности с правильной переработкой упаковки от снеков и картонной упаковки для напитков (например, тетрапак), которых много в портфолио российской PepsiCo. Здесь пока нет инфраструктуры сбора и сортировки такого вида упаковок. Нам нужно объединить свои силы с государством и другими заинтересованными компаниями, чтобы найти решение.

«Наша задача заключается в том, чтобы сделать продукт лучше, полезнее и вкуснее»

— Какие инициативы в области устойчивого развития компании приоритетны?

В начале разговора я выделил три основных направления в нашей работе: устойчивое земледелие, устойчивые цепочки поставок и правильный выбор. Остановлюсь чуть подробнее. Мы очень много делаем для развития сельского хозяйства. К примеру, используем молоко, картофель, подсолнечное масло и другие ингредиенты только от местных поставщиков. Мы также работаем над тем, чтобы сократить выбросы CO2. В Европе на производство сельскохозяйственного сырья для нужд PepsiCo приходится около 40% выбросов парниковых газов, относящихся к компании.

Фото:РБК
Зеленая экономика PepsiCo займется «устойчивым земледелием» и поддержкой фермеров

— У нас в России почти 50%.

Да, причем почти 25% выбросов от общего количества парниковых газов, связанных с нашими цепочками поставок в России, приходится на производство молока. Сейчас мы изучаем, как можно уменьшить этот показатель. В России уже ведется работа над созданием стандартов благополучия животных с целью снижения выбросов за счет улучшения здоровья стада. Что касается выращивания сельскохозяйственных культур, мы всегда очень плотно взаимодействовали с поставщиками, помогая им лучшими практиками и инструментами. Например, наша технология точного земледелия iCrop позволяет использовать меньше удобрений и воды и при этом повышать качество урожая. Еще у нас есть специальная программа, которая помогает контролировать количество воды при поливе. Все это помогает не только увеличить производительность, но и улучшить качество продуктов.

Второе — это устойчивая цепочка поставок. Мы берем некую сельхозпродукцию, перерабатываем, получаем готовую продукцию и затем грузим ее в грузовик. Он везет ее на склад, потом продукция отправляется к клиентам. Мы анализируем всю эту цепочку и находим решения, как уменьшить углеродный след, потребление воды, электроэнергии, газа и так далее. В Европе уже в 12 странах наши предприятия работают на 100% возобновляемой электроэнергии. Заводы в России тоже пойдут по этому пути. К примеру, на одном из них мы планируем установить солнечные панели. Скоро в Новосибирске появится один из самых современных в мире заводов. Проект завода учитывает наилучшие доступные решения, чтобы минимизировать использование энергии и воды и сократить количество отходов. Кстати, при принятии решения о строительстве завода в Сибири одним из ключевых факторов был расчетный уровень выбросов СО2. Правильно выбранное местоположение позволит сократить выбросы от транспорта, задействованного в нашем снековом бизнесе, на 10%.

Есть, конечно, и проблемные места, с которыми мы пока не справились. Пока не решен вопрос, как снизить уровень загрязнения от используемого нами транспорта. Эта работа должна вестись и нами, и государством. Мы ждем появления электрических или водородных грузовиков. Когда все появится и станет масштабируемым, можно будет инвестировать в разработки, которые позволят снизить выбросы СО2. У PepsiCo в Европе на транспорт приходится 10–15% выбросов парниковых газов в зависимости от страны.

Фото:Shutterstock
Зеленая экономика Углеродный след: что каждый должен о нем знать

И третье направление — это правильный выбор (positive choices). Компания постоянно стремится к тому, чтобы улучшать свой продукт. Нам хочется, чтобы потребитель мог выбирать более полезное. Так, у нас есть Pepsi Max без сахара. Пока что в России напитки с сахаром пользуются большей популярностью. Но мы хотим, чтобы потребители выбирали более полезные варианты. Вот еще пример — у нас есть запеченные чипсы Lay’s «Из печи». В них на 50% меньше жира, чем в обычных Lay’s. Через несколько лет большинство наших продуктов будет содержать меньше сахара, соли или жиров, чем сейчас. По опросам, потребители голосуют за вкус и отдают предпочтение более здоровым альтернативам. Но когда в реальности человек идет в магазин или ресторан, он ведет себя несколько иначе. Это факт. Поэтому наша задача заключается в том, чтобы сделать продукт лучше, полезнее и вкуснее.

Вот эти три ключевые идеи показывают, что наш бизнес сводится не только к созданию рабочих мест и уплате налогов. Мы хотим помогать обществу, в котором живем.

«У России много возможностей. Здесь есть все»

— Какие источники возобновляемой энергии доступны в России?

В России их очень много. Все ГЭС — это возобновляемая энергия. Их много, и они существуют уже давно. Все зависит от территории. Где-то можно использовать солнечную энергию, а в других местах — ветряки. У России много возможностей. Здесь есть все.

— Мы уже говорили, что для переработки ПЭТ-упаковки нет инфраструктуры. Сколько займет времени формирование этой инфраструктуры для грамотной переработки? И может ли случиться такой же скачок, как, например, на рынке платежных карт, где сейчас Россия опережает многие развитые страны? Может ли подобное произойти в «зеленой» экономике, в устойчивом развитии?

— Думаю, что да. Чтобы этот скачок случился, нужны примеры. Сейчас в мире существует много интересных практик, из которых можно выбрать подходящий вариант. Важно не забывать, что Россия — это большая страна. Если мы очень хорошо поработаем вместе с бизнесом, производителями, ретейлерами, компаниями, которые вывозят мусор, то прогресс в этом вопросе неизбежен.

Сейчас видим несколько направлений, в сторону которых можно двигаться. К примеру, в последнее время я выступаю за то, чтобы внедрить депозитную систему. Это когда потребители, покупая товар в упаковке, могут потом сдать тару и получить обратно ее залоговую стоимость. Мы росли на подобной системе: и в Румынии, где я вырос, и в СССР люди сдавали бутылки. Сегодня можно установить фандоматы в каждом супермаркете. Сдавая упаковку, покупатель будет получать деньги или бонусы. В Норвегии, Финляндии и Германии депозитная система отлично себя оправдывает. Но такая система работает в основном для сбора пластиковой упаковки и стеклянной тары. Со сбором других материалов могут возникнуть сложности. Но это вопрос времени. Решения найдутся.

Фото:Namitha Hebbar / Shutterstock
Зеленая экономика Инновации мусорного сектора: фандоматы, датчики и умная сортировка

Если депозитная система появится, то в лесах и парках больше не будут выкидывать бутылки. Люди будут ценить их. Отходы — это огромный источник сырья. Надо просто немного разобраться, и из огромного количества мусора получится золото.

— Как считаете, государство должно как-то мотивировать бизнес в этом случае? Какие-то поощрительные меры для бизнеса должны быть?

— Мотивационная система с четкими показателями может быть полезной. Обязательно нужны правила игры, которые как раз государство должно разрабатывать совместно с бизнесом. Например, вторичный оборот бумаги работает не потому, что был приказ. Просто это экономически выгодно. С алюминием такая же ситуация. Люди собирают алюминиевые банки, потому что знают, что на этом можно зарабатывать. По каждому типу упаковки и виду отходов нужно создать работающий цикл. Если он появится, бизнес потом сам для себя все сделает.

«Я считаю, что, когда есть хорошая морковка, всё начинает двигаться, и кнут не требуется»

— Да, но на создание цикла тоже нужно мотивировать, и эта инфраструктура же просто так не образуется.

— Я считаю, что ошибочно полагать, что появление законов поможет строительству инфраструктуры. Приведу несколько примеров. Во-первых, важно понимать, как работает цепочка по каждому типу упаковки. Если есть разумные цифры, цикл начинает работать. Например, сейчас экосбор за 1 т алюминия составляет $30. Но алюминий переработчики все равно заберут, потому что им это выгодно. Эти деньги лучше платить за пластик или тетрапак, так как у них меньше технических решений и они более дорогие. Обеспечить раздельный сбор упаковки «тетрапак» сложно и недешево, его не везде перерабатывают. Во-вторых, если создать закон о депозите, то система заработает. Но деньги должны возвращаться без НДС, а с людей, сдающих тару, не нужно брать никаких налогов. Вот как раз этот вопрос уже решает не индустрия, а государство.

Фото:Shutterstock
Зеленая экономика Что такое тетрапак и как правильно его использовать

То есть я считаю, что не государство должно тратить деньги на создание инфраструктуры, а индустрия должна инвестировать. Нам просто нужно помочь — нужна полная прозрачность, честный и экономически обоснованный расчет затрат, то есть необходимо установить четкие правила игры.

И еще один важный факт — производители, ретейлеры, мусоросортировочные и мусороперерабатывающие компании должны действовать в одном направлении и понимать потребности друг друга. Например, наши маркетологи разработали бутылку Mountain Dew из ярко-неонового пластика. Она очень круто смотрится на полке. Но ярко-неоновый пластик намного сложнее переработать. И если на переработку привезут бутылки неонового пластика вперемешку с обычными, переработчик может не принять всю партию. Так что мы приняли решение от этих бутылок отказаться. Если мы не понимаем влияния маленьких решений маркетолога на всю цепочку, то ничего не добьемся. Поэтому и нужно помочь в этом вопросе. Я считаю, что, когда есть хорошая морковка, все начинает двигаться, и кнут не требуется.

— Вы сказали, что сейчас активно продвигаете идею депозита. Это на законодательном уровне?

— Нет, это новая идея. Но мы начали обсуждать депозитную систему с ведущими российскими розничными сетями и видим от них положительный отклик.

— То есть просто как идею озвучиваете, но на законодательном уровне пока не продвигаете?

Пока нет.

— Но готовы, я так понимаю?

Пока нельзя говорить, что это структурная законодательная инициатива. Есть идея. Индустрии необходимо провести исследование, которое покажет целесообразность, необходимые затраты, то, как депозитная система может работать совместно с созданием РОП. После этого запустить пилотный проект. Если пилотный проект сработал, можно выходить на законодательный уровень. Подготовка и разработка закона могут занять три года. На запуск уйдет еще три.

Фото:Bloomberg
Зеленая экономика Как государству продвигать экологическую повестку

— Шесть лет — это как-то очень много.

Если мы хотим это сделать, начинать надо достаточно быстро.

— PepsiCo объявила, что полностью перейдет на перерабатываемую, компостируемую или биоразлагаемую упаковку к 2025 году. Чем эти планы обоснованы? В каких случаях вы используете стеклотару? Я понимаю, что это в основном HoReCa. Может быть, лучше перейти на стекло, чем использовать ПЭТ?

Стекло это очень хорошая упаковка с точки зрения воздействия на окружающую среду и контроля над выбросом парниковых газов. Особенно хороша возвратная тара, когда одну бутылку используют многократно. Но если тара невозвратная, на ее переработку уходит больше энергии, чем на переработку ПЭТ, и выбросы СО2 будут выше. Второй минус стекла — вес. Ретейлеры не любят стекло из-за дополнительных логистических затрат.

В любом случае не нужно изобретать велосипед, все решения уже существуют, нужно просто их внедрить и обеспечить высокий уровень переработки. Возвратная тара — это то направление, которое определенно стоит развивать. И конечно, нужно, чтобы при производстве использовалось больше вторичного пластика. И еще нужно думать, как уменьшить количество упаковки. В России есть много хороших примеров. К примеру, до сих пор в супермаркетах продаются конфеты на развес. Знаю, что есть сеть небольших магазинов под названием Zero Waste. Там можно купить продукты без упаковки. Но вот как масштабировать эту практику — большой вопрос, это не всегда реалистично. Упаковка очень важна для качества продуктов. Благодаря упаковке продукт может храниться дольше, упаковка защищает его от воздуха, солнечного света, чужих рук — всего, от чего он может потерять свои свойства. Важно своими идеями не создавать проблем потребителям. Потребители хотят комфорта.

Обновлено 17.06.2021
Главная Лента Подписаться Поделиться
Закрыть